Скифский проект Сталина

СТАЛИН

ПОСВЯЩАЕТСЯ 140-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И. СТАЛИНА

Неисчислимые жертвы человечества (более 71 млн. чел.) и беспримерный героизм советских людей в годы Второй мировой войны вывели ее в разряд самой героической по трагизму из всех войн в истории. Над всей этой величайшей героической драмой XX столетия возвышается грандиозная фигура Верховного Главнокомандующего Вооруженных Сил Союза ССР, Генералиссимуса Дзугаты Бесойы фырт Сосо – Сталина (см. иллюстрацию). Возглавив в 1924 г.  Россию, которая к тому периоду времени не имела общепризнанных государственных границ, национального хозяйства, суверенной финансовой системы, грамотного населения, он к началу 50-х годов превратил ее в индустриальную сверхдержаву СССР с высокообразованным народом, занимающую одну шестую часть суши Земли и оказывающую решающее влияние на межгосударственные, международные отношения. По существу, им в чрезвычайно короткие по историческим меркам сроки была воссоздана Евразийская держава по образу и подобию державы североиранцев киммеро-скифо-сарматской эпохи. Другими словами Сталиным был полностью восстановлен государственный суверенитет страны, утраченный задолго до его прихода к власти.

Кем был этот незаурядный человек – красным императором, сконцентрировавшим в своих руках огромную власть; скрытым мистиком, магнетически воздействовавшим на своих современников? Или, быть может, он был зашоренным фанатиком, насаждающим коммунистические идеи? Колоссальное количество опубликованных на сегодняшний день научных, научно-публицистических работ, посвященных этим глубинным вопросам, так и не дали на них вразумительного, достоверного ответа. Между тем, ответ на них во многом дает его родословная, а также ставшие историческими Военный Парад (7 ноября 1941 г.) и Парад Победы (22 июня 1945 г.), прошедшие в Москве и то, что им предшествовало.

Фамильное имя Дзугатæ (русск. – Дзугаевы, груз. – Джугашвили, англ. – Dzugaty) происходит от одного из колен иронского («осетинского») царского дома – Сидамонтæ [1]. Вскрывая смысловую подоснову этого имени, следует расставить все точки над «i». Применительно к социуму иронский («осетинский») термин дзуг обозначает объединение, сообщество. Соответственно дзуга – вождь, пастырь, правитель. Местом локализации этой фамилии в средневековье считается высокогорное селение Цамад (ирон. – Цъамад), расположенное в Туалгоме (Центральная Алания/Осетия). Расширительное толкование сакронима Tual (Туал) позволило исследователям интерпретировать его следующим образом: Tual > Taw + Wal > Сила Высшая > Восходящая Сила Духа [2], [3]. Именно здесь в высокогорьях Центральной Алании и сегодня располагаются главные сакральные культовые центры североиранцев – кувандоны, т.е. места торжественного гимнотворения народа ир. Они по форме стилистически представляют собой зиккурат. Сюда за духовными знаниями на протяжении многих тысячелетий стекаются паломники со всего индоевропейского мира.

Согласно Е. Г. Пчелиной право совершения священного ритуала на одном из главных святилищ Центральной Алании – Мигъдау (по В. И. Абаеву – Божество всех Божеств) относилось к прерогативе фамилии Дзугатæ. Таким образом, древность фамилии посвященных Дзугатæ (Дзугаевы, Джугашвили, Dzugaty) и царской родословной Сталина уходит своими корнями во времена безраздельного господства в Евразии, не знающих рабства североиранцев. Последние на авансцене мировой истории выступали под различными именами ир, ас, алан, роксолан, яс, скиф, сармат, языг, гимири, аорс, массагет, сака, осетин и др. Экзоэтноним «осетин» («Осетия»), восходящий к грузинской форме овс (ос) и славянской форме яс впервые появляется в историографии лишь входе присоединения «Осетии» к Российской империи (первая половина XVIII столетия). Сами же они себя исторически именовали и именуют сегодня иронами (Ир) или аланами (Алания), от др.-ирон. aryana (Aryanam), авестийского airyana, др.-индийск. arya. То есть с историко-этимологической точки зрения ирон – арий – алан являются тождественными понятиями.

Яркое представление об архетипе этого народа дает его участие в войнах, которые вела Россия со второй половины XVIII столетия и по настоящие время. Вот как об этой героической странице отечественной истории восторженно повествуют русские генералы: И. Ф. Тутолмин: «Этот народ (осетины) заслуживает из ряда вон выходящей награды своею безупречною, безграничною храбростью. С первого шага за Дунай, с 22 июня, они открыли для кавказской бригады целый ряд дел с неприятелем, полной безупречной отваги, и собственной кровью значительно более других оросили путь от Дели-Сула через Градешти до самого Самовида и оттуда через Плевно до окопов Ловчи»; М. Д. Скобелев: «Вообще, поведение осетинского дивизиона по беспримерному самоотвержению и рыцарской храбрости выше всякой похвалы» [4].

По этим основаниям Главнокомандующий Дунайской армией Великий князь Николая Николаевича Романов, в своей телеграмме обратился к наместнику Его Императорского Величества на Кавказе Великому князю Михаилу Николаевичу Романову со следующей просьбой: «С разрешения государя, пишу тебе просьбу выслать  осетин, сколько можно с лошадьми.  Осетины   герои,  каких   мало, дай мне их побольше. Прошу выслать как можно скорее.  Осетины  так воевали, что буду просить им Георгиевского знамени» [5]. Восхищение ир-ас-аланскими («осетинскими») всадниками представителей царского дома Романовых обусловило их включение в состав элитного воинского подразделения – Собственный Его Императорского Величества Конвой.  Примечательно, что данное гвардейское подразделение, значительно пережившее царскую армию и Монаршую семью, формально просуществовала в эмиграции до 1990 г., когда скончался последний старший офицер Конвоя уроженец Алании («Осетии») – Мистулов (Мыстулаты) Эльмурза Дзанчекоевич.

К октябрю 1917 г. по удельному количеству генералов (37), кавалеров Георгиевского креста (379), офицеров (2588) аланы значительно превзошли все остальные народы Российской империи. Зеркальное повторение этого феноменального исторического достижения, не укладывающегося в привычные обывательские представления о воинском долге, произошло в годы Советской власти. Проявив массовый героизм на фронтах Великой Отечественной войны, они вновь взошли на Олимп Воинской Славы, став достойными продолжателями Великой ратной традиции североиранцев.

Официальные цифры, подтверждающие сказанное просто ошеломляют. Из 90 тысяч ушедших на фронт (1941 – 1945 гг.) представителей этой небольшой по численности нации погибло более 45 тысяч, т.е. каждый второй; пали смертью храбрых семь братьев Газдановых и Кобегкаевых; шестеро братьев Хестановых, Темировых; пятеро братьев Токаевых, Каллаговых, Гуриевых, Тургиевых, Бясовых, Болоевых, Сеоевых, Дзоблаевых, Тахоховых, Бароевых, Басаевых, Вазаговых, Дигуровых, Кесаевых, Дзебоевых; 52 семьи в Северной Осетии потеряли по 4 сына; 35-ти воинам было присвоено звание «Герой Советского Союза» еще 36-ть воинов были представлены к этому высокому званию, но по субъективным причинам его не получили; 35-ти офицерам были присвоены генеральские звания [6]. Величины приведенных показателей в удельном отношении являются самыми высокими среди всех народов СССР.

Особо следует отметить, что дед И. Сталина организовывал восстания  и вел непримиримую борьбу с грузинскими феодалами, которые заручившись поддержкой царской администрации на Кавказе, пытались незаконно распространить свою власть на южных алан («осетин»). К сожалению, многим из этих планов суждено было сбыться. Здесь важно то, что демонстрируемое родом Дзугатæ свободолюбие, неприятие несправедливости стало одной из характерных черт, будущего лидера мировой сверхдержавы.

Без метафизической составляющей невозможно в полной мере понять мир большой политики. Ярким тому примером является многогранная, многоликая, порой мистическая фигура И. Сталина. Данная сторона архетипа Иосифа Виссарионовича, наложившая свою родовую печать на всю его политическую биографию, была проявлена еще при его рождении. Оставляя за скобками все те оскорбительные характеристики, которыми многочисленные недруги Сталина наградили после его смерти, его родителей следует сказать следующие. В 1879 году в семье Бесо Дзугаты был рожден мальчик, которого нарекли именем Сосо. Он стал третьим долгожданным ребенком, поскольку два первенца семьи скоропостижно скончались в младенчестве из-за болезней. Новорожденный тоже постоянно болел и был настолько слаб, что многие считали его нежильцом. Никто не мог помочь отчаявшимся родителям и тогда отец семейства вместе со своими родственниками отправился к высокогорному аланскому («осетинскому») святилищу – Джеры Уастырджи Дзуар [6]. На арбе к святилищу был привезен и сам больной малыш. Совершив традиционный ритуал жертвоприношения ягненка, над тремя сакральными аланскими пирогами мужчинами были вознесены торжественные гимны Джеры Дзуару, чтобы он ниспослал выздоровление Сосо. Уже на следующий день мальчик себя почувствовал значительно лучше и вскоре пошел на поправку. Так, хтонические темные силы не устояли против небесной силы Золотого Уастырджи, патронирующего Аланию с незапамятных времен. Они выпустили юную жертву из своих цепких, казалось бы, смертельных объятий.

Считается, что с этого момента Джеры Дзуар стал небесным покровителем мальчика, которому суждено было со временем превратится в исполина мировой политики. Ряд информаторов в своих мемуарах, воспоминаниях сообщают о том, что в спальной комнате Сталина до конца его земной жизни на стене висела простенькая вырезка из журнала, на которой была изображена девочка, держащая на руках белого овна. Никто не мог понять особой привязанности хозяина к этой незамысловатой иллюстрации. Вместе с тем, здесь, конечно же, мы имеем дело с глубоким пониманием Сталиным духовной традиции своего народа, в которой белый овен символизирует Ирон Фарн (др.-ирон. – xνarәnah) – воплощение животворящей силы Солнца, божественного огня, приносящего богатство, власть и могущество, дающего небесную силу и небесную благодать. Надо думать, что именно эта властная сила, полученная им свыше заставляла его политических оппонентов, соратников по партии испытывая неподдельный мистический восторг стоять перед ним на вытяжку держа руки по швам.

Туганов М. С. "Пир нартов" (1947 г.). Центром священодействия выступает танец мистерия солнцеликого нарта Сослана, на краях сакральной, указующей  Чаши Уацамонга
Туганов М. С. «Пир нартов» (1947 г.). Центром священодействия выступает танец мистерия солнцеликого нарта Сослана, на краях сакральной, указующей Чаши Уацамонга

Помимо имени, данного представителю рода Дзугатæ при рождении – Сосо (уменьшительно-ласкательное от ирон. – Сослан) он сам, как известно, нарек себя вымышленным именем – Сталин (1912 г.). Данное символическое «перевоплощение» произошло на  33-ем году жизни будущего Верховного Главнокомандующего Вооруженных Сил СССР. Исследовавший этнографические, мировоззренческие корни сталинской диалектики М. Вайскопф [8], убедительно показал, что, во-первых, этот выбор был сделан отнюдь не случайно; во-вторых, средой извлечения столь необычного псевдонима выступил широко известный на Кавказе Нартский эпос «…восходящий именно к осетинской модели». Здесь исследователь провел прямую этногенетическую связь последних с ираноязычными скифо-сарматами. В Иронской Нартиаде стальной нарт Сослан выступает наиболее яркой ипостасью Солнца. По мнению Вайскопфа: «Имя Сталин было идеальным совмещением Сослана со Сталью».

По воспоминаниям домочадцев И. Сталина, людей из его ближайшего окружения, он свою единственную дочь Светлану зачастую ласкательно называл Сатáнкой (Шатáнкой). Непосвященному это имя ничего сказать не может и только люди знакомые с персонажами Иронской Нартиады с легкостью распознают в Шатáнке имя великой прорицательницы нартов – Шатáны. Она выступает еще и в роли охранительницы очага большого дома нартов. Без этого сакрального символа, чьим геометрическим кодом выступает восьмиконечная звезда невозможно представить себе жизнь нартовского сообщества.

В ярких тонах о мировосприятии и этнической («осетинской») принадлежности И. Сталина писали как его соратники, так и идеологические противники. Здесь достаточно вспомнить и о «широкой груди осетина» О. Мандельштама (стихотворение «Кремлевский горец»), и о «По взглядам он был марксистам, по чувствам и духовным потребностям – сыном осетина Бесо из Дидо-Лило», «…грубая неотесанная фигура, как и все осетины, живущие в высоких кавказских горах» Л. Троцкого-Бронштейна (книга «Сталин»). В том же ряду стоит руководитель Коминтерна Г. Зиновьев, называвший Сталина «кровавым осетином» (журнал «Октябрь», 1988 г.) и другие видные деятели большевистской партии (Г. Бухарин, Л. Каменев). Грузинские писатели Г. Робакидзе, И Иремишвили (1932, 1933 гг.) в своих произведениях объясняли якобы грубый, жестокий характер Сталина его осетинским происхождением. В подтверждение этого один из них писал: «Горцы Осетии известны своими вендеттами». То есть, люди, непосредственно знавшие Иосифа Виссарионовича, не делали из его «осетинского» происхождения никакой тайны. Причем последний никогда эти высказывания своих современников о себе не опровергал.

Вторит выше приведенным свидетельствам профессор филологии Оксфордского университета Б. Унбегаун писавший в своей книге «Русские фамилии» (1989 г.) [9] о том, что Джугашвили – это грузинская фамилия осетинского происхождения. И это только малая часть свидетельств об этнической принадлежности Сталина к аланскому («осетинскому») народу. Мы здесь преднамеренно не приводим многочисленные работы аланских исследователей, которые вполне закономерно пришли к тем же выводам по данному вопросу.

О глубинном проникновении И. Сталина, еще в юном возрасте, в сакральные смыслы Иронской/Арийской Нартиады, о его духовном родстве с заключенными в ней знаками, символами и именами, о его слитности с героикой североиранского мировоззрения свидетельствует отданное им прямое указание партийному руководству Северной Осетии (1942 г.) – незамедлительно организовать сбор устных сказаний о деяниях нартов (детях Солнца) и опубликовать их сводный литературный текст. Казалось бы, страна живет в максимальном напряжении всех своих сил, еще далека от своего завершения Сталинградская битва, положившая начало «коренному перелому» в Великой Отечественной войне, а Верховный главнокомандующий ставит столь неординарную задачу. В этом решении, приведшему к изданию Иронского Нартского эпоса (1946 г.) [10] во всей своей полноте проявилась специфика этнопсихологии И. Сталина, в основе которой лежала героика исторического наследия североиранского суперэтноса (киммеро-скифо-сармато-алан). Таким нетривиальным способом им был открыт широкий доступ к священным текстам Иронской Нартиады как для граждан возрождающейся «скифской державы», так и для всего человечества.

Соответственно, для представителя царского дома Сидамонтæ, как и для всех представителей ир-ас-аланского народа Россия никогда не выступала в качестве чужой территории. Она закономерно олицетворялась и олицетворяется ими сегодня с прародиной предков, останки которых покоятся в священных курганах от северного Китая до Карпат. Сказанное распространимо и на Закавказье, поскольку, как известно, представители скифо-сарматских родов, а именно – Фарнаваз, Саурмаг, Асфагур, Фарсман и др. [11] выступили основателями царских династий в южных областях Алании, одна из которых сегодня именуется Грузией (Картли). Выше изложенное совершенно естественно привело Сталина к восприятию России не в качестве некого придатка Востока или Запада, а в качестве самодостаточной и самоценной Евразийской державы.

Поэтому проводимую им на протяжении 30-ти лет государственную и международную политику следует условно обозначить новым политологическим понятием «Скифский проект Сталина». Реализация этого проекта предполагала построение общества равных возможностей, через формирование культурной и социальной полифонии народов Евразии, что полностью соответствовало традициям североиранского мира и, соответственно, его мировосприятию. Решению этой глобальной задачи и посвятил всего себя И. Сталин. Таким образом, важно не то, какое окончание было у фамилии (Джугашвили), которую носил политик И. Сталин, а то, кем он был по-своему психотипу, какие ценностные ориентиры двигали его поступками, что в итоге и предопределило общую модель его поведения.

В этой связи отметим, что проведенное под его руководящим началом обобществление основных средств производства в рамках СССР, в равной мере, как и повсеместное упрочение власти Советов народных депутатов не являлось для него неким откровением. Все эти преобразования базировались на формах народовластия, которые исторически были присущи североиранцам (ир-ас-аланам). Как известно ключевое место у них занимало и занимает сегодня народное представительное территориальное собрание «Ныхас», то есть «Совет». Данный исторический опыт народа ир,  не раз, спасавший его в годы былых лихолетий, и был распространен Сосо Дзугаты Сталиным на 1/6 часть суши Земли в ходе строительства новой скифской державы. Сказанное явилось одной из первопричин стремительного взлета представителя скифского царского рода на вершину государственной власти России.

 Взяв за основу универсальную трехфункциональную структуру устройства иронского/арийского общества [12], в которой нет места ростовщическому капиталу, торгашеству, он ее воссоздал в рамках СССР. Именно эта социальная пирамида: просветители – рождающие смыслы; войны – несущие охранительную функцию; общинники – создающие материальные блага была им выстроена в ходе революционных преобразований бывшей Российской империи. Отсюда проистекает его неустанная системная работа по совершенствованию политического управления, науки и образования (страта просветителей), укреплению армии и флота (страта воинов), развитию производительных сил и производственных отношений (страта общинников). Так, по лекалам пращуров ир-ас-алан Сталин воспитал нового «советского человека», построил уникальное для XX столетия «советское общество». Центральное место в нем, как ни странно это будет звучать, занимала не марксистско-ленинская идеология, тем более не библейская догматика с ее либеральным подтекстом, а иронский/арийский культ Солнца и Героев.  Только в таком обществе могла родиться популярнейшая песня «Пусть всегда будет Солнце» (1962 г.), содержащая следующие незабываемые слова: «Солнечный круг, Небо вокруг… Пусть всегда будет Солнце, Пусть всегда будет Небо… Солнце – навек! Счастье – навек! Так повелел человек».

Сам же Сталин, пройдя, в соответствии с ир-ас-аланской идеологемой Дзæуæггаг, все ступени духовного роста, соединил в себе выше обозначенные три функции став Ироном, т.е. Бессмертным. Бесспорным подтверждением последнего явилась формализация в годы тяжелых испытаний (1941 – 1945 гг.) в одном лице (И. Сталина) страты просветителей  – Секретарь Центрального Комитета ВКП(б), страты воинов – Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР, Председатель Государственного комитета обороны СССР, страты общинников – Председатель Совета народных комиссаров СССР. Осуществленная им на этой священной иронской/арийской основе абсолютизация власти и привела советский народ к Великой Победе. Надо полагать, поэтому с каждым годом во всем мире усиливается неподдельный интерес к политическому наследию самого выдающегося государственного деятеля прошедшей эпохи – Сталина, его «Скифскому проекту».

28 октября 1941 г. в Кремле И. Сталин перед командным составом ВС СССР поставил вопрос: «Скоро годовщина Октябрьской революции, парад в Москве будем проводить?» [13]. Вопрос был настолько неожиданным, что никто из генералов не нашелся, что на него ответить. И только после того, когда Сталин в третий раз уже рассерженным голосом задал тот же вопрос, все присутствующие единодушно согласились: «Да, конечно, это поднимет дух войск и тыла!» Военный Парад на Красной площади состоялся в то время, когда отборные войска Вермахта рвались к Москве (7 ноября 1941 г.). Союзническая пресса писала по этому поводу: «Организация в Москве обычного, традиционного парада в момент, когда на подступах к городу идут жаркие бои, показала всему миру, что Москва стоит и будет стоять непобедимо… Организация в Москве парада представляет собой великолепный пример мужества и отваги, является свидетельством изумительной силы сопротивления России».

Юон К. Ф. "Парад на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 г." (1942 г.)
Юон К. Ф. «Парад на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 г.» (1942 г.)

Удивляет то, что мысль о проведении Военного Парада пришла не генералитету советской армии, а Сталину, своим решением продемонстрировавшим глубокое понимание природы войны. Особо отметим, что это, для многих алогичное решение, было буквально срисовано И. Сталиным с эпической жизни вечно воинственных нартов (детях Солнца), для которых героическое начало являлось альфой и омегой существования. Так наглядно в экстремальных военных условиях была проявлена особенность этнопсихологии натуры Верховного главнокомандующего. Здесь он выступил в новой для себя ипостаси – Бога Войны, тем самым начертав очередную героическую страницу в летописи великих воинов света Иров-Асов.

В 1945 г. вновь по предложению Верховного главнокомандующего в Москве прошел Парад Победы. Данный Парад, ставший своеобразной квинтэссенцией глобальной военно-политической катастрофы, втянувшей в свою орбиту 62 государства из 73 существовавших на тот момент (80 % населения Земного шара), во многом проявил скрытые смыслы, лежащие в ее основе. Он подобно лучу Солнца пробившемуся из-за свинцовых туч, нависших в тот день над Красной площадью, на миг  еще более ярко высветил истинное лицо И. Сталина, его внутренний метафизический мир.

 «Я слишком стар, чтобы руководить военным парадом. …Принимать Парад Победы будет маршал Жуков, а командовать парадом маршал Рокоссовский» [14]. Этими скупыми словами Верховный главнокомандующий напутствовал своих маршалов летом 1945 г. Соответствующий приказ за №370 был опубликован 22 июня 1945 г., то есть, день в день начала Великой Отечественной войны [15]. Несмотря на то, что, Вторая мировая война была войной «моторов», тем не менее, по личному указанию Верховного главнокомандующего этот торжественный воинский церемониал выпестованные им Маршалы СССР провели верхом на боевых скакунах.

Парад Победы,  Москва 22 июня 1945 г.
Парад Победы, Москва 24 июня 1945 г.

Примечательно то, что принимавший Парад Победы Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, проехал по Красной площади на белом коне. Согласно многотысячелетней культурной традиции ир-ас-алан конь белой масти – символ бессмертного Солнца, божественного Света и Царской власти. Такой арийский солярный символ был противопоставлен Сталиным левосторонней свастике, под которой сражались поверженные войска нацистской Германии. Тем самым, символьным языком всему миру была наглядно продемонстрирована всепобеждающая сила божественного арийского Света над силами Тьмы. То есть и в этот праздничный для большинства жителей планеты Земля день им велась незримая экзистенциальная битва с вселенским Хтоном.

Если 7 ноября 1941 г., взойдя на трибуну Мавзолея Ленина, Сталин, подобно стальному нарту Батразу, которого Ж. Дюмезиль отождествлял с его мечом и грозовым богом [12] посылал войска в огненное жерло войны, осеняя их именами героических предков, то через пять лет, летом 1945 г., он, подобно скифским жрецам на вершинах степных пирамид (священных курганов), управляющих величественными ритуалами в честь Всепобеждающего Солнца, невозмутимо взирал с того же мавзолея на марширующие перед ним, овеянные боевой славой полки. Все сошлось в одной символической точке, в центре воссозданной им «скифской державы» – священный курган (зиккурат) и его главный служитель. Именно к подножию мавзолея, архитектурно представляющему собой зиккурат, по его личному распоряжению были брошены 200 склоненных к земле знамен и штандартов поверженных армий третьего Рейха (см. иллюстрацию).

Хмелько М. С. "Триумф победившей Родины" (1949 г.). Парад Победы, Москва 22 июня 1941 г.
Хмелько М. С. «Триумф победившей Родины» (1949 г.). Парад Победы, Москва 24 июня 1945 г.

Одержанная им в тот памятный день триумфальная метафизическая Победа явилась реальностью только для небольшого круга посвященных. Она стала своеобразным терновым венцом Великой Отечественной войны, источающим священную кровь павших героев, среди которых был и его сын. Сказанное полностью соотносится с данными священного календаря иронов (Табуйаг Ирон Мæйрадуаг), согласно которому на день летнего солнцестояния – 22 июня (начало третьей декады июня)  приходятся одни из самых почитаемых народных праздников Хуыцау дзуар, Реком, Уацилла с обязательными культовыми приношениями Единому Богу – Творцу Вселенной, всем светлым, солнечным силам.

Бесчисленные жертвы лучших сынов Отчизны, принесенные на алтарь Великой Победы; белый конь, как инкарнация образа Солнца; реющее на древке, подобно Скифскому Дракону, Красное Знамя Победы и опущенные штандарты Вермахта; священный зиккурат, как материализация древней арийской/иронской модели мироздания; возрожденный североиранский культ героических предков – все это звенья священной Золотой Цепи, выкованной иронами в доисторические времена на бескрайних просторах Евразии. Очевидно, что с подачи Верховного главнокомандующего эти сакральные обрядово-ритуальные атрибуты и действа, исторические основания которых уходят в североиранский мир, обусловили придание Великой Отечественной войне, Военному Параду и Параду Победы священного статуса в глазах всего советского народа.

Устойчивость заложенной  священнодействием Сталина летом 1945 г. социокультурной матрицы не может не поражать. Последнее наглядно проявилось в ходе проведения  9 мая всероссийской (международной) акции «Бессмертный полк» (2015 – 2019 гг.), которая чудесным образом всколыхнула наследников Великой Победы, проживающих на всем постсоветском пространстве от океана до океана. Само время оказалось не властно над их памятью, впитавшей главную идейную составляющую Парада Победы – Жить ради Подвига. Именно эта духовная константа человечества, выступающая краеугольным камнем древнего иронского/арийского мировоззрения Ирон Æгъдау, и была ритуально воспроизведена Сосо Дзугаты – Сталиным в ходе комментируемых торжеств. Поэтому ничего, более героического и эпического чем Сталинская эпоха тысячелетняя история Руси не знает.

Отсюда вопрос о том, кем был этот человек, какие идеалы и идеи двигали его, казалось бы, иррациональными поступками приобретает риторический характер. Трехчастная североиранская модель советского общества, культ Солнца и Героев, проявленный символизм Военного Парада (1941 г.) и Парада Победы (1945 г.), царская подоснова родословной Верховного главнокомандующего наглядно обнажили иронские корни сталинского абсолютизма, его прямую этногенетическую, историческую связь как с Великой ратной традицией, так и с культурной традицией ир-ас-алан в целом.

Историософичный взгляд на выявленную мотивацию в действиях И. Сталина позволяет определить как общие закономерности, так и спасительные духовно-нравственные ориентиры развития нынешнего российского государства. Очевидно, что только через их широкое диалектическое осмысление станет возможным обретение и общечеловеческого единства.

Литература

  1. Гутнов Ф. Х. Века и люди (Из истории осетинских сел и фамилий). – Владикавказ, 2004.
  2. Чочиев А. Р. Краткий справочник. Ир-Ас-Аланское единобожие: этапы развития, культ, игрище-карнавал, застолье и порядок молитв. – Цхинвал, «Южная Алания», 2006.
  3. Дзанайты Х. Г. Туалгом: объединительная миссия // Пульс Осетии, № 42,
    октябрь 2016.
  4. Электронный ресурс: https://infourok.ru/o_besstrashii_i_otvage_osetin.-448097.htm.
  5. Электронный ресурс: https://bakaev-kuban.livejournal.com/1734.html.
  6. Уртаты А. Кавказ, мой Кавказ. – Владикавказ, Олимп, 2001.
  7. Осетия и осетины / авт.-сост. К. С. Челехсаты. – СПб, 2009.
  8. Вайскопф М. Я. Писатель Сталин. – М., 2002.
  9. Унбегаун Б. О. Русские фамилии. – М., «Прогресс», 1989.
  10. Нарты кадджытæ. Дзæуджыхъæу, 1946.
  11. Гутнов Ф. Х. Аристократия алан. – Владикавказ, 1995.
  12. Дюмезиль Ж. Осетинский эпос и мифология. – Владикавказ, Наука, 2001.
  13. Электронный ресурс: https://ekabu.ru/94664-parad-na-krasnoy-ploschadi-7-noyabrya-1941-goda-iz-vospominaniy.html.
  14. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. – М., АПН,1969.
  15. Приказ Верховного главнокомандующего ВС СССР № 370, 22 июня 1945 года // Правда. – М., 22.06.1945.

Директор Института национального развития

 имени Царазон Ас-Багатара,

профессор Хадзымат ДЗАНАЙТЫ

17.04.2019 г. (допол. 10.12.2019 г.)

Join the discussion

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *