Уничтожение золотой элиты Алании-Осетии

Меч

«Духовно-нравственное развитие народа невозможно без наличия элиты. Общество начинает подражать элите, в случае её исчезновения или подмены народ деградирует».

 

В истории Алании-Осетии, вторая половина девятнадцатого, начало двадцатого веков характеризуется расцветом культуры и литературы. Титаны эпохи осетинского возрождения, вбирая  в себя основы миропонимания народа ценой огромных усилий визуализируют его в поэзии, живописи, музыке, драматургии. Наш короткий рассказ повествует о трагической судьбе некоторых из них.

Основоположником осетинской художественной литературы по праву считается Коста Леванович Хетагуров (Хетӕгкаты Леуаны фырт Къоста). Он родился 15 октября 1859 г. в семье офицера русской армии. Жизненный путь великого поэта, по словам самого Коста, был посвящён трём видам деятельности – живописи, поэзии и борьбе с притиснением осетин и других народов Кавказа.

 Литературный талант Коста уникален. Он – поэт, прозаик, драматург, публицист. Его творчество тесно связано с жизнью народа. Главная тема его произведений – судьба Осетии, её трудное вхождение в мир свободы, равенства и прогресса (Блиев М.М., Бзаров Р.С. История Осетии. Владикавказ, 2000). Перу гения принадлежит философская пьеса «Дуня». «Дуня» – пьеса о вечных ценностях и вечных вопросах (смысл жизни, место человека, цель человеческой жизни). Литературными критиками эта пьеса поэта ставится в один ряд с произведением М. Горького «На дне». Развитие этого жанра дало толчок русской литературной и кинематографической драматургии. Вклад Коста Хетагурова, как в отечественную, так и всероссийскую литературу неоценим.

 Коста за свою якобы «революционерскую» деятельность подвергается ссылкам и заключениям, что в конечном итоге предопределило его ранний уход из жизни.

 Еще одним титаном в истории осетинской интеллигенции является Цоцко Бицоевич Амбалов (Æмбалты Бицойы фырт Цоцко).

 Цоцко Амбалов был одним из виднейших представителей осетинской дореволюционной интеллигенции; он принадлежал к учительскому крылу этой интеллигенции, колоритной личностью и пользовался большой популярностью не только среди интеллигенции, но и среди широких масс осетинского народа. Цоцко имел весьма привлекательную наружность, обладал статным стройным станом, всегда строго подтянутый, носил национальную форму, которой остался верен до конца своих дней (Соттиты Р. Æмбалты Цоцко. «Удварны хæзнатæ». Дзæуджыхъæу, 2009 ).

 Амбалов знал восемь языков, преподавал в Ленинградском государственном университете. В 90-х годах XIX века передовая осетинская интеллигенция при активном участии Ц. Амбалова организовала Книгоиздательское общество, которое принесло огромную пользу в деле издания произведений осетинских писателей. Именно благодаря ему увидели свет сборник стихов «Осетинская лира» К. Хетагурова, поэма «Афхæрдты Хæсанæ» А. Кубалова, сборники стихов, сказок, пословиц. Немало усилий приложил Ц. Амбалов и для организации выпуска осетинского периодического печатного органа. 23 июля 1906 года вышел первый номер первой осетинской газеты «Ирон газет» («Осетинская газета»). Это стало эпохальным событием в истории Осетии. К сожалению, в то смутное время печатным изданиям не суждена была долгая жизнь. «Ирон газет» постигла та же участь. Через месяц после выхода девятого номера она была закрыта.

Неудивительно, что Цоцко Амбалов, как и сотни других деятелей осетинской интеллектуальной элиты был репрессирован в 1937 г.

 Другого осетинского гения, Махарбека Сафаровича Туганова (Тугъанты Сафары фырт Махарбег), постигла не лучшая судьба.

 Махарбек Туганов одним из первых проиллюстрировал эпический памятник устного народного творчества осетин  Нартовский эпос. Высказывание, найденное в огромном социально-сетевом поле отражает его бесценный вклад в историко-культурный прогресс осетинского народа: «Туганов подарил духовный ключ к хромосомному замку осетин — единственный и безотказный. Врезавшись, как Сослан на стреле, в эпос, он черпал из него, чтобы воссоздать корневые типажи, корневые характеры, становой хребет народа скальной твёрдости!».

 Вот как оценивает творчество Туганова, художник В. Цагараев: «Махарбек Туганов в первой половине ХХ века осознал и заложил, как тайнопись, в свою картину идею всенародной гармонии, актуальную и сегодня» (Цагараев В.А. Золотая яблоня нартов. Владикавказ, 2000).  Но, несмотря на огромный вклад Махарбека в культурное возрождение народы, его работы ждала печальная участь.

 В начале 20 столетия погибает часть работ художника во время разгрома его дома. Помимо картин, этюдов и зарисовок исчезают ценнейшие записи фольклора, исторические документы, фамильный архив. Вот, как описывала несправедливость вокруг работ Махарбека Туганова Вера Плиева: «Туганов рассказывал историю гибели своих фресок на тему нартовских сказаний, созданных еще до революции у себя в доме, на родине. Вскоре после установления Советской власти дом Тугановых превратили в сельсовет или контору, не помню. Тогда-то и уничтожили фрески: их выбили молотком, и не оказалось рядом человека, кто бы спас уникальное творение» (Махарбек Туганов. Статьи, воспоминания, письма. Цхинвал, 1986.).

 В тот же период появляется человек, который заговорил о вкладе предков осетин в мировую историю и культуру. Имя этого человека – Сослан Алимбегович Темирханов (Темырханты Алимбеджы фырт

Сослан). Офицер высшего ранга, награждённый многими орденами, не только проявил невероятную отвагу на полях сражений, но и

первым написал книгу об истории Осетии – «Иры Истори».

Книга «Иры Истори» («История Осетии») вышла в 1913 году отдельным изданием на осетинском языке. Экземпляр этой книги экспонируется в музее краеведения г. Моздока. Шедевр Темырханты Сослана является невероятным для своего времени научным подвигом. В ней автор подробно освещает прошлое осетинского народа. Приведу высказывание доктора исторических наук, профессора Ю.В. Хоруева: «Вано Темирханову следовало ещё при жизни поставить памятник только за то, что он первым на осетинском языке написал историю Осетии». В современной Алании мало найдется исследователей, которые бы так глубоко чувствовали национальную мифологию и язык.

Пройдя через горнило двух войн он пал жертвой репрессий передовой осетинской интеллигенции 20-30-х гг. XX столетия. О невиновности Вано (Сослана) свидетельствует сохранившееся его письмо к сестре и постановление президиума Ставропольского краевого суда от 16 января 1989 года о его реабилитации. Однако уже в наши дни (07.04.2011 г.) Сослан Алимбегович Темирханов за национальное самосознание был обвинен аланофобами в буржуазном национализме, возвеличивании осетин. Его удивительная книга «Иры Истори», переизданная небольшим тиражом в 1994 г., была ими изъята из книжных магазинов г. Владикавказа. Примечательно, что человека обвинили в национализме за то, что он изложил исторические факты и посвятил книгу исследователю Всеволоду Федоровичу Миллеру. Приведенные исторические материалы, свидетельствующие о целенаправленном изничтожении наиболее просвещенной части нашего народа являются общеизвестными. Однако им так и не была дана соответствующая правовая и общественная оценка. Удивительно, но аланский (осетинский) народ по сей день находится в полной неосведомленности о том, кто конкретно творил беззакония, в отношение его национальной элиты в первой половине XX столетия. Если имена безвинных жертв нам хорошо известны, то имена их палачей умышленно замалчиваются.

Очевидно, что до тех пор, пока палачи аланского (осетинского) народа и их потомки будут «купаться в лучах славы», а их жертвы, находиться в забвении, Дамоклов меч репрессий будет висеть над нашими головами.

 

Азамат ТЫБЫЛТЫ

№1(13), июнь – август 2018 г.

Join the discussion

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *