Иронская цивилизация

Ир_цивилизация папирус

«ЕСЛИ БЫ ЗНАЛИ МЫ, КЕМ БЫЛИ НАШИ ПРЕДКИ И КАКИЕ ВЕЛИКИЕ ДЕЛА ОНИ СОВЕРШАЛИ, МЫ БЫ С ГОРДОСТЬЮ НОСИЛИ ИМЯ ИРОНА И НЕ ДОПУСКАЛИ БЫ НИЧЕГО НЕДОСТОЙНОГО»

Сослан ТЕМЫРХАНТЫ (автор книги «ИРЫ ИСТОРИ», за просветительскую деятельность казнен в 1925 г.)

Предваряя введение наших уважаемых читателей в удивительный, грандиозный мир Иронской цивилизации следует сказать о том, что целью настоящего научного изыскания является формирование целостного представления о праистории человечества, центральное место в которой занимает народ Ир. Проследив происхождение этого народа, направленность и динамику его миграционных потоков, широкими волнами расходившимися по всей Ойкумене, станет более доступным понимание существа сверхзадачи, поставленной Творцом перед человеческой расой. Возникнув в догосударственную, дорелигиозную эпоху, Иронская цивилизация, являясь основной движущей силой этого глобального процесса, не была обременена административными и государственными границами. Человек был волен пересекать материки и океаны, сообразуясь исключительно с биологическими ритмами живой природы, круговым циклическим движением Солнца по небосводу. Главным образом Земля-Мать и Небо-Отец определяли жизнеустремленность и целеполагания народа Ир, что предопределило еще в глубокой древности отнесение данного времени к Золотому веку человечества.

Проведенный профессором Х. Г. Дзанайты семантический анализ имен: ир, арий, ас, яс, алан, сармат, скиф, роксалан, осетин позволил ему обосновать ставшее в академической науке постулатом положение, согласно которому «…здесь мы имеем как эндоэтнонимы (самоназвания), так и экзоэтнонимы (названия, даваемые народу, этносу другими народами), несущие в себе не разное содержание, а разные речевые формы выражения одного и того же содержания». То есть, налицо тождество эндоэтнонимов (самоназваний) ирон = ариан = алан, где ирон выступает в качестве первоимени народа, его главным культурно-цивилизационным маркером. Поразительным образом, несмотря на всю трагичность многотысячелетней героической истории данного народа, его священное имя не кануло в лету, а было бережно сохранено в самом сердце величественных гор Кавказа.

Отсюда естественным образом возникает ряд вопросов. Какие обстоятельства позволили легендарному народу Ир оказать столь значимое влияние на весь ход развития истории человечества? Благодаря каким силам и сегодня на Кавказе пламенеет очистительный огонь духовного мировоззрения – Ирон æгъдау? Ответу на эти и другие цивилизационные вопросы и посвящена настоящая работа, которая наряду с другими работами, выполненными под эгидой Института национального развития имени Царазон Ас-Багатара, с неизбежностью приближает ренессанс народа Ир.

КАВКАЗ – САКРАЛЬНАЯ ВЕРШИНА МИРА

«Кто владеет Кавказом – тот владеет миром», древние знали, что говорили. Многотысячелетняя битва за Кавказ не прекращалась никогда. История не знает жестоких сражений за Альпы, за Карпаты, Пиренеи, Тянь-Шань, Памир, Уральские горы и т.д. Другое дело Кавказ, за обладание которым велись не столько завоевательные войны, сколько оккультные. В чем сокровенная тайна этой величественной природной крепости, чем так неудержимо манит он духовных учителей, посвященных в тайные знания мудрецов, великих завоевателей? Арабские, тюркские, персидские предводители, Александр Македонский, Железный Тимур, Наполеон Бонапарт, Адольф Гитлер – все пытались обладать этой твердыней.

За время правления русского царя Николая I в Центральный Кавказ – обитель иров (асов) были направлены десятки карательных экспедиций по уровню жестокости сопоставимые с деятельностью испанских конкистадоров в Южной Америке. Физически уничтожалось не только население, которое никогда в своей истории не знало рабства и решительно отказывалось от крепостной зависимости, но и уникальная материальная культура этого народа: многочисленные фортификационные сооружения, замки, семиярусные башни (к середине 19 века не осталось ни одной), культовые сооружения, священные рощи, артефакты. «Царское правительство, благодарное Абхазову и Ранненкампфу за разгром Осетии, дало им по ордену св. Анны. Разгром Осетии был настолько ужасен, что монархист Чудинов, участник одной из карательных экспедиций писал: «За пределами событий 1830 года у осетин больше нет истории…». Отчаянно сражавшиеся за свою свободу осетины предпочитали героическую смерть кабале и мужественно гибли в своих родовых башнях вместе с женами и детьми. Русский историк В. Потто писал по этому поводу: «Тридцать человек со спартанской твердостью защищались около суток против полуторатысячного русского отряда» [30].

Таков был чудовищный масштаб безвозвратных потерь, понесенных в ходе карательных экспедиций народом ир. Имперские амбиции русского монарха и его сатрапов в генеральских мундирах не остановил даже тот факт, что к этому времени немало иронов с честью служило под российскими знаменами. Исторические факты говорят сами за себя – это была хорошо спланированная политика по физическому уничтожению единственного в мире народа, сохранившего память о Працивилизации. Но, несмотря на такое катастрофическое положение, этот реликтовый народ смог сохранить нетронутой свою бессмертную душу, а седовласый старец Кавказ и сегодня величественно и невозмутимо взирает на «ярмарку тщеславия» возгордившихся юнцов-завоевателей. Подтверждением сказанного является феноменальный героизм, показанный иронами в годы Великой Отечественной Войны, в частности, при обороне Кавказа.

Известно, что Александра Великого и Наполеона Бонапарта в их военных предприятиях сопровождала целая армия ученых, писателей, художников, и задачи у них были те же, что и у секретной организации третьего Рейха «Аненербе»: собирать информацию, артефакты, устные и письменные свидетельства о Працивилизации. Нельзя обойти вниманием тот факт, что, несмотря на колоссальный временной интервал, все три завоевателя словно реализовывали какой-то единый план. В сферу их исключительных интересов попадал сакральный треугольник: Египет – Кавказ – Индия – древние духовные центры арийской культуры.

Так в чем же тайный смысл столь удивительного, неослабевающего интереса к арийскому/иронскому наследию? Здесь необходимо привести один любопытный факт, который во многом объясняет столь пристальный интерес к очагам древней мудрости. Он заключается в священных гимнах индоевропейских народов, посвященных Богам, в которых все три центра имеют одно и то же  название – НАРТА. Так, в величественном гимне Осирису ликующий при созерцании верховного божества Египет назван Нартой: «О, Осирис, вся Нарта приветствует тебя!». В одной из священных песен Ведических Пуран – Шримад Пхагаватам – говорится о возвращении Кришны в столицу страны Дварака: «Достигнув границ своей цветущей области, называемой Страной Нартов, Господь, возвещая о своем приезде, затрубил в свою приносящую удачу раковину, звук которой заметно развеял уныние жителей».

Если сегодня египтологи всего мира разводят руками, не зная как объяснить слово Нарта, то на Кавказе даже ребенок знает, что это легендарная страна древних ариев (иронов). Кавказ – это родина героических витязей – нартов, о славных подвигах которых были сложены бессмертные кадаги (гимны). Выступая в качестве древнейших священных повествований об истории зарождения человечества, Нарты кадджытæ (Нартиада) сохранили память о едином этнокультурном пространстве в пределах выявленного сакрального треугольника. «Пути, по которым проходит традиционная культура, неисповедимы. Рядом с ней не идут историки и исследователи, и редко какой культуре повезет быть вовремя обнаруженной и зафиксированной в пору своего расцвета. Обычно до нас доходят крохи, но и они порой восхищают чистотой и своеобразием этнокультурного голоса» (В. Цагараев) [42].

В отличие от Египта и Индии, где духовное учение великих асов (иров) постигают по священным текстам, на Кавказе этногенетические потомки древних ариев сохранили живую культурную Традицию, как грандиозную мозаику смыслов и образов первокультуры иров. В этой связи профессор Х. Дзанайты приводит исчерпывающие данные  в таблице «Степень трансформации этнонациональных, этнокультурных и этнополитических признаков аланского народа» [15], которые наглядно свидетельствуют о высокой степени сохранности этнокультурных кодов иров (асов).

В священных эпических сказаниях иронского («осетинского») народа сохранилось единственное в своем роде, сенсационное по своей сути свидетельство этнокультурного единства на обширных просторах Евразийского континента в доисторическую эпоху. Вопреки устоявшемуся мнению о том, что древняя история Кавказа покрыта непроницаемой дымкой забвения, можно сослаться на конкретный источник, неподвластный времени.

Трудно сказать, когда человек впервые задумался над проблемой сохранения и передачи жизненно важной информации, пытаясь доверить ее папирусу, шкурам животных, глине, дереву, бронзе, костям, камню и т.д.: но неумолимое время стирает в пыль все носители информации (это же относится и к электронным носителям) и только человеческая память неподвластна тлену, она способна тысячелетиями хранить и передавать невероятный объем информации. Именно на память, а не на письмо делали основной упор в обучении древнеегипетские жрецы, индийские брамины, кельтские друиды, скандинавские барды, греческие певцы эпических песен, скифо-сармато-аланские сказители кадагов. А зороастрийцы и вовсе считали письмо порождением Ахримана – демона зла.

Историческая память иронского народа смогла донести до наших дней Священное Предание – информацию о дописьменной истории человечества. Эта сокровенная история передавалась из уст в уста, от «сердца к сердцу» многие тысячелетия. Она может по праву считаться нематериальным чудом света, так как повествует о Працивилизации и величайшем духовном учении. Это, пожалуй, самое древнее устное предание человечества о праистории. Священные тексты именно на Кавказе локализуют прародину арийских племен, о которой упоминают шумерские глиняные таблички, и которую одни исследователи переводят как Аратта, другие — как Иратта. Сохранились так же материальные свидетельства Працивилизации: – уникальная мегалитическая культура (свыше двух тысяч дольменов), древнейшее рисуночное письмо, рунические знаки, потрясающие бронзовые изделия иров (асов) – так называемое кобанское искусство, фортификационные сооружения, склеповые и курганные захоронения, очаги древнейшего металлопроизводства.

Возраст известных истории древних цивилизаций не превышает 5 – 6 тысяч лет и достаточно хорошо документируется по письменным источникам. По историческим меркам это вчерашний день. А о значительно более древней цивилизации с центром на Кавказе современная наука ничего не знает, так как не имеет в своем арсенале привычных ей письменных источников. Но парадоксальность ситуации заключается в том, что уникальный источник по реконструкции основных маркеров Працивилизации (духовное мировоззрение, социальная организация, архитектура, ритуалы, данные археологии, идеология, художественные каноны) существует по сей день. Он сохранился в культурной традиции иронского народа в форме величественной мифоэпической триады: «Царциаты диссагтæ», «Нарты кадджытæ», «Даредзанты таурæгъта». Это и есть бесценное духовное сокровище народа Ир, с помощью которого творцам эпических песен удалось сохранить базовые культурные коды Працивилизации. Таким образом, опираясь на данные источники, можно легко проследить пути великих древних цивилизаций, которые, как галактики, образовавшиеся после большого взрыва, появились вследствие изначального импульса Працивилизации, вращаясь вокруг единого центра.

Туганты М. С. Дзерасса - водная нимфа, прародительница славного рода Ахсартаггата, мать царицы нартов Шатаны, которая соотносится с звездой Сириус
Туганты М. С. Дзерасса — водная нимфа, прародительница славного рода Ахсартаггата, мать царицы нартов Шатаны, которая соотносится с звездой Сириус

В древних сказаниях иров говорится о собрании мудрецов, которые, предвидя (прозревая) будущие бедствия, решили оставить для потомков знаки, символы, мифы и легенды, способные рассказать о «Золотом веке человечества», о славе и подвигах великих Нартов, Царциатов и Даредзанов. И только тот из потомков окажется достойным славы своих легендарных предков, кто будет стремиться к постижению этих гениальных кодов. В пророческом сказании «Собрание Нартов и Даредзанов» как о величайшем бедствии говорится, что для народа настанут тяжелые времена и он рассеется по миру, а божественный и красивый хатиагский (иносказательный) язык забудется. Иронский язык был языком общения, хатиагский – служил для передачи сакральной информации: «Уыдыстæм рагай дæр ирон номай, æрмæст нæ æвзæг рассугъд дар у хатиагау». Потрясающая воображение художественная одаренность иронов при доминирующем образно-мифологическом мышлении позволила создать высокоинтеллектуальный и высокохудожественный язык-код, с помощью которого фиксировалась и передавалась история народа.

Древние иронские мудрецы, зная, что письменный язык со временем может исчезнуть, а вместе с ним исчезнет и сакральная информация, сотворили язык «вечный», бессмертную тайнопись – письмо без письменных знаков. Передача сакральной информации через мифопоэтическое наследие – гениальное изобретение творцов священной триады иронского народа, которая позволяет реконструировать основные блоки единой Працивилизации, легко обходясь без письменных источников. Все великие Учителя человечества передавали свое Учение только изустно, полагая, что письменная фиксации учения со временем ведет к искажению его смысла. Отсюда следует, что древние предания иронов являются самым надежным источником по реконструкции дописьменной истории человечества. Ничего более величественного по своему масштабу, по своей архаичности и систематизированности не знает ни одна из известных науке мифологических систем. Перед нами разворачивается грандиозная картина возникновения нравственных основ жизни иронов/ариев и их поэтапное распространение среди дикого, зараженного каннибализмом общества, прорастание сквозь толщу невежества первых ростков мироустроительной категории Ирон æгъдау – филосовско-этической системы иронов.

Ниже приводится уникальное предание иров-асов о Працивилизации индоевропейцев, изустно передававшееся в мифоэпической форме старшими поколениями этого народа на протяжении многих тысячелетий. Воистину, пришло время раскрыть всему человечеству Золотые истоки его происхождения.

«КЪАУКЪАЗ ÆМÆ НАРТИ»

«Ацы замана дуджы Царциатæй иу лæппу равзæрдис, уыдис домбай лæппу, уæйыг лæппу, ссæдз-дæс æмæ ссæдз лæджы йын ницы ракодтаиккой уымæн. Фыццаг æм куы кастысты ацы лæппумæ, у æд æй æнхъæлдтой тыхджын табу æмæ хъуыды кодтой, иннæ табутæ сын куыд фыдæбон кæнынц адæмæн, уый дæр сын афтæ фыдæбон кæндзæни, тæрдзæни сæ æмæ уымæ гæсгæ уымæн дæр-иу нывондæн сывæллон хастой, фæлæ уый сын-иу дзырдта:

Æз табу нæ дæн, æз лæджы фыд нæ хæрын, хъуамæ цæрой сывæллæттæ, алы цъаммардзинад хъуамæ аппарæм Царциаты адæмы æхсæнæй, хъуамæ мачи хæра лæджы фыд.

Ацы лæппуйы ныхæстæ-иу чи фехъуыста, алчидæр йæ разы-иу æрхауди зонгуытыл, кувгæ дæр ын-иу кодта æмæ йын-иу дзырдта:

Æз дæр дын уыдзынæн сывæллæтты хъахъхъæныны мидæг æмбал, æз цæттæ дæн, кæд дæ фæнды — зынджы мæ баппар.

Ацы домбай лæппу æмæ иу чызг, уый дæр Царциатæй, кæрæдзийы бауарзтой.

Кæсай ацы Царциаты диссæгтæм.

Ацы дыууæ адæймаджы разы нæ кодтой Царциаты æгъдæуттыл, уыдоны цард æмæ уагыл, уыдон кæрæдзи кæй хордтой, ууыл, табутæ сын кæй уыдис æмæ уыдон сæ кæрæдзийы сын кæй цæгъдын кодтой, цардуаджы тыххæй, хæринаджы тыххæй; фыдбылыз фылдæр æмæ фылдæр кæй кодта се ’хсæны, хъомы цард кæй кодтой, уыдæтты тыххæй.

Сфæнд кодтой ацы дыууæ адæймаджы Царциаты цъаммардзинæдты ныхмæ тох кæнын.

Лæппу æмæ чызг сфæнд кодтой исчердæм, фидар ранмæ алидзын æмæ уырдыгæй тох кæнын.

Рацыдысты æмæ ихдоны сæрмæ, æфцæджы æхсæн, фидар ран сæхицæн бынат ссардтой, быууат сарæзтой, цæмæй уырдыгæй сæ хъуыддаг куыд аразтаиккой.

Лæппу æмæ чызг куы æрцардысты хицæнæй, уалынмæ чызг басывæрджын ис, уæд лæппу баздæхтис æмæ чызгæн рахъæр кодта цы хъуыдытæ йæм уыдис, уыдон, æмæ зæгъы чызгæн:

Амæй фæстæмæ ды хъуамæ нæ артæй ничердæм ахицæн уай, уымæн æмæ дæуæн сывæллон куы райгуыра, уæд ды нæ сывæллоны хъуамæ хъахъхъæнай Царциаты фыдбылызтæй, уый тыххæй хуындзынæ Нарти. Æз та хъуамæ уон хъæугæс æмæ хъуамæ дзуапп радтон æгас Царциатæн, хъуамæ карз тох кæнон Царциаты цъаммар æгъдæутты ныхмæ, табуты ныхмæ, сæ фыдбылызты ныхмæ, се ’гъдæутты ныхмæ æмæ сæ хъуамæ фесафон. Уый тыххæй амæй фæстæмæ æз хуындзынæн Къаукъаз.

Уæды рæстæджы Царциаты æхсæн нæмттæ нæма уыдис.

Къаукъаз æфцæджыты, ихдоны сæрмæ йæхи куы сфидар кодта, царды уагæй, уæд байдыдта дзурын, хæстæг æм чи цардысты, уыцы адæмæн:

Хъуамæ сæ цъаммар митæ ныууадзой нæ табутæ, адæмы æз хъуамæ суæгъд кæнон табутæй æмæ сæ царды уагыл слæууын кæнон, хъуамæ мауал уа, хъуамæ ахауа Царциаты ’хсæнæй адæймаджы хæрын, хъуамæ табутæ фесæфой Царциаты æхсæнæй, цæмæй уæ цард фæхуыздæр уа.

Ай тыххæй Къаукъазы æввахс цы адæм цардис, алчидæр цин кодта æмæ лæгъстæ кодта, сæ зонгуытыл лæууыдысты йæ разы Къаукъазæн æмæ йын дзырдтой:

Кæд, Къаукъаз, ды уый сæххæст кæндзынæ, уæд цыдæриддæр нын бахæсджын кæнай, мах цæттæ стæм сæххæст кæныныл.

Къаукъаз сын загъта:

Уæдæ хъуамæ уа сымахæн иу фæтк: цыдæриддæр стут, æрбацæут мæм æмæ уын æз уæ хъуыртыл къæлæттæ бакæндзынæн. Уый уыдзæнис уæ нысан. Амæй фæстæмæ хæсджын уыдзыстут, зилат Царциаты адæмы ’хсæн æмæ сын дзурат: Мах, дам, стæм Къаукъазы фæтæг, æмæ хъуамæ ахсæм табуты æмæ, дам, сæ хъуамæ кæнæм Къаукъазмæ.

Къаукъазы æвварс-иу чи хæцыдис, уыдон Къаукъаз йæхимæ æрбаввахс кодта æмæ сæ-иу схæсджын кодта иннæ табуты адæмтæм дæр, сæ табуты сусæгæй куыд сын дзурой Къаукъазы фæндтæ. Бынтон-иу кæуыл баууæндыдис Къуакъаз, уыдонæн-иу лæвæрдта нысæнттæ, къæлæттæ — уыдон-иу къæлæтджынтæ хуындысты.

Иу ныхасæй, къæлæтджынтæ уыдысты, иууыл æввахс чи лæууыдис Къаукъазмæ, фылдæр кæуыл æууæндыдис йæхæдæг Къаукъаз, иууыл зæрдиагæй чи архайдта Къаукъазы фæндæттыл, ахæм адæм.

Къаукъазмæ æввахс чи цардис, уыцы Царциаты адæмтæ, кæй зæгъын æй хъæуы, раздæр базыдтой Къаукъазы фæндтæ æмæ ацы фæндтæ сæ табутæй сусæг дардтой, фæлæ уæддæр цыдысты Къаукъазы фæрсынмæ, куыд, дам, зæгъгæ, фæцæрæм лæджы фыд æнæ хæргæйæ, фæлæ сын Къаукъаз амыдта хорз царды раст æгъдæуттæ.

Кæй зæгъын æй хъæуы, Къаукъазы фæндтæ Царциаты æхсæн куыд фылдæр хæлиу кодтой, афтæ фылдæр æмæ фылдæр Царциаты адæм цинтæ кæнгæйæ цыдысты æмæ къæлæтджынтæн дзырдтой:

Баххуыс нын кæнут, мах дæр уемæ цæттæ стæм, уæ бон цы у, уымæй табуты ахсут.

Ацы хъæр, ацы ныхас тагъд æмæ тагъддæр куы пырх кодта Царциаты адæмы æхсæн æмæ табутæ иугæр къæлæтджынты нысæнттæ куы федтой æмæ уыдоны фæнд куы базыдтой, уæд уыдон дæр сæхи цæттæ кæнын байдыдтой.

Байдыдтой ахсын табуты, фæлæ замана уый уыдис, æмæ табу-иу йæхи афтæ сфидар кодта, æмæ йæ адæмы дæр-иу ничердæм уагъта, тыхджын сæ хъахъхъæдта. Уæддæр бирæтæ-иу ахъуызыдысты сæ табутæй æмæ сæ-иу уыдоны дæр къæлæтджынтæ Къаукъазмæ кодтой.

Уыцы Царциаты адæмæн, къæлæтджынтыл-иу чи баууæндыдис æмæ сæ табутæй-иу чи ралыгъдис, уыдонæн Къаукъаз дзырдта: Сымах абонæй фæстæмæ уыдзыстут уæлæсинтæ æмæ дæлæсинтæ.

Уæлæсинтæ уыдысты къæлæтджынтæй дæлдæр, дæлæсинтæ та уæлæсинтæй дæлдæр. Уæлæсинтыл уыдис фылдæр æууæнк, канд дæлæсинтæй. Уæлæсинтæн æмæ дæлæсинтæн ахæм ныфсытæ-иу æвæрдта Къаукъаз: иу табуйы чи æрбакæндзæнис, уыцы зылды адæм суыдзысты къæлæтджынтæ. Иу ныхасæй, уæлæсинтæ æмæ дæлæсинтæ цыдысты, ахстой æмæ мардтой сæ табуты æмæ сæ Къаукъаз уыдоны хизын кодта къæлæтджынтæм. Чи-иу куыд сгуыхтис, уый-иу кæнæ къæлæтджын ссис, кæнæ та — уæлæсин. Уыди-иу афтæ дæр æмæ кæд дæлæсин дзæбæх фесгуыхтис, уæд уый дæр комкоммæ къæлæтджын ссис. Иу ныхасæй, лæвæрдта сын хуызтæ.

Кæй зæгъын æй хъæуы, Къаукъазы амындтæ ног æгъдæутты тыххæй бирæ зылдты афтæ дард айхъуыст æмæ алчидæр зæрдиагæй æххуыс кодта Къаукъазæн æмæ йе ’ууæнккæгтæн къæлæтджынтæн, уæлæсинтæн æмæ дæлæсинтæн.

Къаукъазы фæндтæ кæд æвиппайды хæлиу кодтой Царциаты æхсæн, фæлæ афтæ æвиппайды дæр нæ, уымæн æмæ куыд дзырдтам, бирæ адæм уыдысты Царциатæ — хурыскæсæнæй йæ ныгуылæны онг, йæ рахиз фарсæй йæ галиу фарсы ’рдæм иуыл Царциатæ цардысты, фондзсæдæ мин хатт минтæй уæлдай уыдысты.

Къаукъазы тох табуты ныхмæ цыдис сæдæ азты, сæдæ азты, Къаукъазы фæндтæ иууылдæр не сфидар сты Царциаты æхсæн.

Табуты, кæцытимæ къæлæтджынтæн, уæлæсинтæн æмæ дæлæсинтæн бирæ тох-иу сæ бахъуыдис æмæ кæцы табутæ-иу сæхи нæ лæвæрдтой, уыцы табуты Къаукъазмæ æгасæй-иу æрбакодтой æмæ уæд Къаукъаз йæ адæмæн-иу загъта:

Йæ сæр ын бахуыйут, уæрмы йæ ныппарут æмæ йæ хъахъхъæнут, цалынмæ уым ма амæла.

Айхуызæн табуйæн йæ сæрыл цæфхады йас æрхуыйы гæппæл-иу бахуыдта Къаукъаз, æрхуы зæгæлтæ-иу ныкъкъуырдта æмæ-иу æй стæй уæрмы ныппæрстой, цалынмæ амардаид, уалынмæ-иу уым уыдис.

Къаукъаз сарæзта зæппадзтæ, цæмæй алчидæр йæ мард уырдæм куыд хастаид. Алы бинонтæн йæхи зæппадз уыдис. Къæлæтджынтæ сæ хъус-иу дардтой, кастысты, цæмæй алчи йæ марды уым куыд бавæрдтаид, цæмæй йæ хицау ма бахордтаид йæхи марды.

Куы-иу рабæрæг ис, мард зæппадзы нал ис, уæд-иу къæлæтджынтæ марды хицауы-иу йæхи ныппæрстой зæппадзы мидæг æмæ уый уæд удæгасæй хъуамæ амардаид.

Кæд та-иу рабæрæг ис, марды бирæгъ аскъæфта, уæд раздæр-иу лæгтæ бацыдысты зæппадзмæ æмæ-иу иронвæндаг кодтой æмæ-иу æддейæ мидæмæ дзырдтой: гъе, рацу, ныр дæ рæстдзинад рабæрæг ис, æмæ зылын нæ дæ, кæд-иу нæ рацыдис, уæд та-иу устытæ æрбацыдысты æмæ-иу хъарæг кодтой, афтæ-иу хъарæг кодтой, æмæ цыфæнды мæллæг-иу уыдаид æххормагæй, уæддæр-иу йæ зæрдæмæ бахъардта устыты иронвæндаг æмæ-иу тыххæй-фыдæй рабырыдис зæппадзæй. Бирæтæн-иу сæ бон нал уыдис рацæуын сæ зæппадзæй, фæлæ адæм уыдоны дæр-иу рахастой зæппадзæй æмæ сæ-иу чи фæдзæбæх ис, чи та-иу амардис.

Къаукъазæн æввахс цы Царциатæ цардис, уыдоны æхсæн тагъд фесæфтис Царциаты цъаммар хъуыддæгтæ. Адон сæ табуты дæр аскъуыдтой, адæм дзырдтой:

Чи у уыцы лæг, ахæм дзæбæх æгъдæуттæ чи æрымысыдис? Нæ цæстæй нын фенын кæнут, мах цæттæ стæм уымæн æххуыс кæнынмæ.

Кæд Къаукъазы адæм бырстой табуты ныхмæ, уæддæр табуты адæмæй бирæ нæ цагъдысты, уымæн æмæ куыддæриддæр-иу айхъуыстис Къаукъазы фæндтæ, уæд табуты адæмтæй бирæтæ-иу сæхи къæлæтджынты ’рдæм истой æмæ сæ табуты дæр мардтой. Сæ зæрдæмæ-иу цыдис Къаукъазы фæндтæ.

Табутæ æмæ сæ адæм-иу куы лыгъдысты, уæд фæдæг хъæнджынты-иу аппæрстой хъæдты, къудзиты бын та сывæллæтты æппæрстой, йæ бон кæмæн нæ уыдис, æмæ йæ бон дугъ кæнын кæмæн нæ уыдис, ахæм гыццыл сывæллæтты. Стæй-иу сæ Къаукъазы æфсад фæстейы куы сырдта Царциаты, уæд хъомыл сывæллæттæ та-иу сæ куы федтой лæбурджыты, æмæ хъусгонд дæр сын куы уыдис — къæлæтджынтæ, дам, сывæллæтты нæ хæрынц, уæд сæм ацы сывæллæттæ хъæдмæ-иу сæхæдæг рацыдысты къæлæтджынтæм.

Уæд къæлæтджынтæ бæлæстæ-иу ракодтой, сæ уæлæ къабузтæ-иу æрæвæрдтой æмæ сæ уæлæ сывæллæтты лæгдыхæй-иу сластой уыцы ранмæ, фос, сæгъ, фыс кæмыты-иу уыдис.

Ацы фосы сæхимæ-иу æрцахуыр кодтой, чырыстон фосы та-иу бынтондæр æрбахæдзарон кодтой, кæцыты сын бирæ уыдис, æмæ афтæ хъомыл кодтой ацы ард сывæллæтты.

Бонтæ цыдысты, мæйтæ цыдысты æмæ æгас Царциатыл тагъддæр æмæ тагъддæр хъуысын байдыдта: уый хуызæн лæг разындис, лæджы хæрын чи нæ уадзы, æмæ ахæм хъуыддаг, дам-иу, чи аразы, уымæн, дам-иу, йæ сæр æрхуыйæ бахуыйы æмæ йæ уæрмы æппары.

Бирæ табу-иу уыдис æмæ-иу куы фехъуыста Къаукъазы æгъдæуттæ, уæд йæхи къахæй-иу æрбацыдис Къаукъазмæ, æрзоныг-иу кодта йæ разы æмæ йын-иу загъта:

Дæ рын бахæрон, Къаукъаз, æз дæр разы дæн де ’гъдæуттыл цæуынæн æмæ мын радт куыст де ’гъдæуттæм гæсгæ, æмæ æз дæр афтæ кусдзынæн, архайдзынæн, де ’гъдæуттыл цæудзынæн, дзырд дын дæттын, Къаукъаз.

Уæд Къаукъаз ацы табуйæн афтæ-иу загъта:

Ацу адæммæ, архай не ’гъдæуттæм гæсгæ, дæ хъус дар къæлæтджынтæм, уæлæсинтæм, дæлæсинтæм æмæ кæд исчи рацæуынмæ бахъава, æмæ не ’гъдæуттæ хала, кæнæ та сусæгæй байдайа лæджы фыд хæрын, уæд уайтагъд хъусын кæн махæн, къæлæтджынтæн, уæлæсинтæн, дæлæсинтæн.

Афтæмæй-иу, мæ хур, байдыдтой кусын ацы табутæ.

Ноджы тагъд æмæ тагъд, ноджы дард æмæ дард, æгас Царциаты æхсæн айхъуыстис Къаукъазы æгъдæуттæ. Цин кодтой æмæ йæм æрвыстой лæгтæ, де ’гъдæуттыл, дам, Къаукъаз, нæ сæртæ æвæрæм, табутæ, дам, мах сурæм, марæм, дам, сæ. Мах дæр, дам, айс къæлæтджынты, уæлæсинты æмæ дæлæсинты æхсæн, æмæ Царциаты æхсæн цард æмæ уаг фылдæр сфидар кæнæм.

Смæллæг сты табуты æгъдæуттæ.

Цыдысты къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ, дæлæсинтæ бæлæгътыл доны мидæг æмæ хъусын кодтой æгас Царциаты адæмтæн:

Ахæм лæг, дам, фæзынд, йæ ном Къаукъаз, дам, кæмæн у, æмæ, дам, чи рауагъта æгъдау — лæджы, сывæллон хæрæн нал, цъаммар хъуыддæгтæн, дам, бынат нал ис, мад, дам, хъуамæ зона йæ фырты, хо йе ’фсымæры.

Ацы стыр хъуыддаг хъуыстис æмæ хъуыстис суанг Царциаты цæрæн бæстæты кæрæттæм.

ИРОН

Къаукъазæн лæппу райгуырдис, кæцыйæн йæ ном схуыдта Ирон.

Цыдæриддæр уыдысты къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ, дæлæсинтæ, алкæмæн загъта:

Абонæй фæстæмæ не ’гъдæуттыл чи цæуа, уый хуындзæнис ирон æмæ иуыл хондзысты сæхи мæ лæппутæ иронтæ, куыд Нартийы цот.

Уый ус Нарти хуындис.

Рацыдис та рæстæг æмæ Къаукъазæн райгуырдис дыккаг лæппу дæр, кæцыйæн радта ном Къив.

Хъомыл байдыдта ацы лæппутæ.

Табуты кой сæфын байдыдта.

Цыдысты мæйтæ æмæ азтæ.

Æгас Царциатæ, цыдæриддæр уыдысты, цыдысты æмæ лæгъстæ кодтой Къаукъазæн:

Мах дæр дæ фыццаг лæппуйы номыл иронтæ стæм ныр, мах аппæрстам Царциаты æгъдæуттæ.

Къаукъаз æнæнхъæлæджы стыхджын ис.

Къаукъаз æмæ Нартийæн та райгуырдис æртыккаг лæппу. Йæ ном та радтой Гæрæм.

Цыдысты йæм хурыскæсæнæй, хурныгуылæнæй, йæ рахиз фарсæй, йæ галиу фарсæй цыдæриддæр уыдысты æмæ йын лæгъстæ кодтой Къаукъазæн:

Де ’гъдæуттæ иттæг хорз сты æмæ сæ мах исæм. Мах дæр иууылдæр стæм иронтæ, дæ хистæр лæппу ирон куыд у дæ зæрдиаг, мах дæр афтæ айс.

Рæзтис æмæ рæзтис Къаукъазы дзыллæ.

Иу ныхасæй, Царциаты адæмæн нал ис уромæн. Иуыл цыдысты куыд иу фарсæй, афтæ иннæ фарсæй Къаукъазмæ, Дзауы комыл, Дзæуæджы комыл, бæхвæндагыл.

Абон дæр ма Къаукъазы æгъдæуттæм гæсгæ баззадысты номæн ирон адæмы æхсæн Дзæуæджы хъæу, Дзауы ком. Се ’хсæн уыдис бæхы фæндаг, уымæн æмæ дзæуæджытæ цыдысты Къаукъазмæ.

Нартийæн та райгуырдис цыппæрæм лæппу — йæ ном та Гуыдзи.

Къаукъаз афтæ сфидар ис æмæ йæхæдæг зилын байдыдта, куыд йæхи цæстæй федтаид, хъуыддаг куыд уыдис, дзырдта сын — лæг хæрæн нал ис, цъаммардзинад хъуамæ фесафат.

Райгуырди та лæппу Къаукъазæн, йæ ном та — Æрмæг.

Ирон — хистæр лæппу — кæд нырма æнæхъомыл у, фæлæ афтæ дæсны у, æмæ Къаукъазæй бирæ хъадджын  нæу зондæй, кæд нырма лæппулæг у, уæддæр йæ къæлæтджынтæ, йæ уæлæсинтæ, йæ дæлæсинтæ фылдæрæй-фылдæр байдыдтой, стыр зæрдиагæй архайынц æмæ кусынц Къаукъазы æгъдæутты тыххæй.

Къаукъазæн йæ цæст кæйонг æххæстис, уыдон дзæбæх сфидар кодта.

Цæуын байдыдтой бæлæгътæй дæттыл къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ, дæлæсинтæ æмæ æвналын байдыдтой æддæты дæр.

Къаукъазæн та лæппу райгуырдис. Уымæн та йæ ном радтой Уырси. Къаукъаз йæ хистæр лæппуйы, Ироны, арвыста къæлæтджынтимæ, уæлæсинтимæ, дæлæсинтимæ иумæ уыцы табуты ныхмæ, кæцытæ нырма сæхи нæ радтой Къаукъазæн, æмæ сæ адæмы тыххæй хæцын кæнынц Къаукъазы æгъдæутты ныхмæ.

Ирон йæ къæлæтджынтимæ, уæлæсинтимæ, дæлæсинтимæ байдыдта бырсын уыцы фарс табутыл, кæдæм æй арвыста йæ фыд. Уый æдде та Ирон уым хъуамæ сфидар кодтаид Къаукъазы æгъдæуттæ.

Кæд табутæ тыххæй урæдтой сæ адæмы æмæ сæ тыххæй хæцын кодтой Ироны ныхмæ, уæддæр Царциаты адæм-иу куы базыдтой, цæй тыххæй хæцы Ирон æмæ цы æгъдæуттæ хъуамæ æрхæсса, уæд-иу мингай лыгъдысты табутæй æмæ сæхи лæвæрдтой Иронæн, нал сæ фæндыди хæцын табуты æвварс.

Царциатыл айхъуыстис хъæр, иууылдæр бирæ рæттыл сæ табуты Царциатæ сæхæдæг дæр, дам, цæгъдынц.

Лæмæгъ кодта табуты тых. Уымæ гæсгæ иттæг тагъд лыгъдысты табутæй Царциаты адæм, æмæ Ироны тыхтимæ лæууыдысты. Иронтæ фылдæрæй-фылдæр кодтой, æмæ тыхджын æмæ тыхджындæр кодтой.

Къаукъаз Царциатимæ тохы мидæг уæлахиз куы кодта, адæймаджы хæрын куы сафта, адæмæн куы дзырдта: амæй фæстæмæ, дам, адæймаджы фыд хæрæн, дам, хъуамæ мауал уа, ног æгъдæуттæ, дам, хъуамæ æрæвæрæм, зæгъгæ, уæд ацы дзæбæх фæндтæ куы хъуыстой иннæ адæмтæ, уæд уыдон дæр цыдысты Къаукъазмæ æмæ йын дзырдтой:

Мах дæр айс дæ лæппу Ироны номыл, куыд дæ хъæбултæ, мах дæр иронтæ уыдзыстæм.

Ноджы рæзтис æмæ рæзтис Къаукъазы дзыллæ.

Райгуырдис та лæппу Къаукъазæн, Дайран та йæ ном.

Къаукъазы лæппутæй чи хъомыл кодтой, уыдон афтæ лæгъстæ кодтой Къаукъазæн:

Ауадз нæ къæлæтджынтимæ, уæлæсинтимæ, дæлæсинтимæ, Царциаты басæттынмæ.

Бонæй-бонмæ размæ цæуынц иронтæ æмæ сæ тых фылдæр æмæ фылдæрдæр кæны.

Къæлæтджынты, уæлæсинты æмæ дæлæсинты къухты кæцы Царциатæ хауынц, уыдон нал дзурынц мах, ома, Царциатæй стæм, иууылдæр дзурынц:

Мах, дам, иронтæ стæм, мах, дам, Къаукъазы лæппутæ стæм.

Къаукъазæн, цалынмæ йæ лæппутæ нæма рахъомыл сты, уалынмæ уый нырма афтæ дæрдтæм нæ цæуы, нырма тæрсы йæ цотæн, мачи сæ адава.

Йæ урс бæхыл сбады Къаукъаз. Дзæуæджы хъæуы ’рдæм дæр акæсы, Дзауы комы ’рдæм дæр акæсы. Уый зоны: уыдон сты Царциаты кæмттæ.

Къаукъаз-иу касти йæ бæхы хъустæм æмæ йын-иу бæх хъустæ разил-базил кодта. Уыцырдæм-иу адардта йæ хъус, кæцы ’рдыгæй уыди табутимæ тыхджындæр хæст. Уымæй-иу базыдта Къаукъаз, кæцырдыгæй фылдæр æххуыс хъæуы. Бæхы хъус ын-иу амыдта.

Иу лæппу та райгуырдис Къаукъазæн. Ном ын радта Апха. Нарти — сывæллæтты хицау, цырддзæстæй кæсы сывæллæттæм æмæ сæм иттæг хорз зилы.

Кæд сывæллæттæ нырма æнахъомыл сты, уæддæр сæ фыды тагъд-тагъдæй афæрсынц:

Нæ æрвыст æфсымæртæ кæм сты? Чи зоны, æххуыс сын хъæуы, уæд мах дæр цæттæ стæм, ма тыхс, нæ фыд Къаукъаз, кæд мах нырма æнахъомыл стæм, уæддæр де знæгтæн ницы ауадздзыстæм, æгас Царциаты мах сирон кæндзыстæм.

Йæ лæппуты æрвиты хæстмæ Царциаты табуты ныхмæ. Арвыста та Къивы хурыскæсæны фарсы ’рдæм, йемæ та йын Къаукъаз радта тыхтæ: къæлæтджынты, уæлæсинты, дæлæсинты.

Уыцы рæстæджы хæцæнгæрзтæ ахæм нæ уыдысты, гъеныр цы хуызæн сты, фæлæ уыдысты лæдзджытæ, дуртæ.

Дынджырдæр уæрмытæ-иу скъахтой, сæхуыдтæг-иу дард бамбæхстысты, бæлæстæ-иу акалдтой æмæ-иу сыфтæртæ уæрмытыл бамбæрзтой.

Куы-иу бахæццæ сты къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ, дæлæсинтæ Царциатæм, уæд-иу фæстæмæ ралыгъдысты æмæ-иу сæ фæдыл расайдтой Царциаты æд табутæ æмæ-иу афтæмæй уæрмыты нызгъæлыдысты.

Уыцы ран-иу цы Царциатæ баззадысты, уæрмыты-иу чи хаудысты, уыдонæн сæ тых-иу фæлæмæгъ æмæ сæ-иу къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ, дæлæсинтæ æнцонтæй-иу бырстой, ахстой-иу сæ.

Уыди-иу афтæ дæр, æмæ уыдон, чи-иу баззадысты, уыдон сæ хылæй сæхæдæг цыдысты къæлæтджынтæм æмæ сын-иу лæгъстæ кодтой:

Ма нæ амарут, мах дæр иронтæ стæм, мах дæр Къаукъазы лæппутæ стæм.

Ацыдис азтæ æмæ та Нартийæн лæппу райгуырдис Лæгкъиз.

Мингæйттæй лидзынц Царциатæ Къаукъазы къæлæтджынтæм, уæлæсинтæм, дæлæсинтæм, лæгъстæ сын кæнынц:

Айсут нæ уе ’хсæн, нæ тыхтæ сиу кæнæм æмæ иумæ хæцæм табуты ныхмæ. Никæй уал фæнды Царциаты табутимæ цæрын.

Царциатæ цыдæриддæр уыдысты, куыд дзырдтам, иудадзыгдæр цардысты доны былтыл. Ницæуыл фæлмæцыдысты хæринагыл къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ, дæлæсинтæ.

Царциатæ доны мидæг куыд кæсаг, афтæ рацу-бацу-иу кодтой æмæ донæн йæхимидæг кæсæгты мардтой æмæ дзæбæх минас кодтой. Къæлæтджынты, уæлæсинты, дæлæсинты стонгæй нæ уагътой.

Рацыдис азтæ, мæйтæ, бонтæ æмæ Нартийæн та райгуырдис лæппу — Лази.

Кæд нырма лæппутæ æнæхъомыл сты, уæддæр зондæй тынг æххæст сты æмæ Къаукъаз æрвиты хурныгуылæны ’рдæм ноджы иу лæппуйы — Гæрæмы.

Къаукъаз йæ æфцджытыл рацу-бацу кæны уæлбæхыл, йæ бæхы хъустæм кæсы. Цыма бæх амоны, кæм иттæгдæр хæст ис æмæ зындзинад ис. Къаукъазæн уыцы бæх комкоммæ амоны, кæм иттæгдæр хæст ис, кæм дзы хъæуы баххуыс кæнын. Кæд æвзагæй нæ дзуры бæх, уæддæр йæ хъустæй афтæ амоны, цыма Къаукъаз сахуыр ис йæ нысæнттæм æмæ æмбары бæх цы амоны. Уыцырдæм Къаукъаз цæттæ кæны æхсæвæй-бонæй.

Рацыди та рæстæг æмæ та Къаукъаз ноджы æрвиты хуры ныгуылæны рахизфарсы ’рдæм Гуыдзийы æмæ Æрмæджы.

Ацыди та азтæ, мæйтæ, бонтæ æмæ Къаукъаз æмæ Нартийæн лæппу та райгуырдис. Ацы лæппуйæн та Къаукъаз æмæ Нарти ном радтой Мангол.

Кæд нырма нæма рахъомыл сты Уырси æмæ Дайран, уæддæр æрбацыдысты сæ фыд Къаукъазмæ æмæ йын загътой:

Ауадз мах дæр, не ’фсымæртæн баххуыс кæнæм. Ратт нын къæлæтджынты, уæлæсинты, дæлæсинты æмæ цæуæм не ’фсымæртæн æххуыс кæнынмæ. Æмæ иумæйагæй басæттæм не знæгты: табуты æмæ Царциаты.

Къаукъаз сæ арвыста хурыскæсæны ’рдæм.

Рæзынц кæстæр æфсымæртæ. Цæттæ кæнынц сæхи æхсæвæй-бонæй. Уаты улæфынц æмæ мæт кæнынц — не ’фсымæртæ, дам, тынг зын хъуыддаджы сты æмæ, дам, мах ам адджынæй фынæй кæнæм.

Кæд нæма рахъомыл сты, уæддæр Къаукъаз ноджы арвыста хурныгуылæны ’рдæм дыууæ лæппуйы — Апхайы æмæ Лæгкъизы.

Ацыдысты та азтæ, мæйтæ, бонтæ æмæ Къаукъазæн æмæ Нартийæн райгуырдис та лæппу, кæцыйæн ном радтой Фарсу.

ИРОНТÆ

Царциаты табутæ иннæ æддагон адæмтимæ лымæн байдыдтой, куы фæуынгæджы сты, уæд.

Къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ, дæлæсинтæ бонæй-бонмæ уæлдай кæнынц æмæ æлхъивынц табуты се ’мдзæхдонтимæ.

Хорз чи сгуыхынц уæлæсинтæй æмæ дæлæсинтæй, уыдон Къаукъаз комкоммæ къæлæтджынтæм схизын кæны, ирон ном сын дæтты. Иронтæ къæлæтджынтæй уæлдæр уыдысты. Иу ныхасæй, чи-иу фесгуыхт къæлæтджынтæй, уæлæсинтæй, дæлæсинтæй, уыдон-иу фæстагмæ иронтæ-иу систы.

Йæ хъуыды Къаукъазæн уый уыдис, æмæ фæстагмæ Царциаты ном хъуамæ фесæфа, иууылдæр хъуамæ иронтæ суыдаиккой.

Табутæ-иу кæй æрцахстой æмæ-иу хъаст кæуыл цыдис, цыма ацы табу хыл кæны Къаукъазы размæ, уый æдде ма лæджы фыд дæр хордта, уыцы табу-иу æрбакодтой Къаукъазмæ æмæ-иу йæ сæрыл тæнæг æрхуыйы нысан бахуыдтой æмæ-иу æй уæрмы ныппæрстой.

Къаукъазæн арфæтæ кæнынц æмæ йын дзурынц:

Ныр дæ æгъдæуттæй нæ сывæллæттæм нæ бон у æмæ æдасæй кæсæм. Ныр сæ скъæфæг ничиуал уыдзæнис, ничиуал сæ хæрдзæни.

Цыдис азтæ, мæйтæ, бонтæ æмæ Къаукъазæн та лæппу райгуырдис, Пъорту та йæ ном.

Хуры ныгуылæны галиу фарсæй дзырд æрцыдис, куыд уым æххуыс хъæуы. Къаукъаз та дыууæ лæппуйы уырдæм арвыста Лазийы æмæ Манголы.

Айхъуыстис, ома, хурныгуылæны йæ рахизфарсы, йæ галиу фарсы цыдæриддæр зæххытæ сты, уым ахаудис Царциаты хъуыддæгтæ æмæ фæзындысты иронтæ æмæ уыдон кæй фæтыхджын сты.

Къаукъазмæ ласынц дарæсæн цæрмттæ, лæгуынæй æмæ хъуынджынæй, уыдонимæ алы хæринаг: хост нартхор, хост мæнæу хæрынæн, фыдызгъæл фосы, фысы, сырды, саджы, хуыйы æмæ цыдæриддæр хъæуы, хъуынджын цæрмттæ — зымæгонæн, лопо цæрмттæ — сæрдыгонæн. Иу ныхасæй, къахыдарæс, æрчъитæ, къогъодзитæ, къæлæтджынтæн, уæлæсинтæн, дæлæсинтæн алцыппæтæн хæссынц. Сæ къухы цыдæриддæр æфты хæринаг, урсаг уа æви æнæуый хæринаг, иууылдæр къæлæтджынтæн, дæлæсинтæн æмæ уæлæсинтæн хæссынц; теуатыл, бæхтыл, дзыгуынтыл — хурыскæсæнæй йæ рахиз фарсæй æмæ йæ галиу фарсæй, ноджы хурныгуылæны рахиз фарсæй æмæ йæ галиу фарсæй ласынц Дзауы комыл, Дайраны комыл, Дзæуджыхъæуыл.

Бæхы фæндаг сæхгæдис-иу айас теуатæй, бæхтæй, дзыгуынтæй; бæхы фæндаг иуыл-иу сæхгæдтой фæллойтæ.

Фæсивæд цыдысты сæхæдæг æмæ йын лæгъстæ кодтой:

Мах дæр арвит къæлæтджынтимæ, уæлæсинтимæ, дæлæсинтимæ, кæд сын æххуыс хъæуы хæсты. Мах дæр амæй фæстæмæ иронтæ стæм æмæ дæ лæппутæ стæм. Мах разы стæм дæуæн баххуыс кæныныл, цæмæй лæгхор адæмæн, Царциатæн, сæ кой цæрæнбонты куыд фесæфа.

Цыдысты та азтæ, мæйтæ, бонтæ æмæ Къаукъазæн та лæппу райгуырдис. Ацы рæстæджы уымæн ном радтой Кæджи.

Ацыппæт адæмимæ хуры ныгуылæны ’рдæм æрвиты иу лæппуйы та — Фарсуйы.

Бавнæлдтой стыр дæттыл хидтæ аразынмæ. Сæ уæлæ цæуынц къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ, дæлæсинтæ, æнцон сын у фæсте Царциаты табуты сурын.

Къаукъаз кæй иста йæхимæ, уыдонæн лæвæрдта нæмттæ, къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ æмæ дæлæсинтæ, иу ныхасæй сын лæвæрдта хуызтæ.

Уæлæсинты, дæлæсинты, куы-иу фесгуыхтысты, уæд-иу уыдоны хизын кодтой къæлæтджынтæм.

Царциаты адæмæй чи задысты фæсте æмæ сæ къухы чи æфтыдысты, уыдон-иу кæугæйæ-иу дзырдтой:

Мах дæр абонæй фæстæмæ стæм иронтæ æмæ уыдзыстæм Къаукъазы лæппутæ.

Фæзындис дынджыр агтæ, фыцæн агтæ, арæзт уыдысты æрхуыйæ. Фенцон ис хæринаг аразын. Кæнæ уæдмæ къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ, дæлæсинтæ иуыл физонæг арæзтой.

Рацыдысты азтæ, мæйтæ, бонтæ æмæ Къаукъаз æмæ Нартийæн райгуырдис лæппу, кæцыйæн ном радтой Алгъуыз.

Къаукъазмæ та алырдыгæй ноджы цæуы лæвæрттæ. Хæссынц ын цæрмттæ, къахыдарæс, сæрды дарæсæн лопо царм æмæ хъуынджын цæрмттæ — зымæгонæн. Адæмæн æхсызгон у æмæ афтæ аразынц, цæмæй къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ æмæ дæлæсинтæ мацæмæй схъуаг уой æмæ цырддæр, фидардæр хæцой æмæ тых кæной табуты адæмтыл, Царциатыл.

Айæппæт фæллойæн æфтауцтæ аразынц, Къаукъаз сын куыд амоны, афтæ. Дзауы комы рæзы æфтауцгæ, Дзæуджыхъæуы рæзы æфтауцгæ, Дайраны комы рæзы æфтауцгæ. Хъæдæрмæгæй аразынц æфтауцтæ, цæмæй ма бамбийой къахыдзаума, уæлæдарæс, хæринаг.

Ацы æфтауцтæ аразынц куыд хæдзаргонд, аразынц айхуызæн æфтауцтæ алы ран æмæ адон Къаукъазæн сты, куыд фидар бындуртæ, хурыскæсæны ’рдыгæй, хурныгуылæны ’рдыгæй, йæ рахизфарсы ’рдыгæй, йæ галиу фарсырдыгæй.

Тынг дæсны кусæг сты иронтæ, æмæ тынг зæрдиагæй дæсны кусджытæ кусынц.

Æрвитынц та ног æххуыстæ къæлæтджынтæн, уæлæсинтæн, дæлæсинтæн. Алы æххуыстимæ Къаукъаз арвиты та йæ æртындæсæм лæппуйы, Пъортуйы.

Къаукъазмæ дзырд хæссынц, зæгъгæ, къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ, дæлæсинтæ афтæ хъæбатыр хæцынц, æмæ табутæ лидзынц сæ адæмтимæ, цартиатимæ, цæст сыл нæ хæцы. Ацы æгъдауæн хидтæ тынг æххуыс кæнынц къæлæтджынтæн, уæлæсинтæн, дæлæсинтæн æмæ уыдон бонæй æмæ æхсæвæй хидтæ аразынц, цæмæй сæ æнцонæй дæр æййафой табуты сæ Царциаты адæмимæ æмæ сын æнцондæр уа сæ ахсын.

Æрæмбырд та ис минтæ сгуыхт лæппутæ, сæхи иронтæ чи схуыдта. Æрæмбырд сты æххуыс кæнынæн къæлæтджынтæн, уæлæсинтæн, дæлæсинтæн.

Мах дæ лæппутæ стæм æмæ дæ лæппутæн æххуыс кæнынмæ цæуæм, — дзурынц Къаукъазæн.

Ацы рæстæджы та Нартийæн æмæ Къаукъазæн лæппу райгуырди, Дзæхи та йæ ном.

Ацы æфсæдтимæ, ног иронтимæ та Къаукъаз радта йæ дыууæ лæппуйы. Адон ныр кæд нырма æнахъомыл сты, уæддæр сæ Къаукъаз нæ уромы. Лæппутæ сæхæдæг тырнынц æмæ уромæг дæр сæ нал ис. Афтæ цырдæй цæуынц се ’фсымæртæн æххуыс кæнынмæ.

Уыцы нæуæг адæм, сæхи иронтæ чи схуыдта, Къаукъаз та уыдонæн радта къæлæтджынты, уæлæсинты, дæлæсинты нæмттæ æмæ арвыста семæ йæхи дыууæ лæппуйы Кæджийы æмæ Алгъуызы.

Адон арвыста æххуыс кæнынмæ уыцырдæм, кæцырдыгæй дзырдхæсджытæ ныхас хастой Къаукъазмæ, ома, дам, уым æмæ уым хъæуы æххуыс кæнын.

Дзырдхæсджытæ цæуынц æмæ Къаукъазмæ хæссынц дзырд — табутæ æмæ сæ æмдзу адæм Царциатæ, дам, уыйонг смæллæг сты, æмæ, дам, лидзынц къуыппытæм, æфцæджытæм. Хизынц æфцæджытæм æмæ сæхи, дам, æппарынц къæдзæхтæй. Табуты адæм сæхи дæттынц къæлæтджынтæн, уæлæсинтæн, дæлæсинтæн, сæ разы кæугæйæ:

Ма нæ амарут, табутæ лидзынц, мах дæр иронтæ стæм, Къаукъазы лæппутæ.

Ацыдысты та азтæ, мæйтæ, бонтæ æмæ Къаукъазæн æмæ Нартийæн райгуырдис лæппу, Алæг та йæ ном.

Æххуыс цæуы алырдыгæй ноджы. Æфтауцытæ та дзаг кæны куыд хæрдæй, афтæ дарæсæй. Зымæгон дарæс — хицæн, сæрдыгон дарæс — хицæн. Æфтауцыты бадынц бийджытæ. Куыд сæрдыгон цæрмттæй, афтæ зымæгон цæрмттæй бийынц пысултæ, афтæ къахыдарæс дæр бийынц, рæхсынц. Æрвитынц хæсты быдырмæ, хæхтæм дарæс, къахыдарæсæй, уæлæдарæсæй, хæринагæй теуатыл, дзыгуынтыл, бæхтыл.

Рацыдис азтæ, мæйтæ, бонтæ, æмæ та Нарти æмæ Къаукъазæн райгуырдис лæппу Хæзар.

Ирон фæсивæд кафынц, зарынц, сæ къæхтыл нал лæууынц фырцинæй.

Къаукъаз сын ахæм æгъдæуттæ сарæзта, æмæ сæ цот фылдæрæй-фылдæр кæндзæнис Царциатæн æдасæй. Зæххы цъар сæ сæртыл исынц къæлæтджынтæ, уæлæсинтæ, дæлæсинтæ фырцинæй — Царциатæ рæхджы скуынæг уыдзысты, зæгъгæ.

Рацыдис азтæ, мæйтæ, бонтæ æмæ та йæ дыууæ фырты æрвиты Къаукъаз хæстмæ. Адон сты Дзæхи æмæ Алæг. Адонæн семæ æрвиты амæй-ай хуыздæр лæппуты — ирон фæсивæды. Æрвиты сын семæ хæринаг, дарæс, цы рæстæгæн сæ цы бахъæуа, уый бæрц.

Дзырд хæссынц дзырдхæсджытæ:

Иттæг дард стæм, фæлæ табутæ никуал зынынц. Æддагон адæмты арæнтæм бахæццæ стæм. Фæрсынц нæ уыдоны адæм: «Цы æгъдæуттæ рæзы Къаукъазмæ?»

Махæн не ’гъдæуттæ фыццагæй дæр сты æмæ лæг лæджы фыд хъуамæ мауал бахæра. Мах сæ цæгъдæм лæджы æфхæрджыты, сæ хистæрты, нæ сыл ауæрдæм, кæм сæ арæм æмæ ахсæм, уым сын сæ сæртыл æрхуытæ хуыйæм, уæрмыты сæ æппарæм æмæ сæ сыдæй марæм. Æддагон адæмæн ацы ныхæстæ иттæг æхсызгон уыдис æмæ нын арфæтæ кодтой.

Кæстæр лæппу кæд нырма æнахъомыл у, уæддæр куры Къаукъазæй:

Арвит мæ, ме ’фсымæртæн баххуыс кæнон, Царциатимæ хæст хъуамæ мæныл адих уа.

Къæлæтджынтимæ, уæлæсинтимæ, дæлæсинтимæ сцæттæ кодта Къаукъаз йæ кæстæр лæппуйы æмæ йæ арвыста хæстмæ.

Дзырдхæсджытимæ хæссынц бонæй-бонмæ, райсомæй-изæрмæ, куыд хурыскæсæнæй, афтæ хурныгуылæнæй, йæ рахиз фарсæй, йæ галиу фарсæй табутæ æд Царциатæ никуал сты, æмæ сæ ном дæр фесæфтис. Кæд ма иуæй-иу рæтты ма исчи баззадис, уыдонимæ дæр тох цæуы.

Иу ныхасæй Царциатæ фесæфтысты æмæ иууылдæр иронтæ систы.

Къаукъазы тох табуты ныхмæ цыдис сæдæ азты, сæдæ азты, цалынмæ Къаукъазы фæндтæ иууылдæр нæ сфидар сты Царциаты æхсæн.

Азтæ ацыдис, мæйтæ ацыдис, бонтæ ацыдис, æмæ хæсты быдырæй раздæхтис Къаукъазы хистæр лæппу Ирон.

Йæ фыдæн дзуры Ирон:

Арфæ ракæн хурæн — йе скæсæнæй, йæ ныгуылæнмæ, йæ рахиз фарсæй, йæ галиу фарсæй, иууылдæр иронтæ сты, Царциатæн сæ табутимæ кой дæр никуал ис æмæ иууылдæр бындзагъд систы. Ды, мæ фыд, Къаукъаз, мæ мад Нарти, базæронд стут æмæ уæ ныр дзæгъæл нал ныууаддзынæн. Нæ фæсивæд кæмыты æмбæлынц æддагон адæмтимæ, æддагон адæмтæ сæ фæрсынц: «Цы дзинад уæм ис, цæй тыххæй цæгъдут ацы адæмы?» Уыдон сын дзурынц: «Уымæн æмæ лæджы фыд хæрын хъуамæ мауал уа, хъуамæ сывæллон рæза æдасæй, хъуамæ хъомыл кæна, хъуамæ ног æгъдæуттæ æрæвæрæм, хъуамæ лæгхордзинад фесæфа æрмæст махмæ нæ, фæлæ сымахмæ дæр æрæвæрæм айхуызæн æгъдæуттæ».

Æддагон адæм иттæг бацин кодтой æмæ чи фехъуыста ацы ныхæстæ, лидзын байдыдтой иронтæм, Къаукъазмæ.

Æддагон адæм, нæ алыварс чи сты, уыдон дæр куы базыдтой, ахæм æгъдæуттæ кæй æрхаудис, лæджы хæрын кæй нал хъуамæ уа, уæд сæ хистæртимæ тох байдыдтой, цæмæй лæгхордзинад мауал уыдаид æмæ ног æгъдæуттыл хъуамæ уыдон дæр байдайой цæрын сæрибарæй.

Табутæй фервæзтысты Ирыстоны.

Къаукъаз йе ’стдæс лæппумæ æрдзырдта, фæстæмæ сæ хæдзармæ æркодта, сарæзта æстдæс фæлысты нысантæ — иуыл æртын æхсæз æмæ сын загъта:

Сымах æрвитын æгас Ирыстоны хъахъхъæнынмæ. Ацæут хурыскæсæны ’рдæм, йæ рахизфарсы ’рдæм, йæ галиуфарсы ’рдæм, хурныгуылæны ’рдæм, йæ рахизфарсы ’рдæм, йæ галиуфарсы ’рдæм. Дæттын уын бынæттæ, æрвитын уæ бынæттæм. Уæ бынæтты хъуамæ ирон фæсивæдæй æфсад саразат, кусгæ дæр хъуамæ кæной ацы æфсæдтæ æмæ хъахъхъæнгæ дæр хъуамæ кæной йæ алыварс. Абонæй фæстæмæ нал уыдзысты нæдæр къæлæтджынтæ, нæдæр уæлæсинтæ, нæдæр дæлæсинтæ. Дæттын уын æгъдауæн æмæ фæткæн: аразут зæппадзтæ — хæдзары цал удгоймаджы уыдзæн, уал. Афтæ саразут зæппадз, æмæ лæгбæрц куыд уа зæппадзы æрхуыссæнтæ. Бинонты цал райгуыра, уал ног зæппадзы сарæзтæуа. Галиудзинад чи кæна, уыдон удæгасæй хъуамæ ныххизой зæппадзмæ æмæ афтæ хъуамæ амæлой. Кæд зæппадзы чи бахауди, уымæн фæстагмæ рæстдзинад разына, уæд зæрæдты бакæнут æмæ уыдон сын хъуамæ зæгъой: «Тæрхонмæ гæсгæ ды зылын дæ, рахиз зæппадзæй æмæ адæмы æхсæн æрзил, бакус, куыд иннæтæ». Кæд зæрæдты ныхасмæ нæ æрцæуа, уæд сылгоймæгтæй саразут иронвæндаг æмæ уыдон хъарæджы рæстæджы дзурдзысты: «Ды мæлæтæн æвгъау дæ, ды бахаудтæ зынджы хуымæтæджы, цæрынхъуаг дæ, рахиз æмæ дæ адæмимæ, ирон адæмимæ цы дзырд радтай Къаукъазæн — æз дæн ирон, зæгъгæ, æмæ хъуамæ цæрон ирон дзыллæимæ Къаукъазы æгъдæуттыл. Хъуамæ рахизай». Кæд та сын нæ рахиза, уæд та йæм ноджы иронвæндаг кæнынц зæронд лæгтимæ æмæ йын лæгъзтæ кæнынц.

Кæд йæ бон нал у æмæ уыйонг ахауди, уæд æм æрвитынц фæсивæды æмæ йæ рахæссынц æддæмæ æмæ йын æххуыс кæнынц, кæд ма, дам, раздæха. Кæннод, кæд амæла, уæд фæстæмæ зæппадзы æвæрынц.

Туганты М. С. Мироустроительная система народа ИР, центральное место в которой занимает нарты Шатана
Туганты М. С. Мироустроительная система народа ИР, центральное место в которой занимает нарты Шатана

Иу ныхасæй, Къаукъаз йæ лæппуты адих кодта æгас Ирыстоныл, хæйттæ сын радта, æгас Ирыстоны байуæрста йе ’стдæс лæппуйæн.

Алы ран, Къаукъазы лæппутæ кæм сты, уым Къаукъазы лæппутæн æвзæрст лæгтæ чи сты, æууæнкджын лæгтæ æмæ уыдоны расидтмæ чи нæ байхъуса, уыдон дæр хъуамæ зæппадзы ныххауой.

Кæд йæхæдæг, æвзæрст лæг, æууæнкджын лæг исты галиудзинад сараза Ирыстонæн, уæд Къаукъазы лæппутæн йæ фыдæй бар ис æмæ ахæм æвзæрст æууæнкджын лæджы дæр ныппара зæппадзы.

Къаукъаз цы æстдæс фæлыст нысæнттæ сарæзта йе ’стдæс лæппуйæи, уыдонæй алы фæлыстæй иутæ ныууагъта йæхимæ, иннæтæ радта лæппутæн æмæ сын загъта: «Уый уын нысæнттæ, ахæссут, иутæ сымах уæнт, иннæтæ — мæнмæ. Исты зындзинады куы ныххауат, уæд мын ацы нысан æрвитут æууæнкджын лæгимæ æмæ уæ уæд æз базондзынæн, кæцы лæппу бахауд зындзинады. Кæд уæм цин, хорздзинад уа, уæддæр мын хъусын кæнут. Хистæр лæппу Ирон, Къаукъаз куы базæронд, уæд хæдзары баззадис.

Æхсæв æмæ бон рæзынц хъæутæ, сахартæ. Æгас Ирыстоны уыцы хорздзинæдтæ, дæсныдзинæдтæ, кæцытæ уыдис Царциаты адæмтæн, баззадис æгас Ирыстоны: хæдзар аразыны дæсныдзинад, бæлæгътæ аразыны дæсныдзинад. Æфсæйнаг аразындзинад дæр фæзынд Къаукъазæн. Ацы дæсныдзинады фæрцы æхсæвæй-райсоммæ фæзынын байдайы сахартæ æмæ хъæутæ.

Хъусынц ацы хорз æгъдæуттæ æмæ куыстытæ Ирыстонæй æддæдæр цы адæмтæ цæрынц, уыдон æмæ сæм цæуынц Къаукъазы æрвыст лæппутæм æмæ сæ курынц:

Æрцæрæм мах дæр ам. Мах дæр фæнды иронтæ суæвын, мах дæр фæнды уе ’гъдæуттыл цæрын, мах дæр фæнды нæ сывæллæтты схъомыл кæнын, куыд иронтæ.

Цæвиттон хъуыддагæй, махæй æддæдæр уыдысты иннæ адæмтæм хистæртæ, кæцытæн сæ нæмттæ уыдис Къамбиз æмæ Псаманит. Псаманитæн уыдис цъусдæр адæм æмæ уыдис иу лæппуйы хицау. Къамбизæн та зæнæг нæ уыдис, уæд æрæмысыдис Къамбиз æмæ Псаманитмæ уазæгуаты бацыдис, кæд, дам, мын йæ лæппуйы аргæвдид, уыцы хъуыдыйæ. Псаманит Къамбизæн иттæг хорз бафысым ис, фæлæ йын йæ иунæг лæппуйы уæддæр нæ аргæвста. Къамбиз куы аздæхтис, уæд бартхъирæн кодта:

Ды мын хорз фысымдзинад нæ радтай мæнæн, зæгъгæ, гъеныр æз дын схос кæндзынæн, дæ лæппуйы дын мæхæдæг аргæвддзынæн.

Ирыстонæн йæ ном куыннæ айхъуыстис æддагон адæмтæм дæр æмæ сæ хистæрты онг дæр, ома, Ирыстоны адæмы æргæвдæн, дам, нал ис.

Уымæ гæсгæ Псаманит стардта йæ лæппуйæн йемæ йæ фæллой, цыдæриддæр уыдис, сæвæрдта теуатыл, дзыгуынтыл, бæхтыл æмæ йæ лæппуимæ рарвыста, уыцырдыгæй æввахсдæр чи уыдис, Къаукъазы уыцы фыртмæ æмæ йын лæппу загъта:

Курын дæ, уый дын мæ фыды фæллой, цыдæриддæр у, уый дын мæ адæм. Сымах стут æстдæс æфсымæры æмæ мæн дæр айсут нудæсæм æфсымæрæн. Мæ фыды фæллой цыдæриддæр у, уыдон дæр сымахмæ хæссын. Къамбиз нæм æрцыдис æмæ хъуамæ мæ фыдæн мæн аргæвдын кодтаид, куыд уазæгæн.

Къаукъазы лæппу йæхи æууæнк лæгæн радта йæ нысан æмæ Псаманиты лæппуйæн загъта:

Ацу мæ фыдмæ æмæ акæн демæ ацы лæппуйы дæр, фæллой ам баззайæд.

Йæ фыдæн ныстыдта [?]: «Йæ адæмтæ дæр мæнмæ радта. Гъеныр дын цы аскъуыддзаг кæна мæ фыд, ууыл баззайдзæн».

Æрцыдысты Къаукъазмæ, кæй зæгъын æй хъæуы, йæ сæрæй йын акуывта лæппу, йæ зонгуытыл æрлæууыди, балæгъстæ кодта, загъта йын:

Дæуæн ис æстдæс лæппуйы æмæ дæ курын, мæн дæр айсай нудæсæм лæппуйæн.

Ноджы йын радзырдта, цæй тыххæй ралыгъдис хæдзарæй, радзырдта йын Къамбизы хъуыддаг.

Къаукъазæн ацы хъæстытæ куы ракодта лæппу, уæд ын Къаукъаз загъта:

Исын дæ, ды уыдзынæ мæнæн нудæсæм лæппу, дæ ном уыдзæнис Саулæг. Æрвитын дæ мæнæ мæ лæппумæ йæ нысанимæ фæстæмæ, цæмæй Псаманиты адæмы йæхимæ æрбакæна, йæ адæмы йын Иры фæсивæдимæ схæццæ кæна, Къамбизы ныппырх кæна, йæхи йын æрцахса Къамбизæн æмæ мын ардæм æрхæццæ кæна.

Цалынмæ уыдон ныххæццæ уыдаиккой Къаукъазы лæппумæ, уалынмæ Къамбиз базыдта Псаманиты лæппу кæй ацыдис Ирыстонмæ, Къаукъазмæ хъаст кæнынмæ.

Кæй зæгъын æй хъæуы, Къамбиз схæцыдис æмæ йæхи доны баппæрста.

Ацы æппæт адæм, Иры фæсивæд æмæ Псаманиты адæм куы балæбурдтой Къамбизы адæммæ, уæд уыдон загътой:

Къамбиз нал ис, фæлæ мах нæхи дæттæм Къаукъазы адæмæн. Махæн тынг æхсызгон у, уæ къухы кæй бахаудыстæм æмæ уе ’гъдæуттыл кæй цæрдзыстæм. Махæн æхсызгон у, Къамбиз йæхи доны кæй баппæрста.

Уæд Къаукъазы лæппу йæхимæ райста Къамбизы æмæ Псамаииты адæмты æмæ сын хистæрæн баурæдта Саулæджы. Уыдон дæр уыцы æгъдæуттыл баурæдта, цы ’гъдæуттæ йын Къаукъазæй дзырдгонд уыдис.

Рацыди та рæстæг. Къаукъаз иттæг смæллæг ис, рацарди фондзсæдæ азы, фæлæ йæ лæппу Ирон, кæд уый дæр базæронд ис, уæддæр йæ фыды фæдзæхстытæ йæ бон у нырма æххæст кæна.

Амардис Къаукъаз.

Рацыдысты та бирæ азтæ, мæйтæ, бонтæ. Нарти дæр амардис. Ирон архайы. Нартийы цот сбирæ сты, мæ хур. Бирæ цот сын баззадис.

Ирон дæр амардис.

Рацыдысты та бирæ азтæ, мæйтæ, бонтæ æмæ Къаукъазы лæппутæ дæр иууылдæр фæмардысты рæстæгæй-рæстæгмæ, фæлæ сæ цот, Нартийы цот, баззадис. Уыдон сбирæ сты. Абон дæр ма Ирыстоны хъуысы Нарты цот бирæ кæй уыдысты, уый.

Нартийы цотæй разæй чи ацыдаид, схистæр уыдаид Ирыстоны, уый уыдис Гуыдар.

Гуыдар афтæ арæзта Ирыстоны æмæ куыд Къаукъаз. Цыдæриддæр æгъдæуттæ фæлтау ныууагъта, уыдоныл фидар хæцыди Гуыдар. Кæд æмæ Къаукъаз æфсæнгарз кусæндæттæ, хъæдæрмæджы кусæндæттæ, пысулы кусæндæттæ арæзта, уæд Гуыдар уымæй уæлдæр ницы сарæзта.

Хистæрдзинад кодта Гуыдар. Алырдæм цыдис Гуыдар æмæ афтæмæй хистæрдзинад кодта. Гуыдармæ дæр афтæ цыдысты, куыд Къаукъазмæ, айсут нæ, зæгъгæ, Ирыстонмæ. Мах дæр, зæгъгæ, сымах æгъдæуттыл архайдзыстæм. Ныр ма, дам, махмæ афтæ рæхджы нæ фесæфдзæнис лæгхордзинад æмæ нæ мах фæнды нæ сывæллæтты, нæ цот рахъомыл кæнæм, куыд иронтæ.

БАСЫЛ ÆМÆ ОЛГЪА

Нарты фæсивæдæй иу усæн райгуырдис лæппу. Уыцы усæн мой нæ уыдис. Ацы рæстæджы, Гуыдары хистæрдзинады рæстæджы, уыдис иу ус, йæ ном Тæраз.

Алы фисынæй йæм цыдысты, фарстой йæ зонд. Кæд дæсны нæ уыдис Тæраз, уæддæр алцыппæт дæр хорз амыдта.

Тæразмæ бацыдис уыцы ус æмæ йын загъта:

— Нарты цотæй иу лæг мын тыхми бакодта æмæ мын лæппу райгуырдис. Нæдæр мæ фæнды дзæппазы бахауын, нæдæр мæ фæнды мæ лæппуйы амарон. Дæумæ æрбацыдтæн. Цы мын баххуыс кæндзынæ, цы мын бацамондзынæ?

— Æрбахæс мæм дæ сывæллоны, хъуамæ йæ басгарон, мæ барæнæй йæ сбарон.

Ус æхсæвыгон сусæгæй æрбахаста йæ сывæллоны Тæразмæ.

Барæны уæлæ сæвæрдта Тæраз ацы сывæллоны, Тæразæй рауын-бауын фæкодта ацы сывæллоны æмæ йын усæн дзуры:

— Дæ сывæллон диссаджы лæгдæр хъуамæ рацæуа. Уый тыххæй хъуамæ сархайæм, сывæллон цæмæй удæгасæй баззайа æмæ рахъомыл уа.

Уыцы рæстæджы æндæр сыхы иу усæн йæ лæппу амардис, мард сывæллоны йас уыдис æмæ йын зæгъы Тæраз усæн:

— Сом уыцы гыццыл лæппуйы мард сæхи дзæппазмæ бахæсдзысты. Дыккаг бон йæ мады зæрдæ нæ фæлæудзæнис æмæ иттæг раджы кæугæ бацæудзæнис дзæппазмæ. Цалынмæ уый нæ ма бацæуа, уалынмæ ды хъуамæ схæцай æмæ бацæуай уыцы дзæппазмæ, æмæ уыцы мард сывæллоны уыдон мидæг батух æмæ уым æрæвæр дæ сывæллон. Мард сывæллоны та ахæсс исчердæм хъæдмæ, уым баныгæн, куыд ницы йæ скъаха, арф. Дæ хъус дар дардæй. Ацы хъуыддаг ды хъуамæ саразай уалынмæ, цалынмæ уыцы ус нæма бацыдис дзæппазмæ æмæ хъуамæ дæ хъс дарай – цы аразы, цы ми кæны, уыцы ус.

Марды мад бацыдис æцæгдæр иттæг раджы, дзæппазы уæлхъус кæуы мидæмæ. Мидæгæй йæм сывæллоны кæуын райхъуыстис. Ус йæхи баппæрста дзæппазмæ. Кæсы æмæ сывæллон кæуы. Фелвæста йæ цæй мидæг уыдис тыхт, уыимæ æмæ уыны сывæллон куыд тыхт уыди, афтæ уыдон мидæг тыхт уыдис ноджыдæр.

Чи амардис, уыцы сывæллоны ном хуындис Басыл.

Хъуыстгонд уыдис уыцы фисынæн Тæразы хъуыддæгтæ æмæ зондджындзинад.

Араст ис ус æд сывæллон æмæ Тæразмæ ныццыдис:

— Дæ хорзæхæй, Тæраз, зæгъ мын: ацы сывæллон мæн у æви нæ? Ды мын раст зæгъдзынæ. Мæ сывæллон знон мардæй бавæрдтон дзæппазы æмæ абон райсомæй бацыдтæн æмæ кæугæйæ баййæфтон ацы сывæллоны æмæ мын зæгъ раст: мæн у ацы сывæллон æви нæ?

Тæраз ын загъта:

— Ды нырма афтæ нæ базæронд дæ æмæ дæ сæры зонд ацæуа. Лæппу дæу у, кæй зæгъын æй хъæуы. Бакæс ма иудадзыг дæ хуызæн куы у цæстæй, æрфыгæй. Гъа ныр ма мæ хъæуы, хъуамæ басмудон дæ дзидзитæм æмæ сывæллонмæ дæр.

Тæраз смуды сывæллонмæ дæр æмæ усы дзидзитæм дæр.

— Ацы хорз ус, мыййаг, ды смаг не ‘мбудыс, уæ дыууæ дæр иу буары смаг кæнут. Дæ лæппуйæн йæ ном цы хуыйны?

Мад ын дзуры:

— Мæ лæппу хуыйны Басыл.

— Барæныл мын æй æрæвæр.

Стæй йæ къухтæм æй систа Тæраз сывæллоны æмæ загъта усæн:

— Мæнæ хорз ус, дæ лæппу Ирыстоны хуыздæр лæг ралæудзæнис, фæлæ йæм дзæбæх базил. Дæ бон цы уа, мацæуыл ын бацауæрд. Ай хуызæн гуырдтытæ Ирыстоны афтæ арæх нæ гуырынц, фæлæ дæ бон циу, уымæй йæм дæ хъус æрдар. Куыд хъомыл кæна, афтæ мæнæн дæр хъусын кæн, дзæбæх у, æнæниз у, рынчын у, уæддæр мын хъусын кæн.

Ус сывæллоны ныхъхъæбыстæ кодта, апъатæ йын кодта æмæ йæ ахаста йæ хæдзармæ.

Æрбацыдис йæ æцæг мад æмæ йын дзуры Тæразæн:

— Дæ рын бахæрон, цы бацис, цы хуызæн у мæ лæппу?

— Дæ лæппуйы æз дзæбæх федтон, сбарстон æй. Уый рацæудзæнис Ирыстоны аргъ лæг. Йæ нæуæг мадæн æй бауарзын кодтон. Бауырныдта йæ æцæгдæр, ай йæ хъæбул у, уый, фæлæ уый сывæллоны афтæ арф хъуамæ баныгæнай æмæ никæцæй разына.

— Ма тæрс, Тæраз, дæ рын бахæрон. Æз дæ разы зоныгыл кæнын, ацы дзæбæхдзинад кæй аразыс сылгоймагæн æмæ Ирыстонæн. Уыцы сывæллон ахæм ран бавæрдтон, æмæ хæхтæ куы ракæлой, уæддæр ничи базондзæнис, уымæн æмæ цалынмæ хæхтæ ракæлой, уалынмæ сывæллон дæр йæхæдæг сыджыт уыдзæнис.

— Мады зæрдæ сывæллонæн иттæг адджын у. Æз ын загътон, куыд-иу æрбацæуа уыцы ус арæх мæнмæ æмæ мын хъусын кæна, куыд уыдзæнис сывæллон. Куы дын-иу дæм хъусын кæнон, уæд-иу æрбацу, куыд уазæг æмæ-иу дæ сывæллонмæ дæр бакæс. дæ бон у, дæ къухмæ дæр æй сисай, куыд уазæг æмæ йыл бацин кæнай.

Лæппу рæзы, кæд исчи рæзы азтæй, уæд уый мæйтæй æмæ къуыритæй рæзы, уыййас.

Рацыдис рæстæг, азтæ æмæ лæппу ссис фынддæсазыккон, хъазынхъом ссис йе мгæрттимæ.

Басыл йе ‘мбæлттимæ фылдæр уарзта хъæлæй хъазын.

Басыл рæзы, дынджыр кæны, стдæс азхъом ссис. Хъæлæй хъазыдис. Йæ хъæл никъкъуырц кодта æмæ хъæл атылдис æмæ иу чызджы къахыл сæмбæлдис.

— Ай, дæлæ лæппу, де схæссæг мауал схæссæд æндæр, мæ къах мын асастай. Кæд уый хуызæн сгуыхт дæ. уæд цыппар æмæ ссæдз цæугæдæтты уыцы фарс хурыскæсæны рахис фарс цы мæсыг ис, уым мæсыджы мидæг ахæсты бады Гуыдарæн рæсугъд чызг Олгъа, кæцыдæр Гуыдарæн усæн нæ бакуымдта. Кæд дæуæн уыйас дæ бон у, æмæ ахæм сгуыхт дæ, уæд уый дæхицæн усæн æркæн, — загъта чызг Басылæн.

Гуыдарæн йæ ус раджы амардис, нырма лæппу уыдис, афтæмæй. Гуыдарыл цæуы дыууæ сæдæ азы. Олгъайыл та æхсæрдæс азы. Мæгуыр мады æмæ фыды чызг уыдис Олгъа, нарты цотæй æмæ Гуыдарæн усæн нæ бакуымдта.

Олгъа афтæ рæсугъд уыдис, æмæ æхсæвыгон-иу куы ракастаид æддæмæ, уæд бæстæ ныррухс-иу, куыд хурæй æмæ алыварс чидæриддæр цардысты, иууылдæр-иу райхъал сты æмæ-иу базыдтой, хорздзинад кæй ницы ис: Олгъамæ кæнæ скъæфджытæ æрбацыдысты, кæнæ тынбиджытæ, уымæн æмæ Гуыдар афтæ фидарæй дардта æмæ ахæм хъхъхъæнджытæ уыдис йæ мæсыджы алыфæрсты, æмæ Олгъа хуымæтæджы нæ ракастаид дуармæ.

Олгъайæн йæ фыдæй йын баззадис иу нысан байраг, байраджы æддæ ма йын ноджы баззад диссаджы æрттиваг нысан æрдæг мæйы хуызæн.

Олгъайы фыд куы мардис, уæд ын афтæ загъта:

— Мæ чызг, уадзæм дын ацы байраджы æмæ ацы æрдæгмæйы хуызæн нысан, кæцыдæр хурау æрттивы. Мой куы скæнай, мæ чызг, уæд ацы нысан дæ мой йæ рахис риуыл æддейæ бахуыйæд æмæ йæ уæлæ уæд, цалынмæ удæгас уа.

Ацы байраг та æнæмæнгæй дæр хъуамæ акæнай дæ моймæ æмæ хъуамæ бæхæн сбæззын кæнат. Цалынмæ удæгас уат, уалынмæ йæ ма ныууадзут. Уый дæр хъуамæ сымахимæ амæла.

Уыцы æхсæв Басыл схуыссыдис, ныддаргъ сты йæ хъуыдытæ æмæ фæндтæ, цыма æгас дæс азы хуыссы, афтæ.

райсом сыстадис æмæ йæ мадæн загъта:

— Нана, æз дард фæндагыл цæуын æмæ æрæгмæ куы здæхон, уæд маст ма кæн.

— Цы? Дардмæ цæуыс? – Йæ мад ын дисгæнгæйæ загъта,- æмæ дæ чи æрвиты? Гуыдар дæ мыййаг исчердæм æрвиты?

— Нæ, нана, нæ, Гуыдар мæ ничердæм æрвиты. Мæнæн мæхи сæрмагонд хъуыддаг ис æмæ уый тыххæй цæуын.

Араст Басыл, фæцæуы. Йæ мад йæ фæстæ рацыд æмæ кæуы, йæ фисхъæд къухтæй йæ цæссыгтæ сæрфы. Басыл ын дзуры:

— Ма ку, нана, аздæх хæдзармæ, æз цы хъуыддаджы тыххæй цæуын, уый дæуæн дæр æхсызгон уыдзæнис.

Басыл араст æмæ фæцæуы. Йæ мад баздæхт фæстæмæ æмæ гуым-гуым кæны йæхицæн:

— Нырма цы кæнон, куыд цæрдзынæн? Сывæллон схъомыл кодтон æмæ, гъе, ныр схæцыдис æмæ цæуы. Кæдæм цæуы, ницы йын зонын. Афтæ зæгъон: усгур цæуы исчердæм, уæд нырма æнахъомыл у. Иуыл ыл цæуы ссæдз азы, æндæр нæ. Цæй, йæ амонд хорз уæд. Цæмæдæриддæр цæуы – йæ амонд хорз æмæ ифтонг уæд, æмæ йын хæлар уæд мæ дзидзийы хуыпп, — æмæ ус йæ дзидзитыл хæцы.

Басыл цæуы. Кæм бæлæгътыл, фурдтыл æмæ стыр цæугæдæттыл дæр. Кæм дæттæ нæй, уым бæхтыл.

Фæнымадта Басыл цыппар æмæ ссæдз дынджыр цæугæдоны. Бахæццæ ис цалдæр боны фæстæ хурыскæсæнæн йæ рахис фарсы ‘рдæм стыр цæугæдоны былмæ.

Дæ бон нæу фалæмæ ахизай, кæд дæм Гуыдарæй нæ уа нысан. Гуыдар дæр, куыд Къаукъаз, куы-иу арвыста искæй хъуыддагмæ, уæд ын-иу йæ нысан лæвæрдта.

Æрфарстой Басылы доны былы чи лæууыдысты, уыцы бæлæгъты хъахъхъæнджытæ:

— Чи дæ, цавæр дæ, кæй æрвыст дæ?

Басыл сын загъта:

— Æз дæн мæгуыр лæг, рацыдтæн æмæ мæ фæнды иттæг хорз бакусон бæлæгъы уæлæ.

Æмæ иннæтæ йæ фæрсынц:

— Кæд дæ афтæ фæндыдис, уæд нæ хистæрæй, Гуыдарæй, нысан цæмæн нæ рахастай?

— Гуыдар дард ис æмæ æз та ам æввахс дæн æмæ цалынмæ Гуыдармæ ныццыдаин, æз æххормагæй амардаин.

Уый размæ бонты цалынмæ Басыл уырдæм бацыдаид, уалынмæ сын-иу дзæбæх бæлæгъ скъæрæг амардис.

Бæлæгъы кусджытæ лæппуйы бафæлвæрдтой æмæ загътой:

— Кæд æм Гуыдарæй нысан нæй, уæддæр куыд зыны – лæппу иттæг хорз зоны бæлæгъимæ архайын æмæ хорз бакусдзæнис.

Айстой Басылы сæхимæ кусынмæ. Фалæрдæм хизы æмæ ацырдæм дæр арæхсы, хорз нæ, фæлæ уæлдайдæр хорз.

Басыл куысты-иу куы вæййы, уæд-иу мæсыджы алыварс рацу-бацу кæны æмæ хъахъхъæны, бæрæг кæны, куыд бацæуа, кæцæй йæм ис бацæуæн æмæ куыд æнцондæр уыдзæнис мæсыгмæ бацæуын.

Басылы рæхджы бæлæгъты хистæрæй снысан кодтой, фæлæ Басылы хистæрдзинады мæт нæй. Уый онг уымæн йæ хъуыдыйы ис – рæсугъд Олгъа йæ къухы куыд бахауид.

Цæуынц бонтæ, мæйтæ, азтæ æмæ Басыл бирæ хорздзинад æмæ нывæзт сбæрæг кодта. Фæлæ йе ‘намонддзинад уый у, æмæ бæлæгътæ изæрæй нал кусынц æмæ æхсæвыгон бæлæгътæ-иу бауромынц мæсыджы ‘рдыгæй æмæ сын хъахъхъæнджытæ вæййы, мачи сæ аласа, мачи сæ суадза, ма сызмæлой.

Алы бæлæгъæн дæр йæ хъахъхъæнæг хицæнæй уыдис. Кæй зæгъын æй хъæуы, Басыл иттæг хорз сбæрæг кодта йæ фæнд.

Басыл мæсыджы хъахъхъæнджыты, Олгъайы хъахъхъæнджыты куыд сбæрæг кодта, афтæ сбæрæг кодта мæсыджы дуæрттæ дæр, уымæн æмæ дуæрттæ-иу куы бакодтой, уæд хъинц-хъинц кодтой æмæ æгас адæм, хъахъхъæнджытæ æмæ иннæ адæм дæр, мæсыджы алыварс чи цардысты, уыдон райхъал-иу сты.

Басылы къухы бафтыдис дæс барæны сой, уæрдæхтæ. Уæрдæхтæ йæ хъæуынц хъахъхъæнджыты бæттынæн.

Æмбисæхсæв куы ссис, уæд Басыл йæ куыстыл ныллæуыдис. Мæсыгæн йæ алыварс ис фондз хъахъхъæнæджы. Басыл йæхи баппæрста хъахъхъæнæгмæ, сбаста йын йæ къухтæ, йæ къæхтæ уæрдæхтæй.

Хъахъхъæнджытæ кæрæдзимæ дæрддзæф кæй лæууыдысты, афтæмæй ницы зонынц сæ кæрæдзийы ахсыны хъуыддагæн. Дыккаг хъахъхъæнæгыл дæр афтæмæй йæхи баппæрста æмæ уый дæр афтæ тагъдæй бабаста къахæй, къухæй. Сæ дыууæйы иумæ сбаста æмæ сын дзуры:

— Ма сыбыртт кæнут, æндæра доны уæ афтæ бастæй баппардзынæн.

Æртыккаджы дæр афтæ бабаста уæрдæхæй – къахæй æмæ къухæй. Дыууæ æмбалмæ йæ æрбахаста æмæ йæ уыдоныл бабаста, æмæ уымæ дæр афтæ бартхъирæн кодта.

Цыппæрæммæ дæр афтæ бахъуызыдис æмæ уый дæр бабаста, æрбакодта йæ æртæ баст æмбалмæ. Уый дæр уыдоныл бабаста æмæ йын загъта:

— Ма сыбыртт кæнут, æндæра уæ иууылдæр доны баппардзынæн.

Фæндзæммæ дæр бахъуызыдис, йæхи йыл баппæрста, сбаста йæ уæрдæхæй, æрбаласта йæ йе ‘мбæлттæм, бабаста уыдоныл æмæ уымæ дæр бартхъирæн кодта:

— Ма сыбыртт кæнут, æндæра уа доны баппардзынæн æмæ уым ныххуыдыг уыдзыстут.

Басыл сойæ байсæрста дуары зилæнтæ, ома, ма схъинц-хъинц кæна. Баст хъахъхъæнджыты, нæ баууæндыди йæ бæстытыл, мæсыджы кæртмæ баласта æмæ сæ фидар бабаста дынджыр зæронд бæласыл, кæцыдæр уыдис мæсыджы кæрты.

— Æгас цу, мæ амонд, — загъта Басыл чызгæн. – Æгъгъæд дын у ам ахæсты бадын, цæугæ!

— Чи дæ, цавæр дæ, кæцæй æрбатахтæ, чи дæ æрбауагъта ардæм, æви фæцагътай уыцы æппæт хъахъхъæнджыты, кæй тæригъæды бацыдтæ?

— Æз никæй тæригъæды бацыдтæн, æз никæйы нæ амардтон, æз мæхи адæмæн сфæхъау кодтон, мæ бон цы бауа, уымæй сын хъуамæ баахъаз кæнон æмæ зæрондмæ хъуамæ уон хосæн адæмæн. Кæс-ма дæхæдæг, ауал азы ахæсты бадыс, æмæ мæхи ауæлдай кодтон æмæ дæу хъуамæ фервæзын кæнон ацы ахæстæй. Нырма ды дæр сонт чызг дæ æмæ æз дæр нырма сонт лæппу дæн. Фæлæ мæм уыйас зонд ис, æмæ хъуамæ адæмæн балæггад кæнæм æз дæр æмæ ды дæр иузондæй, иу къухæй, иу фæндæй.

— Фæлæу ма, уæдæ, мæнæн мæ фыд иу байраг ныууагъта, ныр уый дæр хъомыл у махау æмæ уый дæр бафæрсæм.

Бæхмæ бацыдис чызг Олгъа æмæ йын зæгъы:

— Æрбацыдис мæм лæппулæг, нæ хъахъхъæнджыты иудадзыгдæр басаста.

Байраг дзуры:

— Уæдæ цæттæ кæн дæхи, ардæм чи ‘рбацыди, уый мæнæн барæгæн дæр сбæздзæнис æмæ дæуæн дæр мойæн. Гъеныр æрæджы мауал кæнут.

Чызг йæ фыдæй йын цы саргъ баззадис, уый рахаста. Ифтындзы Басыл байраджы.

Цалынмæ уый байраджы ифтыгъта, уæдмæ йын чызг рахаста, йæ фыд ын цы ныууагъта, уыцы нысан, æмæ йæ риуыл хуыйы. Ныррухс кодта талынг мæсыджы уыцы нысан, хурæй фыддæр.

Ацы ‘рттывдмæ цыма змæлын байдыдтой адæм, фæлæ чызг нысан батыхта цармæй хисæрфæны æмæ йæхи дæр бамбарзта кæрцæй, цæмæй сæ рухс мауал цæуа.

Бæхы раластой мæсыгæй, йæ уæлæ сбадтысты. Цыма змæлын байдыдтой адæм дæр, базыдтой сæ. Доны был ныллæуыдысты æмæ сын гæнæн нал уыдис. Бæлæгъгæстæ дæр сæ базыдтой.

Уæд сын бæх зæгъы:

— Ма тæрсут, чызджы рон æрбадарут мæ фындзы хуынчъытæм.

Чызджы рон бадардта Басыл бæхы фындзмæ. Бæх ныххуыррытт кодта æмæ фæндаг фестади доны уæлæ.

Басыл йæ астæумæ куы бахæццæ ис, уæд ныхъхъæр кодта:

— Абонæй фæстæмæ ацы ахизæн у Рон.

Агæпп ластой уыцы фарсмæ, фæлæ фæдис схъæр сты. Бæх сын дзуры:

— Ма тæрсут, фæстæмæ ма кæсут, уыдон мах нæ раййафдзысты.

Бæх гæпп кæны хохæй – хохмæ, быдырæй – быдырмæ, фæлæ хъусы фæдис тыхджынæй-тыхджындæр кæны. Фæдис уыди доны былы цæрджытæй, кæцытæн уыдис сæ хистæртæ (хъахъхъæнджытæ) Нарты цæуæтæй.

Бæх цæуы æмæ цæуы. Уæд сын бæх дзуры:

— Ма тæрсут.

Къаукъазы æфцæджыты кууы разындысты, уæд сын бæх ноджы дзуры:

— Доныл раст фæндаг.

Басыл æмæ Олгъа сæхи æрбаппæрстой Къаукъазы фидæрттæм. Уым æрхызтысты рæстæгмæ.

Гуыдар уарзта Хъырымы цæрын æмæ уым уыдис.

Гуыдарæн йæ зæрдæ аскъуыдис æмæ фæмардис, Олгъайы раскъæфт куы фехъуыста, уæд.

Гуыдарæн ноджы йæ зæрдæ уымæн аскъуыдис, æмæ уый дзæбæх зыдта Басыл лæппулæг кæй уыдис, адæм æй фылдæр кæй уарзынц æмæ, дам, мæн, Гуыдары, раппардзысты æмæ, дам, Басылы бауромдзысты Ирыстоны хистæрæй.

Йæхæдæг, уæлдæр куыд загътам, аразæндæттæ ницы фæуæлдæр кодта Ирыстоны.

Ноджы уымæн аскъуыдис Гуыдарæн йæ зæрдæ, æмæ йын загътой:

— Басыл, дам, Къаукъазы фидæрттæ æрцахста.

Басыл æрцахста Къаукъазы фидæрттæ æмæ уым æрцардис. Йæхи та расидтис хистæрæй Ирыстоны. Йæхицæн бинонтæн та расидтис рæсугъд Олгъайы.

Йæ фыццаг бонтæй Басыл разылдис адæмтыл, сбæрæг кодта, чи цы кусын зоны – æлвисын, хуыйын, тын уафын, æфсæнгарз аразын, кусæнгарз алыхуызон – æхсæвæй-бонæй бæрæг кодта.

Гуыдары рæстæджы иттæг фæстиау баззадис Ирыстон.

Басыл сарæзта кусæндæттæ – тын уафыны, кæрдтæ аразыны. Дзæбæх хæдзæрттæ аразын дæр байдыдта. Иу ныхасæй, Басыл тыхджын сфидар кодта Ирыстоны.

Басыл йæ нысан æрдæг мæйы хуызæн нысан, æхсæвæй-бонæй йæ рухс кæмæн калди, уый йæ риуыл дары, уымæй-иу базыдтой, Басыл, дам, æрбацæуы.

Олгъа æмæ Басыл цыма арвæй æртахтысты æмæ уырдыгæй æрхастой семæ айхуызæн цæттæдзинад алы куыстæн.

Олгъа йæ алыварс тымбыл кæны, бонæй-бонмæ фылдæр æмæ фылдæр кæны къуымбилæлвисджыты. Басыл цæуы æмæ амоны алцы куыст æфсæнгуыст, мигæнæн, куыд мидæггон мигæнæн, афтæ хæстон мигæнæнтæ аразын дæр, æрцытæ, кæдтæ, хуымæтæджы кæрдтæ. уæд нырма æхсаргæрдтæ нæ уыдис.

Ирыстоны алы фисынæй цæуынц кусджытæ æмæ сын лæгъстæ кæнынц:

-Айсут, дам, нæ кусæгæй. Мах дæр, дам, уын баххуыс кæндзыстæм паддзахадæн. Усæй æмæ лæгæй иууылдæр цыдысты.

Иттæг тагъд айхъуыстис алы ран – хуры скæсæнæй йæ ныгуылæнмæ, йæ рахис фарсæй йæ галиу фарсмæ – ома, дам, Ирыстоны уый хуызæн дæсныдзинад, дам, кæнынц æмæ, дам, тагъд иры тынæй сæхи æмбæрзын хъом систы. Алы раны дæр, иу кæронæй иннæ кæронмæ, тын уафджытæ фесты. Уый онг тын уафынц æмæ се ‘вæрæнтæ аразынмæ дæр не ‘ххæссынц. Фос бирæ, къуымбил бирæ, алцыппæт дæр, бæндæн дæр байдыдтой бийын. Ацы хъуыддагæн сæ амонæг у рæсугъд Олгъа æгас Ирыстоны сылгоймæгтæн.

Басыл йæ кусæндæтты афтæ бирæ аразы зæххы кусæн мигæнæнтæ æмæ зæххы куыст адæмæн бирæ фенцондæр ис.

Кæд сын разæй уыдис Царциатæй баззайгæ фыййаг, кæнæ цыргъ хъил, цæмæй-иу къахтой зæхх, ныр та сын уымæн фæзынди æфсæйнаг къахæнтæ, фæрæттæ: хуымты кусынц, тауынц. Сæ разæй цæуы Басыл. Куыд хуыздæр, куыд дзæбæхдæр æрзайдзæнис мæнæу, хор, нартхор. Садзы афтæ дыргъхæссæг бæлæстæ дæр æмæ адон æввахс куыд уой адæмтæм. Хъæутæ аразы, адæм кæрæдзимæ хæстæг куыд уой. Дынджыр хъæутæ, гыццыл хъæутæ, кæм куыд хъæуы, цæмæй адæм æввахс куыд цæрой кæрæдзимæ æмæ æххуыс куыд кæной кæрæдзийæн мидхъуыддæгты æмæ знæгты ныхмæ дæр, дзуапп дæттын сæ бон куыд уа знæгтæн.

Цалдæр азы рацыдис æмæ уый онг хойраг æрцыдис Ирыстоны æмæ нæм æндæр паддзæхтæ цыдысты ивынмæ, цы нæ сæм уыдаид, уымæй. Уыййеддæмæ, æндæр паддахадты адæмтæ дис кодтой Ирыстоны тынуафæнты æмæ къахæй-къухмæ фæсмын дарæсыл. Афтæ фæлыст уыдысты Ирыстоны.

Афтæ уыдис æмæ цармы дарæс дæр нæ аппæрста Басыл.

Рацыдысты цалдæр азтæ æмæ бæмбæджы тынтæм дæр ахызтысты, кæцы кусæндæттæ Гуыдары рæстæджы бафынæй сты. Рæзы дзы æрхуы, фæйнæг, бийынц ‘фсæйнагæй, æрхуыйæ хæдæттæ, аразынц æфсæйнагæй, æрхуыйæ худтæ, уæлæдарæстæ.

Уыдон цæттæ кодта зæнгтæн, кæнæ мид знæгтæ куы фæзыной, кæнæ æддаг знæгтæ, уыдонимæ тохæн цæттæ куыд уа. Иу ныхасæй, цыдæриддæр хъæутæ рæзы, гыццыл уа æви дынджыр, алы хъæуты бийы æфсæйнагæй хæдæттæ, худтæ, цæттæ дары йæхи мид æзнæгтæн æмæ æддæ знæгтæн, дзуапп сын куыд радта. Лидзынц æддагон паддзæхтæй адæмтæ æмæ цæуынц махмæ, Ирыстонмæ æмæ лæгъстæ кæнынц: мах дæр, зæгъы, айсут æмæ ацы ран цардæй мах дæр, дам, бафсæдæм, мах дæр, дам, базонæм сымах хуызæн куыст.

Рæзынц стыр хъæутæ, æхсæвæй райсоммæ куы акæсай, уæд хъæутæ ацарæзы. Сæ фылдæр хъæутæ доны былтыл. Стонгдзинад ферох ис адæмæй. Адæм дзурынц:

— Махæн нæ фыд Басыл, нæ мад та рæсугъд Олгъа, уыдон нын бирæ фæцæрæнт. Кувын дæр базыдтой æмæ нын нæ худинаг бамбæрстой æмæ нæм намыс стыхджын кодтой.

Кæд ма Къаукъазы Царциатæ хъомы цардау цардысты, уæд ныр та намысы цард æрхастой Басыл æмæ рæсугъд Олгъа.

Басыл йæхи цæттæ дары мид знæгтæм, уымæн æмæ уæддæр æм мæт ис, нæ сыл æууæнды, куыд мид адæмыл дæр, афтæ æддагон адæмыл дæр.

Басыл ахуыр кæны æгас Ирыстоны адæмы ирон кæрдзын кæнын æмæ алырдæм сæ æрвиты, цæмæй алырдыгæй фæныктæ æмæ чъизитæ ма уой сæ кæрдзынтæ æмæ дзæбæх кæной. Ацы хъуыддаджы тыххæй Ирыстоны Басылы нысан айстой æмæ уый хуызæн кæрдзын кодтой, куыд æрдæг мæйы хуызæн æмæ кæрдзынæн ном радтой – Басылы кæрдзын, дам.

Тутырты дыццæджы уый хуызæн кæрдзынтæ иу скæнынц, Басылы номы тыххæй. Йæ ном уыцы кæрдзынæн – Басыл. Басыл ирон лæгæн сфæлдыста ирон нуæзт – ирон бæгæны аразын.

Тутырты рæмысыдис Басыл хъазт, хъæлæй хъазт, кафт, зард аразын. Иу ныхасæй дæр, алы кафт, алцы зард, алцы хъазт – иууылдæр Басыл æрбахаста Ирыстонмæ.

Адæм нал зонынц фырцинæй цы кæной.

Басыл, æгас Ирыстоны хистæр, семæ хъазы хъæлæй, тохсийæ, семæ зары, семæ кафы. Иу ныхасæй дæр, Басыл, ирон адæмæн алыхуызон куыстытæ амоны, афтæ сæ алы хъазтæ, алы миты хъуыддагыл сæ рæвдз кæны, уæлдайдæр та рæсугъд Олгъа. Алы куысты мидæг, алы хъазты мидæг алырдæм зынынц æмæ æрттивынц Басылы нысан æмæ Олгъайы рæсугъддзинад. Сæ бæх дæр сын дзуры:

— Иттæг уæззау архайут, иттæг уæззау кусут, æндæра айхуызæн куыстытæй æмæ амындтытæй уæ цæрæн бонтæ сцыбыр кæндзыстут.

Дардыл хъуысы Басылы æмæ рæсугъд Олгъайы ном. Минтæй сæм цæуынц æмæ курынц, куыд сæ айса Басыл.

Хъæдæй сын дыргъы бæлæстæ ласын кæны æмæ сæ хъæуты алыварс садзын кæны, цæмæй сæ рæгъæды афоны сырдты къухы ма бахауой æмæ адæм пайда кæной.

Ахæм сырдтæ, куыд хуы, куыд арс, дыргъы бæлæстæ цъæл кæнынц, сафынц сæ æмæ адæм æнæпайда зайынц. Басыл дæр æмæ рæсугъд Олгъа дæр нæ рох кæнынц сæ кусæндæттæ, сæ гарзаразæнтæ, сæ тынуафæнтæ дæр. Уыцы ‘рдæм дæр тынг архайынц. Бирæты ахуыр кæнынц æмæ цæуынц æгас Ирыстоны, йæ иу кæронæй иннæмæ сæ æрвитынц.

Нæ арæнтæй æддæдæр чи цæрынц, уыдон хистæртæ æрвитынц, цæуынц сæхæдæг дæр, хæссынц нæм къуымбил, бæмбæг. Ирыстоны дæр зыдтой бæмбæг, фæлæ йæ пайда кæнын нæ зыдтой, цалынмæ Олгъа æмæ Басыл не ‘рбацыдысты. Къуымбил æмæ бæмбæг ивынц тынтыл, хъуымацыл. Иу тыныл дæсгай барæнтæ бæмбæг дæттынц. Æхсæвæй-бонæй нæ уафджытæ уафынц. Кæд æхсæв талынг вæййы, уæд-иу артытæ ссудзынц æмæ-иу æхсæвыгæтты дæр кусынц, нæ сæ фæнды баулæфын, афтæ зæрдиагæй æмæ цинæй кусынц ирон адæм.

Рацыдис цалдæр азтæ, мæйтæ, æмæ Басыл æмæ рæсугъд Олгъа æппæтæй сфидар кодтой Ирыстоны: куыд хæцæнгарзæй, дарæсæй, хæринагæй. Нал дзы фендзынæ Ирыстоны бæгънæг адæймаджы, чысылæй, стырæй – иууылдæр къуыд къахыдарæсæй: къогъодзи, æрчъи, цъар, афтæ уæлæйы дарæсæй сифтонг сты. Басыл æмæ Олгъа аразын байдыдтой, цæмæй ирон сылгоймагæн йæ дарæсы хатт ирон хуыз уыдаид: йæ риуыл æфтаугæ æгънæджытæ, йæ сæрыл рæсугъд къоппы хуызæн сæрыл кæнинаг.

Сызгъæрин дæр фæзындис Ирыстоны.

Басыл æмæ Олгъа аразын байдыдтой фидæрттæ, цæмæй адæм алы улæфты боны сæхи ирхæфстаиккой. Иу ныхасæй дæр, алы улæфты æнцойбоны-иу куы сцагътой дыууадæстæнон фæндыртæ, уæд-иу лæг афтæ æнхъæлдтаид, уæларвы адæм ис æмæ уыдон зарынц æмæ кафынц.

Уый æдде ма Басыл Иры фæсивæдæн сарæзта дугъ, кæцыйæ уыдон дæр сæхи ирхæфстаиккой.

Кæд Царциаты рæстæджы æвзæр арæзт бæлæгътæ уыдис, уæд Басыл уый хуызæн сыгъдæг рæсугъд æмæ рæуæгтæ-иу сарæзта æмæ фурды мидæг-иу бабаста дыууæ-æртæ бæлæгъы иумæ æмæ афтæ скъардта. Иугæйттæй-иу уагъта чысыл дæтты, дыууæтæ та – дынджыр дæтты, æртыгæйттæ та фурды мидæг-иу ацарæзта кæрæдзиуыл.

Алы ‘рдыгæй йæм цыдысты Басылмæ Ирыстоны æддæдæр цæрджытæ æмæ йын лæгъстæ кодтой, рауæй, дам, нын кæн дæ бæлæгътæ.

Сбонджын ис иттæг Ирыстон, фæлæ Басылæн йæ хорз зонд амонæг бæх рарынчын ис æмæ амардис.

Бирæ хъынцъым фæкодта Басыл, æгас Ирыстоныл дæр айхъуыстис, фæлæ Басыл радта ныфс йæхицæн, æгайтма хорз сахуыр сты, дам, мæ ирон адæм, ницы, дам, кæны, мæхæдæг, дам, сархайдзынæн.

Бирæ азтæ фæкуыста Басыл Ирыстонæн, фæлæггад кодта, æхсæвæй-бонæй нæ бафæлладис, фæлæ сын зæнæг нæ рацыдис Басылæн æмæ рæсугъд Олгъайæн.

Уымæй Басыл цин кодта, æхсызгон кодта, æмæ йæ адæмæй иунæг лæг дæр, иунæг сылгоймаг дæр йæ рæстæджы дзæппазы нæ бахауди.

Афтæ хорз куыстой, афтæ хорз рæзтис æхсæвæй-бонæй хъæутæ, æмæ Басыл йæхæдæг зылдис адæмыл æмæ сын бузныг дзырдта.

Ирыстоны арæнтæй æддæдæр цæрджытæ хистæртæ дæр цыдысты æмæ куырдтой Басылæй: æфсæдтæ нын радт, Басыл, мингæйттæ, кæд мах дæр, знæгтæ нын ис, басæттиккам уыдоны æмæ дæ адæмау хорз цæриккам. Дæуæн ис хорз хæцджытæ, æрхæсдзыстæм дын бæмбæг, къуымбил, сызгъæрин æмæ алцыппæт уый бæсты дын ратдзыстæм.

Басыл сын загъта:

— Мæ адæм цæттæ сты алцыппæтæй, тыхджын сты, ахæм тыхджын æфсад æгас дунейыл нæй. ме ‘фсаддонтæн ницы фæфидар уыдзæнис зæххы чъылдымыл, фæлæ мидæгæй мæнæн мæхицæн мæ адæм нырма ноджы хъуаг сты миды цардæй, хъуамæ сæххæст кæнæм.

Басыл тыхджын рынчын рацис. Йæ усæн, рæсугъд Олгъайæн, фæдзæхсы:

— Мыййаг, куы амæлон, уæд Ирыстоны дзæгъæлæй ма ныууадз.

Олгъа загъта:

— Æз дæуæн бирæ хатты дзырдтон: дæхиуыл фæцауæрд, фæлæ ды нæ бацауæстай нæдæр дæхиуыл, нæдæр мæныл. Кæд Ирыстонæн стыр пайда радтæм, уæддæр нырма афтæ зæрæдтæ не стæм, æмæ нæ Ирыстоны дзæгъæлæй ныууадзæм.

Басыл амарди.

Айхъуыстис æппæт Ирыстоныл æмæ ницыуал зонынц. Хъæутæ æмбырд кæнынц. Сæрбæгънæгæй сылгоймæгтæ цæуынц æмæ иронвæндаг кæнынц сæ кæрæдзимæ. Алы хъæуы дæр сау хуыз сахуырстой сæ бæмбæгæй тынтæ, хæдзæрттыл, бæлæстыл æрцауыгътой ацы тынтæ. Ай у Ирыстоны саударæн нысан.

Фондзсæдæ хатт мин минтæ цæрæг Ирыстон æнæхъæнæй баззадысты æнæнизæй æмæ сидзæрæй.

Ирыстонмæ хæстæг цы адæм цардысты, уыдон дæр афтæ скодтой сау дарæс Басылы мардыл.

Кæд Басыл тыхджын уыдис, уæддæр никæйы дæр тæрсын кодта, æмæ никæмæ дæр хæцгæ кодта æмæ уымæн æй уарзтой иннæ адæмтæ дæр.

Басылы быныгæдтой Къаукъазы æмæ нартийы фарс Къаукъазы фидæртты.

Басылы фæстæ Олгъа расидтис йæхи Ирыстоны хистæрæй. Йæ фыды æрттиваг нысан, йæ фыдæй йын цы баззадис, Басылы фæстæ йæхæдæг Олгъа бакодта йæ риуыл.

Ирыстоны кæрæттæй, Ирыстоны астæутæй цæуынц æмæ æрвитынц зондджын æмæ зондджын ус æмæ лæджы æмæ йын арфæ кæнынц Олгъайæн, æмæ йын ныфсытæ дæттынц:

— Амæй фæстæмæ ноджыдæр алы хъуыддæгтæ хуыздæр æмæ хуыздæр æххæст кæндзыстæм дæуæн. Кæд Басыл амардис, уæддæр мах хорз баххуыс кæндзыстæм дæуæн. Махæн бирæ ис Басылы ахуырдзинад æмæ бирæ баххуыс кæндзыстæм алы куыстæн дæр Ирыстоны.

Ирыстоны æддæдæр цыдæриддæр хистæртæ уыдысты, уыдон дæр æрвыстой сæ лæгтæ Олгъамæ, æмæ йын арфæтæ кæнынц:

— мах дынджыр бузныг стæм Басылæй – уыйхуызæн зæндджын цард кæй кодта, уый махæн дæр пайда уыдис æмæ махæн дæр æнцон уыдис. Мах ныфс ис, æмæ ды дæр афтæ цæудзынæ уыцы æгъдæуттыл, цы æгъдæуттыл цыдис Басыл. Æмæ махæн дæр нæ бон цы уа, уый дæуæн нæ бацауæрддзыстæм.

Олгъа йæ адæмыл зылдис æмæ сæ фæдзæхста:

— Зылындзинад, æвзæрдзинад мацы саразут. Мæ бон цы уа, уымæй архайдзынæн, æмæ Басыл цы кусæндæттæ ныууагъта æмæ æгъдæуттæ, уыдон фæхуыздæр кæнæм уемæ иумæ.

Цыдысты азтæ, цыдысты мæйтæ æмæ кусæндæттæй алыхуызон дзаума цæуын бонæй-бонмæ фылдæр æмæ хуыздæр цы кодта, уый йеддæмæ хъаджджын ницы кодта Басылы фæстæ Олгъайы руаджы.

Ирыстоны ахæм цæстæй кастысты Олгъамæ, афтæ йæ уарзтой æмæ сын Олгъа куы загътаид: иууылдæр, адæм, уæхи фурды бакалут, уæддæр фæсте ничи æрлæууыдаид.

Олгъамæ дзырд райхъуыстис: хурысксынæрдыгæй стыр доны былтыл хъуагдзинад ис.

Олгъа сын загъта:

— Бæлæгътæ æрæвæрут Ихыдоныл.

Йæ уæлæ гæрзтæ скодта, йæ нысан йæ уæлæ æрттивы Басылы мæлæты фæстæ. Сбадтысты, йемæ чи цыдис, йæ дæлдæртæ, æмæ Къуырма донмæ æрхæццæ сты. Къуырма доныл ноджы сæм баиу ис цалдæр бæлæгъы æфсæдтæй. Фурдмæ æрхæццæ сты. Фæндагыл алы ран сыл æмбæлынц бæлæгътимæ цæттæ æфсæдтæ.

Стыр донмæ бахæццæ сты. Дзæвгар йе ‘рдæджы онг куы бахæццæ сты, уæд Олгъайы бæлæгъ цæуылдæр сæмбæлдис. Олгъа йæ дæллæгтимæ фæдæлдон сты, фæлæ доны мидæг уæды адæм тынг арæхст уыдысты, куыд кæсæгтæ, æмæ бакалдысты донмæ. Олгъайы ма удæгасæй баскъæфтой доны уырмæ(2). Олгъа ма сын иу цалдæр ныхасы чфæрæзта æмæ загъта сын:

— Къаукъазы фидæрттæй, Нартийы фидæрттæй, Басылы фидæрттæй уæхи ма сисут. Ноджы сыл фидарæй æмæ фидарæй хæцут, æндæра фесæфдзыстут.

Адон куы загъта Олгъа, уæд амардис. Бирæ фæкуыдтой, йемæ чи уыдис, уыдон æмæ хъарджытæ кодтой:

— Нæ мад Олгъа, æнæ дæу ма цы кæндзыстæм. Чи ма нын уыдзæн мад ивæг. фæлæ мах иудадзыг кæугæ нæ кæндзыстæм. Æрмæст абон стæм хъыгдард, фæлæ дæ номыл Ирыстон зарджытæ кæндзæн йæ цæрæнбонты. Абонæй фæстæмæ хуры скæсæны стыр дон уыдзæнис нæ мад Рлгъа.

Абон дæр ма хуыйны уыцы дон нæ мад Олгъа.

Олгъайыл афтæ-иу зарыдысты:

Рæсугъд Олгъа хурыскæсæнæй,

Æстыр донæй

Рахъуыста хъуагдзинад;

Къаукъазы æфцджытæй ракастис

Æгас Ирыстонмæ –

Æмæ хурау ныррухс кодта æгас Ирыстон,

Зарджытæ кæндзыстæм дæ номыл,

рæсугъд Олгъа,

Рæсугъд Олгъа бæлæгътæ Ихдоныл

æрæвæрын кодта,

Йемæ сбадын кодта йе ‘ууæнк хæстæджыты,

Дардыл æрзылдис, дард фæндаг

банымадта,

Йæ мæлæт æрхаста хуры скæсæны

Æстыр донмæ,

Кæцыдæр хуыйны абон дæр рæсугъд

Олгъа. 

Цалдæр боны, цалдæр мæйы рацыдис, æмæ ацы зарæг айхъуыстис, ахæлиу æгас Ирыстоныл.

Усæй æмæ лæгæй иууылдæр зарыдысты ацы зарæг кæуыны бæсты, Олгъайы номыл, цæмæй Олгъайы ном макуы фесæфтаид Ирыстоны».

КАВКАЗ – АРИЙСКАЯ МЕТРОПОЛИЯ

Свидетельства потрясающего Предания народа Ир о Кавказе как центре метрополии древних ариев, откуда цивилизационными волнами расходилась культура, находят свое подтверждение в мифологических системах других индоевропейских народов. Так, миф о титане Прометее, прикованном к Кавказской скале на земле Скифии, по мнению талантливого исследователя этнокультуры иронов Сослана Темырханты, есть отражение знаний о «Золотом веке», а Прометей является обобщающим образом-символом народа Ир, который принес человечеству божественный огонь знаний и жестоко за это поплатился. Именно Прометею греки обязаны всем, чем прославились в истории – выдающейся культурой, искусством и философией.

Прометей, прикованный к Кавказской скале на святой земле Скифии. Образ-символ народа ИР
Прометей, прикованный к Кавказской скале на святой земле Скифии. Образ-символ народа ИР

Другой великий герой греческой мифологии – Геракл тоже отправляется в поисках своих коней на Кавказ, в страну скифов и женится там на змееногой деве (кони – священные животные солнечного божества, змееногая дева – скифская Богиня Солнца – Огня). Туда же в страну, где царствует сын солнца Ээт, в солнечную Колхиду на Кавказе, в святую землю Скифии стремятся аргонавты в поисках Золотого Руна. Прекрасная дочь Ээта Медея прямо говорит о своем скифском происхождении. Только она была способна усыпить стерегущего бесценное сокровище дракона. Золотое Руно – образ из общей индоиранской идеологии, символизирующий фарн, небесную благодать, высшие божественные знания. У скифов, также как сегодня у иронов, был обычай вывешивать на шесте или дереве шкуру жертвенного ягненка.

Бог солнца Аполлон ежегодно совершал поездки в повозке, запряженной лебедями, на свою прародину Гиперборею (Гипер – за, Борей – северный ветер), на Кавказ. В одном из древнейших святилищ Алании – Рекоме, связанном с солнечным культом, уникальные кованые двери придела украшены лебедями и солнечным диском.

Мудрый кентавр Хирон, обучавший наукам и искусствам славных героев Эллады, самим своим именем подчеркивает принадлежность к племени иров.

Мардук - главный бог Вавилона, победитель хтонических существ
Мардук — главный бог Вавилона, победитель хтонических существ

В шумерских мифологических текстах есть упоминание о горном народе, который принес цивилизацию в Месопотамию. Цари городов-государств Междуречья снаряжали и отправляли караваны с дарами на Кавказ – свою великую прародину, откуда они пришли осваивать болотистые земли Месопотамии. Шумерские глиняные таблички сохранили сведения о тесных контактах жителей Месопотамии со своими соплеменниками – арийцами величественного Кавказа. Свою древнюю родину на Кавказе они называли Аратта (Иратта). Царь Урука Энмаркер обращается к богине Инанне: «О, сестра моя, Инанна! Сделай так, чтобы жители Аратты искусно выделывали золото и серебро для Рука, чтобы они приносили благородный лазурит из скал». Судя по содержанию переведенных С. Крамером таблиц, жители Шумера и Аратты общались на одном языке! Топонимика Древнего Шумера и Иристона имеет слишком много схождений, чтобы считаться случайностью.

Древнеегипетские фараоны также поддерживали контакты с правителями Кавказа. В период правления Рамзеса II большая колония египтян отправилась на Кавказ, в Колхиду, которая в те времена населялась скифо-сарматами. Колхида была древнейшим металлургическим и культурным центром североиранского мира. Только единым культурным пространством можно объяснить параллели между Египтом и Кавказом, которые весьма очевидны, начиная с мифологических сюжетов, мотивов и образов, совпадающих даже в деталях с мифологическим пластом Нартиады, до соответствий в материальной культуре и изобразительном искусстве.

Осирис (Уас Ир) - верховный бог Египта, персонификация созвездия Сириус
Осирис (Уас Ир) — верховный бог Египта, персонификация созвездия Сириус

Верховный бог Осирис (др. егип. Уас-Ир), придя в Египет, застал там дикие племена каннибалов, невежественных, звероподобных людей (см. иллюстрацию). Вместе со своей женой Исидой (др.егип. Ирис, Аст) он принес в Египет нравственные законы и знания, и стал обучать людей искусству орошения, фортификации, земледелию, различным наукам, азам нравственности – всему тому, что позволило египтянам создать одну из величайших цивилизаций человечества.

Вся древнейшая культура иранского нагорья связана с народом иронов, проживавших на огромных просторах от Кавказа до Скифского океана (Ледовитого). В великом эпосе Фирдоуси «Шахнамэ» непобедимый герой Рустам (из племени саков) именно в священных горах Кавказа находит достойного царя для своего народа – Кей Кубада и привозит его в иранский стан. Это память о древней прародине, откуда происходила духовная элита Ближнего Востока, а также мировоззрение и сакральная символика, в том числе распространённый во всех ближневосточных культурах образ крылатого быка – символа солнца, прототип которого находится в текстах Наритиады. Архаичные тексты мифов иранцев еще помнят, кто принес свет учения на их землю.

Славянские мифы сообщают о священной земле – родине Богов Ирии на Кавказе. Весь пантеон древнеславянских Богов имеет имена с иранскими корнями. В летописях и мифах упоминается древнее государство Руссколань (Рухсалан). Именно приобщением славянских племен к культуре народа Ир объясняется сходство их языковых и фольклорных традиций.

Боги германо-скандинавских народов – великие Асы жили на Кавказе. Они принесли в северные земли свою уникальную культуру, мифологию, символику. Параллели Старшей и Младшей Эдды с Нартиадой выявляют общий исток. «Древние германские хроники повествуют, что Зигге, вождь азиатского племени Азер в первом веке христианской эры привел племя с Каспийского моря на север Европы. Он прошел от Черного моря в Россию, где оставил в качестве правителя одного из своих сыновей; тоже самое он сделал в Саксонии и Франкии (современная Бавария). Затем он двинулся в Данию, которая признала в качестве правителя его пятого сына Скольда, и оттуда в Швецию, где Гильф, отдав почести удивительному страннику, посвятил его в свои мистерии. Тут Зигге и правил. Сам он взял имя Один.

Если страна Азер (ас-ир) откуда в Европу пришел Один, располагалась между Каспийским и Черным морями, приходится признать, что она располагалась на Кавказе.

В Исландских сагах эта страна получила название Асгард, т.е. город асов. И располагалась в каких-то «южных горах за Доном», т.е. на Кавказе. Средневековый германский хронист Саксон и старинные скандинавские предания утверждают, что родина викингов в древности находилась на Кавказе».

Самые древние письменные источники по истории Китая сообщают о диких нравах, человеческих жертвоприношениях и каннибализме населения этой страны. Исследователи отмечают внезапный расцвет культуры в доисторическом Китае, которая появилась сразу в сложившемся виде, как и в Шумере. Творцами этой культуры (Шан, Чжоу) были племена северных иранцев (иронов) с их культом предков и культом героев, с навыками строительства фортификационных и ирригационных сооружений (протяженность оборонительных стен в горных ущельях Кавказа не уступала протяженности китайской стены, которая также, как и кавказские башни и стены, является архитектурным воплощением образа дракона). Развитая идеология, духовно-ценностные ориентиры, металлургия, искусство, орнаментика и т.д. не могут появиться внезапно. В последующие эпохи великие Учителя также приходили в Китай с Запада (Индия, Иран) – основатель даосизма – Лао Цзы, основатель конфуцианства – Конфуций, основатель чань-буддизма – Бодхихарма. На территории северного Китая обнаружены курганные захоронения высоких, светловолосых, светлоглазых европеоидов.

Древнюю религию Бон на территорию Тибета также принес просветитель с Запада (из Ирана) Шенраб. По преданию он вышел из центра бонской свастики. Только на иронском языке слово бон означает свет, день, богатство, а свастика – символ солнца, сияющий восьмигранник – сауастдиг. Основатель религии Бон принес в Тибет с собой вероучение своего народа.

Богиня солнца Аматерасу – глава японского пантеона Богов самим своим именем обязана северным иранцам. Она – Турасса – дева воительница, а кем еще может быть богиня Солнца? Ее атрибутом являлось зеркало, как у всех индоевропейских богинь. Это зеркало – одно из трех сокровищ императорской династии Японии. Основные мотивы мифологии индоевропейцев оказались в стране самураев через посредство корейцев, также как и воинский кодекс Бусидо.

Индейцы Мезоамерики сохранили память о том, как к ним с Востока приплыл белый человек, который принес знания и способствовал расцвету культуры. Основные контуры этой культуры совпадают с культурным кругом индоиранцев.

В песнях Ригведы говорится, что культуру к ним переселенцы арии принесли с берегов Каспия. Тождество мотивов и образов в мифологических системах иронов и индийцев, общность ритуально-обрядовой традиции указывает на единый исток культуры. Особенно поражает кастовая система, полностью воспроизводящая структуру арийского общества.

Кельтская мифология повествует о племени Туата-Де-Данан (племя богини Дану), которое правило Ирландией в доисторические времена и свято хранило память о своей прародине в священных символах: котел, копье, меч, камень. Дану переводится с языка иров (асов) как вода, Туатæ– фамилия, которая и сегодня локализуется в центральном Иристоне, в Ас-Туалии. Семантика четырех священных символов проясняется через сакральные тексты иронов. Само название страны Ирландия указывает на самоназвание иров.

Значительный пласт важной информации содержится в священных песнопениях русичей. Вот как о Кавказе – метрополии союза арийских племен, повествует песня Златояра [5]:

«И так собирались под Бусовой дланью

(Бус Белояр — аланский князь)

Все племена Русколани (Рухсалания, Рохсалания

– светлые аланы), а также борусы

и сурожане и с ними все огнещане

От Ра-реки до седых Карпат

И от Беломорья до Черноморья

И грозных железных врат (Дарьяльские ворота)

И вот высоко в горах Алатырских

(горах Кавказских)

Стольный град Великий Кияр

Где на троне златом сам князь – Бус Белояр».

Монумент с Бусова кургана  4 в н. э., украшенный сакральными сценами, связанными с погребальным ритуалом иров. Сам монумент имеет форму иронского цырта (надгробной стелы), с функцией гномона. Это древнейшие солнечные часы, символически воспроизводящие посвятительную формулу "Рухсаг у" (Будь достоин света)
Монумент с Бусова кургана 4 в н. э., украшенный сакральными сценами, связанными с погребальным ритуалом иров. Сам монумент имеет форму иронского цырта (надгробной стелы), с функцией гномона. Это древнейшие солнечные часы, символически воспроизводящие посвятительную формулу «Рухсаг у» (Будь достоин света)

И вот еще выдержка из Ярилиной книги о пути Буса Белояра от Страны восходящего солнца и Страны утренней росы к Стране Рос предвечерних (От Японии и Кореи до Руси и к горам Алатырским) «Бус же решил обойти все те земли на кораблях, дабы сияние благотворной власти детей солнца озарило всю страну» [5].

Русколанские тексты подтверждают данные Золотого Предания иров-асов о стране, располагавшейся от океана до океана и управляемой ирами-ас-аланами. Также подтверждаются данные иронских преданий о сокровищах древних правителей Арийстана – Иристона «Секрет хранился жрецами святилища Реком из осетинского рода Царазонта». Тексты Русколани сообщают также о том, что Золотой Трон Владыки Вселенной по праву принадлежал ир-ас-аланским правителям: «Покинув южную столицу свою царь Дажень-Яр, сам коронованный на престол владыки Вселенной, перенес все сокровища, как свою казну царскую в Аланию, ибо там был его престол. И с тех пор долгие годы несметные богатства Дажень-Яра хранились в пещере Торба у подножия великой Алатырь-горы…

И хранились там злато и серебро, и самоцветы, и оружие, и кубки, покрытые золотом и сосканью, и рога туров с резьбой, а также книги в окладах, окованных серебром. И все это было сокрыто в ларцах и ларях из драгоценных парод дерева и усыпанных жемчугами и каменьями. Вся пещера та была залита сиянием от сокровищ дивных.

Другое сокровище – 10 золотых гробов арийских царей, святотатственно похищенных из разграбленных царских усыпальниц Тусбана. И оберегались они жрецами родов иронских» [5].

Много в древних свитках сказано и о воинской доблести ир-ас-алан: «один алан в бою стоит ста гуннов, а сам лютый в бою, как лев, Дажень-Яр стоит тысячи». Несмотря на то, что Священное Предание иров-асов повествует о более древних временах, тексты Русколани сохраняют еще память об арийском союзе племен, ибо князь Дажень-Яр был избран владыкою Русколани, Алании, страны асов, вождем Туран, белых гуннов и долян, венетов и булгар, и берендеев и иными ста народами.

Таким образом, древние предания разных народов указывают на прародину и метрополию протоиндоевропейцев, локализуя ее в междуморье, т.е. на Кавказе. Устное творчество этнокультурных сообществ сохранило память о культурных героях, которые принесли им обширные знания и заложили основы цивилизационных представлений, но откуда взялись эти просветители и кто они? На этот вопрос отвечает только уникальное мифоэпическое предание иронов (ир-ас-аланов). В нем повествуется о зарождении народа, создавшего Працивилизацию, которая предшествовала появлению всех известных мировой науке развитых цивилизаций древности. Неслучайно в мифологических системах индоевропейских народов это время, не без оснований, было названо «Золотым Веком».

«Согласно тантрическому учению, некогда на земле все люди придерживались одной веры, позволяющей всем существам пребывать в гармонии с Богом, Природой-Матерью и друг с другом.

Благодаря изучению вед, медитации, благим влияниям и обузданию своих чувств люди обладали огромной силой, мужеством, мудростью и благим нравом. В дальнейшем сила ведической традиции ослабла и люди стали деградировать. Лишившись истинного знания, они начали враждовать друг с другом. Создали множество искусственных верований, лишь разобщавших людей все более и более». В таком же духе о «Золотом Веке», при котором люди жили в гармонии, не зная вражды и болезней, сообщает  Гесиод, египетские, шумерские, халдейские, вавилонские древние источники.

СВЯЩЕННЫЙ БРАК 

Предание, сбережённое ирами в самой главной сокровищнице – в народной памяти, структурно выстроено по образу и подобию Солнечной системы и Вселенной. Как из первозданного хаоса и тьмы зарождается первозвук, перводвижение, первосвет и разворачивается величественное космотворение, так и из социально необустроенного общества древнейшего в мире народа Царциата, пребывающего в духовном и материальном хаосе и тьме, зарождается благая мысль, освещающая нравственным светом жизнь народа, придавшая этой жизни смысл и цель. Божественная мысль оформилась в благие слова и благие дела и начался грандиозный процесс социоустройства, процесс зарождения Працивилизации. Этот процесс социотворения сопровождался имянаречением. Первогерой, несущий свет знаний и божественного нрава, насаждавший среди своего народа мироустроительную категорию Ирон æгъдау, ставшую энергоинформационной осью социума, сам себе дал имя-титул – Кауказ (Хъæугæс), божественный охранитель поселения асов-иров. Следовательно, Кавказ это древнейшая обитель легендарных иров-асов.

Кауказ – сын вдовы. Это аллегория, относящаяся ко многим солнечным божествам и героям (лучшие рыцари короля Артура и т.д.), имеющая глубинные мифологические корни.

Свою мудрую жену он назвал Нарти, определив ее главную миссию – рождение и воспитание достойного потомства, хранение семейного очага (огня). Это имя означает – наш огонь (нæ – наш, арт – огонь) и может пониматься буквально, как огонь рода-племени и метафорически, как духовный огонь. Образ, несомненно, архетипический, соотносящийся с образом скифо-сармато-аланской Богини у очага. Само имя Нарти стало соционимом, дав название народу-воину – нартам. Своего первенца Кауказ нарек Ироном (Арионом). Ир – древнейшая лексема, которая лежит в основе имен индоевропейских Богов. Имя Ирон стало ассоциироваться с высочайшим духовно-нравственным статусом его носителя, став этическим эталоном и дав название новому высоконравственному народу иронта «Имя в Нартиаде – знак образования» (А. Р. Чочитэ) [44]. Компонент ИР в именах древних богов имеет параллели во всех мифологических системах индоевропейцев.

Язык, на котором говорили Царциата также стали называть иронским. Мировоззренческая концепция Ирон æгъдау нашла отражение не только в новом монотеистическом вероучении, но и во всем ритуальном поле культуры этого народа. Кауказ и Нарти обучали людей строить дома со светодымовыми отверстиями в крыше, объединяться в компактные поселения возле рек и водоемов, строить корабли, шить красивую одежду из домотканого полотна, выковывать доспехи из металла.

Земледелие, скотоводство, культура питания, ритуал застолья, свадебный и похоронный ритуалы, культура общения, науки и искусства, ратное искусство – всему этому обучил свой народ реформатор Кауказ. Развитая металлургия позволила производить лучшее на то время воинское снаряжение, оружие и орудия труда. Воины-ироны считались непревзойденными в мире благодаря своей природной отваге и передовым для своего времени технологиям. Но главное, Кауказ и Нарти дали людям законы, по которым выстраивалась социальная иерархия (трехфункциональная структура общества), с присущими ей невиданными доселе характеристиками (хранители мироустроительных законов и божественных знаний – жрецы – учителя – Иронтæ; благородные защитники сакральных знаний — Кæлатджынта – цари-воины; благородные общинники – кормильцы – Уаласинтæ; многочисленные Даласинтæ, стремящиеся к совершенству.

В отличие от первобытных человеческих сообществ, где власть получал физически более сильный человек, или от современных, где власть принадлежит членам крупных финансово-политических кланов, у Царциата главой социума мог стать только человек, достигший духовно-нравственного совершенства – Ирон. Установив нравственный закон во главу угла социальной пирамиды, культурный герой Кауказ обозначил основной вектор развития народа, где каждый старался превзойти сородичей не в материальном благосостоянии, а в благородстве, и это исключало социальное неравенство и создавало почву для дальнейшего развития.

Для решения самой сложной эволюционной задачи – расширения и изменения сознания – Кауказ безжалостно уничтожал своих врагов – каннибалов, применяя символическую казнь. Голову жертвы заворачивали в шкуру животного и оставляли ее под палящим солнцем. Эта мучительная смерть должна была символизировать уничтожение животной природы человека и появление восприимчивости к духовно-нравственной жизни.

Создав первую в истории континентальную державу, занимавшую необъятную территорию (от восхода солнца, до захода солнца) Кауказ, решительно расправившийся с угнетателями народа, практиковавшими каннибализм, задумал распространить свое Учение на соседние племена, которые еще пребывали в дикости и «поедали своих детей». У Кауказа и Нарти было восемнадцать сыновей, которых отец направлял в разные концы земли, чтобы они повсюду разносили и утверждали свет Истинного Знания. В этом факте вновь просматривается аналогия с Солнцем, посылающим свои лучи-энергии (своих сыновей) нести свет, тепло и жизнь всему живому. Каждому из сыновей Кауказ давал особый знак-символ и это определенно указывает на символику, соотносимую с энергосистемой Солнца и связанными с ней руническими знаками – энергиями. Мотив распространения светоносного учения  самим божеством или культурным героем и его сыновьями имеет многочисленные мифологические параллели: Осирис, Гор, Митра, Кришна, Виракоча и т.д., — все соотносились с Солнцем и солнечным учением.

В культурной Традиции иронов число 18 носит мироустроительное значение: 8+4+6 есть числовой код трех зон мироздания – небо, земля, хтонический мир. Примечательно то, что в Нартиаде нередко упоминается восемнадцатирогий золотой олень, символизирующий солнце. В искусстве скифо-сармато-аланского мира также распространён образ восемнадцатирогого золотого оленя, обладающий, несомненно, сакральным значением (см. иллюстрацию). Родоначальник культурной традиции иров Кауказ и есть восемнадцатирогий золотой олень, излюбленный зооморфный символ великого светила. По А. Р. Чочитэ поселение иров-асов – Кавказ – это kauk-was – гора-витязь. Название горы — это титул наставника культа [44]. В мифологическом сознании Мировая гора соотносится с центром мироздания, мировой осью и связана с Солнцем.

Восемнадцатирогий скифский золотой олень, своим числовым кодом маркирующий три уровня мироздания 8 + 4 + 6 (небо, земля, подземный мир), модель мира иронов (6 в. до н. э.)
Восемнадцатирогий скифский золотой олень, своим числовым кодом маркирующий три уровня мироздания 8 + 4 + 6 (небо, земля, подземный мир), модель мира иронов (6 в. до н. э.)

Распространяя свое духовное, светоносное учение по всей Ойкумене, Кауказ и Нарти сами являлись персонификациями огня небесного и земного, огня знания и истины. То есть, солнечный культ занимал ключевое место в жизни древних иронов. Вернувшийся из длительного похода старший сын предводителя народа – Ирон обращается к отцу: «Возблагодари Солнце от восхода до заката, с правой стороны по левую сторону, всюду живут ироны». Иными словами, народы земли с радостью восприняв новые ценности, естественным образом становились иронами, включаясь в орбиту влияния новых форм организации жизни этнически однородного общества с приоритетом личной свободы. Тогда же оформился ключевой принцип идеологической системы иронов – идея духовного Пути, тесно связанный с солнечным культом. Движение Солнца по небосводу (восемь основных фаз в году) синхронизировалось с жизненным путем человека.

Посадив в разных землях наместниками-просветителями своих сыновей, Кауказ мудро и справедливо правил огромной страной. После его смерти предводителем народа стал его старший сын Ирон. В сказании прямо говорится, что ироны и нарты были одним народом, детьми Ирона и внуками Нарти, сотворенными из одного огня.

Еще одна потрясающая аналогия с солнцем в Священном Предании связана с возвращением в отчий дом сыновей Кауказа, которые выполнили на чужбине свою просветительскую миссию. Как солнечные лучи, дойдя до границ солнечной системы, возвращаются обратно к источнику, к Солнцу, так и восемнадцать сыновей Кауказа вернулись в отчий дом, к своему очагу, пройдя свастический путь преобразований. В последующие века многочисленные миграции арийских племен имели аналогичную (солнечную) природу. Поразительно, но древние знали о солнечной системе то, что современная наука открыла только несколько десятилетий назад, а именно, что солнце не только излучает энергию, но и поглощает ее. В текстах о Царциата Солнце жалуется Богу-Творцу: «Алæмæт бæстæм мæ тынта фервитын, фæлæ та мæ тынта æнкъардæй райсын» (Я посылаю свои лучи в чудесные края (на Землю), но мои лучи печальные возвращаются обратно).

В Священном Предании впервые появляется принцип духовного Пути, как идея движения «по Солнцу» – Ирон фæндаг. Высокая миссия носителей света сохранилась у далеких потомков протоариев – скифо-сармато-алан. Профессор А. Исаенко в этой связи отмечал: «Устремляясь в глубокой древности вслед за солнцем в сторону его заката, североиранские предки осетин всегда помнили, что их солнце и его свет, который они несли в себе, в «страны ночи», рождается на Востоке».

Носителями света знаний считал древних иров знаток иронской истории Сослан Темирханты. «Народ Ир достиг высокой степени культуры еще в то время, когда весь мир был во мраке и когда народы, ныне находящиеся во главе цивилизации, были в первобытном состоянии и двинулись вперед лишь тогда, когда получили от него облегчающие борьбу за существование орудия, пробуждающие ум и сердце мифы и укрепляющие дух религиозные начала».

Если рассматривать текст Предания с точки зрения рационалистического ума, то можно найти эксклюзивную информацию исторического и культурологического характера. Особый интерес вызывает зарождение металлургии, появление металлических орудий труда и элементов вооружения. Эти сведения из Священного Предания имеют убедительное материальное подтверждение: на Кавказе обнаружены очаги древней культуры с удивительно развитым производством металлов, с продуманной системой водоснабжения, в которых процветали науки и искусства, астрономия и примитивная магия.

Золотое Предание позволяет также определить временные рамки возникновения основных элементов национальной одежды (нагрудные застежки, шапочки, ремень, обувь) и национальной хореографии, музыки и искусства, а также выпечки хлеба и ритуальных пирогов. Данные Священного Предания указывают на место и время одомашнивания коня, появления конского снаряжения, металлического оружия и воинских доспехов. Особый акцент в древних текстах делается на высоком уровне мореходства и кораблестроения.

А если проанализировать текст Предания с точки зрения мифологической символики, то начинает проясняться тайная история, о которой сказители никогда не сообщали прямо – только иносказательно, пользуясь хатиагским языком – языком художественных кодов, которые практически все имеют солярную подоснову. Хатиагский язык от хатын – постигать, понимать. Это сведенная в единую систему сумма художественных кодов: лингвистических, геометрических, астрономических, числовых, растительных, зооморфных, антропоморфных, предметных, пищевых и т.д.

В мифоэпической триаде иронов содержатся невероятные знания о природе солнечного света. Древние тексты знают, что жизнь на земле существует благодаря энергии солнца, в них подробно повествуется о том, как создавалась наша солнечная система и какую роль солнце сыграло в сотворении Земли и людей.

Уникальные знания о энергосистеме Солнца органично вплетены в культурную традицию иров-асов. Какую бы сторону народной жизни мы не рассматривали, во всем угадываются солнечные культы, все облачается в солнечные символы: культовые сооружения, архитектура жилища, ритуал застолья, танцы, национальный костюм, ритуалы жизненного цикла – рождение в хлеву (в хтонической зоне, как солнце), женитьба (на дочери солнца), смерть в земной жизни, как рождение в духовном мире и следование по Пути солнца (Ирон фæндаг) и т.д.

ДУХОВНЫЙ ПУТЬ КАК СВАСТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ ПО СПИРАЛИ

Здесь и говорящие имена героев, и загадочная история рождения Басыла, его женитьба на красавице из неприступной башни – Олгъа, и их цивилизаторская роль в Иристане. Если Кауказ и Нарти гармонизировали нижние энергетические уровни социального организма (двигательную, эмоциональную и интеллектуальную сферу), то Басыл и Олгъа активизировали высшие энергетические уровни – духовно-нравственные. Как человеческое тело представляет собой башню жизни из семи основных энергетических центров, так и тело социума являет аналогию семиуровневой башне. Культурные герои, Басыл и Олгъа, совершили чудо преображения – научили народ Ир искусству преодоления огромной дистанции, отделяющей нижние уровни башни жизни от высших – духовных. Уникальная система знаний гарантированно приводящая к духовному росту,  мироустоительная система — Ирон æгъдау, основанная на духовно -нравственных законах, есть величайшее достижение Працивилизации иров.Следующий судьбоносный этап жизни народа Ир свзяан с правлением еще одной пары культурных героев Басыл и Олгъа. О них в Предании повествуется, как о необыкновенных людях, «которые словно бы прилетели с какой-то звезды». Они продолжили цивилизаторскую миссию Кауказа и Нарти по созданию высокодуховного человека. Их великие дела во благо народа Ир превратили страну в цветущий сад. Главный завет, который они оставили народу – это беречь свои горы и башни иначе иронов ждет неминуемая гибель. Нет никакого смысла пересказывать поразительное Золотое Предание, так как оно имеет несколько уровней прочтения, его следует внимательно изучать и постигать с помощью хатиагского языка. Очевидно, что речь идет о разных стадиях одной иронской этнокультуры.

Красавица Олгъа, живущая в башне – это божественная дева с сияющим как солнце лицом. Этот ее статус подтверждается загадочным символом, который светит ярче солнца и напоминает половину луны (на половинку луны были похожи луки киммерийцев, а самую яркую звезду на небе – Сириус, называли звездой Лука). Как у всех богинь, связанных с Сириусом, у Олгъа был в качестве священного животного необыкновенный конь. В Авестийском гимне, посвященном звезде Тиштрии (Сириус), также проводится аналогия этой звезды с белой лошадью.

В Предании есть осторожные намеки на звездную природу героев: «Олгъа æмæ Басыл цыма арвай æртахтысты æмæ уырдыгæй æрхастой семæ айхуызан цæдттæдзинад аллы куыстæн», «Иу ныхасæй дар, аллы улæфты æнцойбоны – иу куы сцагътой дыууадæстанон фæндыртæ, уæд – иу лæг афтæ æнхъæлдтаид, уæларвы адам ис æмæ уыдон зæрынц æмæ кæфынц».

Боги-рыбы. Шумерская цилиндрическая печать. Священная сцена у Мирового древа
Боги-рыбы. Шумерская цилиндрическая печать. Священная сцена у Мирового древа

К звездной системе Сириуса имеет отношение и тесная связь божественной девы  с водной стихией – башня, в которой она жила, была со всех сторон окружена водой, ее волшебный конь преодолевал любые водные преграды, она со своим супругом строила корабли, которые по форме напоминали половинку луны и даже смерть ее связана с водной стихией (см. иллюстрацию).

Иронское мифоэпическое наследие содержит самое подробное описание подводного царства и его обитателей, которые необычайно сильно напоминают людей-амфибий из звёздной системы Сириуса.Вавилонский мудрец Берос сообщал о людях-рыбах, прибывших к ним на небесной ладье, которые выходили из озера и обучали его народ в древности разным наукам и искусствам. Африканское племя догонов, поразившее весь ученый мир своими знаниями о ярчайшей звезде в созвездии «Большого пса» – Сириусе, также сообщает о высокоразвитой цивилизации людей – рыб, передавших догонам свои уникальные знания.

В древнем Египте богиня Исида соотносилась со звездой Сириус и в этом качестве покровительствовала рождению детей. Голову богини украшал символический убор в виде рыбы. В Нартиаде родоначальница фамилии Ахсартаггатæ прекрасная Дзерасса – дочь водного божества, а ее дочь – мудрая Шатана, олицетворяет звезду Сириус. Она появляется на свет в фамильном склепе одновременно с первоконем и первопсом – зооморфными символами звездной богини.

В своем предсмертном поучении-наставлении Олгъа предостерегает иронов: «Къаукъазы фидарттæй, Нартийы фидарттæй, Басылы фидарттæй уæхи ма сисут, ноджы сыл фидарæй æмæ фидарæй хæцут, æндæра фесæфдзыстут». Речь, естественно, идет не только об укреплённых замках и башнях, покрывавших всю горную часть страны, но, прежде всего, о сохранении духовных башен, тех духовно-ценностных высот, которых народ достиг благодаря великим учителям Басылу и Олгъа. Свое гениальное учение – Ирон æгъдæу, они, как драгоценное сокровище, оставили в дар народу Ир. Это учение включает в себя понятие – Ирон фæндаг – дорога иров и уæздан – человек благородный, как высшую ценность жизни.

Предание иров свидетельствует о мощной суперцивилизации, культурное воздействие которой на духовно-нравственное развитие человечества столь грандиозно, что еще и сегодня ощущаются цивилизационные волны «большого культурного взрыва». О существовании працивилизации, которая распространила свое влияние на весь Евразийский континент, знали в древности, о ней догадывались ученые нового времени, опиравшиеся на комплекс источников – лингвистических, археологических, этнографических, мифологических, фольклорных и т.д.

Германский ученый, историк и этнограф Блуменбах (XIX в.) впервые назвал белую расу «кавказской» и именно на Кавказе поместил колыбель арийских народов [8]. Вначале XX в. исследователь истории казачества Е. Савельев [35], опираясь на труды М. Мюллера, В. Миллера, В. Пфафа, Н. Марра и др. утверждал, что в доисторические времена на Кавказе существовала загадочная цивилизация, военному сословию которой не сиделось на месте: «Богатырская сила требовала простора и свободной боевой жизни в чужих странах; они шли покровительствуемые Марсом, в дальние страны, образовывали новые колонии, строили города и всюду несли свою культуру». «Пространство, имеющее вид угла, между восточными берегами Азовского и Черного морей и Кавказа, у древних народов считалось родиной богов и народных героев и получило название «земли азов», «Assia-terra» — священной земли. «Ас», «азем» — у всех арийских народов обозначает бога, господина или героя».

«Отсюда в незапамятные времена конные асы, как представители военной силы, вышли на север и запад Европы, на иранское плоскогорье, равнины Средней Азии и Индии, с своими родами и дружинами, одни – как завоеватели, другие – как колонизаторы, искавшие в чужих краях свободы и простора. Древнейшие греческие предания с этим же местом связывают и переселение народов в северную Грецию: Девкалеон, современник потопа, сын кавказского Прометея и внук Иафета, Азия – мать или жена Прометея. Величественный Кавказ (Кау-к-Аз) означает жилище или поселение асов (кау – по-осетински село)».

«То, что мы знаем из Иллиады о Трое и ея обитателях есть только туманные отголоски о той погибшей цивилизации неведомого нам народа». «Главное божество этруссков был Юпитер, царь-небо, занесенный ими из Прикавказских стран» [35].  Е. П. Савельев в свое время посетил Осетию-Аланию и неплохо знал этот край. Он полагал, что историческая связь арийцев с Кавказом подтверждается богатейшим материалом археологических раскопок и письменных источников: «Арийская раса, а какой именно народ – об этом мы будем говорить ниже, господствовала на всем указанном пространстве и свои этимологические особенности языка в более первобытной форме удержала только в одном из своих представителей, в осетинском (иронском) народе, укрывшимся от чужеземного влияния в дебри Кавказа. По мнению некоторых лингвистов, при помощи осетинской этимологии можно объяснить многие непонятные слова, встречающиеся в арийских языках всех стран».

Там же он указывает на интересный факт – «гипотезу некоторых наших ученых о том, что будто бы когда-то существовала какая-то осетинская цивилизация, простиравшаяся на все пространство Европы, Западной Азии и Северной Африки». Если таков был круг представлений у членов императорской академии наук, то столетие спустя, когда историческая наука шагнула далеко вперед и располагает неоспоримыми фактами существования Працивилизации человечества с центром на Кавказе и, самое главное, потрясающим Сакральным Преданием иров (асов), то всякие сомнения на сей счет просто беспочвенны.

Древнейшей цивилизации иров-асов (осетин) посвятил свой превосходный труд Сослан Темырханты – «Иры истори» [37], где аргументированно показана цивилизаторская роль иронов в древнем мире. Такие же идеи высказывал выдающийся иронский просветитель Цоцко Амбалов. Автор работ по истории, этнографии осетин В. Б. Пфаф был убежден в существовании древнейшей иронской (осетинской) цивилизации: «Предки осетинских родов – Цахил, Царазон, Сидамон, Кусагон, в те отдаленные времена стояли на высочайшей степени образованности. Они же принадлежали к той великой доисторической касте жрецов, колена которой были рассеяны местами по всему прибрежью Средиземного моря, и которая в продолжение нескольких тысячелетий до нашей эры управляя судьбами народов, держала в своих руках все нити и все тайны древнейшей истории рода человеческого».

«Жреческие касты (иронов) до страшного падения своего в различных странах Европы стояли на высочайшей ступени развития и управляли всемирным политическим движением».

«В Осетии сохранились до сих пор некоторые следы высочайшей цивилизации доисторических веков. Формы обращения хозяина с гостем и гостя с остальными членами семейства совершенно аристократические, даже у простых мужиков… Из этого я именно заключаю, что подобная черта составляет остаток времен высочайшей нравственной цивилизации золотого века».

Другой русский этнограф, путешественник Е. Марков высказывал аналогичные мысли относительно истории осетин: «Осетины может быть одно из самых любопытных и загадочных племен на свете. Теперь трудно сомневаться, что осетины или осы, называющие, впрочем, себя иронцами, представляют собой одних из первобытных обитателей Кавказа и одних из старых народов индоевропейской семьи, гораздо старше германцев, славян и прочее».

Вышеприведенные материалы позволяют толковать семантически тождественные элементы в культурах разных народов Евразии, с артикуляцией их иронской подосновы.

МИФОЛОГИЧЕСКИЕ И ФОЛЬКЛОРНЫЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Особенно наглядно потрясающее сходство культур народов евразийского континента проявляется в фольклорном наследии, которое невозможно объяснить без учета длительного влияния более высокой культуры, распространяемой правящими элитами Працивилизации. Например, фольклорные параллели между русской и иронской культурной Традицией столь многочисленны и глубоки, что один их перечень займет сотни страниц. Достаточно сравнить сюжеты, мотивы и образную систему фольклорного фонда двух народов, чтобы убедиться в этом. Знакомые и любимые образы русских сказок – Иван-Царевич, Василиса Прекрасная, Кощей Бессмертный, Баба-Яга, Иванушка-Дурачок, Царевна-Лягушка, Конек-горбунок, Скатерть-самобранка и т.д. – имеют свои прототипы в народноэпическом творчестве иронов. Возьмем хотя бы сказание «Нарт Зиваг, (ленивец) и красавица Агунда».

Среди доблестных воинов Ахсартаггата проживал один никчемный нарт – ленивец Зиваг. Он не хотел работать и ленился выходить из дома, лежал все время на боку и даже ел лежа. Все мужчины фамилии ушли в балц (военный поход). Тогда женщины Ахсартаггата, которым надоел мужчина-бездельник, решили посадить ленивца на арбу и отправить в лес за дровами. Ленивец проспал всю дорогу, а когда очутился в дремучем лесу, то испугался и взмолился Богу. По просьбе его арба сама наполнилась дровами, и волы сами добрались до дома на удивление домочадцам. Ничего не напоминает?

Сюжеты русских сказок сохранили форму и содержание иронских священных текстов, а также этико-дидактические черты, при этом почти полностью утратив сакральность, а иронские – даже не мыслятся без сакральной составляющей. Текст сказания о ленивце Зиваге состоит из нескольких смысловых пластов, также, как и имя героя – Зиваг-ленивец является составным, где зиу – помогать, а уаг – нрав. Ленивец оказывается обладателем высшего нрава. Очевидный смысл сказания на поверхности, а сакральный передан хатиагским языком, который является ключом к прочтению тайнописи Пракультуры. Через систему различных кодов хатиагского языка раскрываются глубочайшие тайны духовного учения иронов, связанные с внутренней духовной практикой (внутренней алхимией)

Бык (вол) – излюбленный у индоевропейских народов зооморфный символ солнечного божества, который соотносится с жизненными энергиями в теле человека. Воловья упряжка, на которой ленивец отправляется в лес, символизирует мощные энергетические потоки человеческой физиологии. В Нартиаде – это распространенный образ, связанный с движением по духовному Пути (Шатана едет на воловьей упряжке к берегу реки, чтобы родить божественного златовласого ребенка, Сырдон выигрывает у великана воловью упряжку, обрекая его на смерть, ибо нет жизненной энергии – нет жизни). Аллегорически две мощные жизненные энергии в человеческом теле (на Востоке Ида и Пингала), скользящие вдоль позвоночника, обозначались образами волов и символизировали духовный Путь, пролегающий через семь основных духовных центров и приводящий к нравственному совершенству (высшему нраву). На хатиагском языке бык (ирон. гал в обратном прочтении – лæг – человек) означает «высший нрав» (уæл уаг).

Есть замечательная деталь в иронском женском национальном костюме – полочки кафтанчика по углам украшены загадочной вышивкой – треугольником, направленным вершиной в угол полочки и идущими от основания треугольника двумя кривыми линиями. Этот устойчивый рисунок является стилизацией головы быка. Кафтанчик одевается под распашное платье, закрывая фигуру от середины бедра до воротника стойки, то есть он своим декором четко фиксирует пять базовых энергетических уровней в человеческом теле. Сакральный текст читается примерно так: девушка – невеста является ипостасью Великой Богини, хозяйки воловьей упряжки (жизненных энергий), которые приводят к постижению высшего нрава. (В греческой мифологии богиня Гера также звалась хозяйкой волов). Как инкарнация солнечных богов (Уастырджы, Зевс, Осирис, Агни, Рудра и т.д.) бык был символом жизненных энергий человека и мироздания.

Слово лес – хъæд имеет еще значение сердцевина, основа (в человеческом теле это позвоночник). Дрова – топливо не только для очага, но и для жизненных энергий (ленивец сидит у очага).

Нет ничего удивительного, что на Зивага обратила внимание красавица Агунда из своей семиярусной башни (башни жизни), в имени которой содержится лексема аг(уаг) нрав. Она – сестра семи братьев – семь энергетических центров башни жизни. Любое желание «ленивца» также, как и Иванушки-Дурочка в русских сказках, моментально исполняется. Но в сказке о Иванушке нет даже намека – за что герою такая милость – моментальное исполнение желаний, а Ленивец из иронской сказки обладает таким уровнем сознания, который позволяет зачать чудесного златовласого ребенка (божественное семя) силой своего Слова (идея непорочного зачатия). Иными словами, человек, достигший высших духовно-нравственных уровней, может творить «чудеса», «ничего не делая» (идея недеяния).

Здесь следует привести притчу о Будде, который со своей чашей для подаяний обходил владения браминов. Вспахивающий землю брамин недовольно спросил просветленного, почему он, тяжело работающий на своем поле, должен помогать ничего не делающему монаху. На что Будда кротко ответил, что его поле не здесь (на земле), также, как и его «работа», но без нее работа брамина на рисовом поле не имеет смысла. Таким образом, герой сказки Зиваг, подобно Будде выполнял невидимую глазу «работу» (духовное подвижничество), без которой жизнь и деятельность нартов была бы подчинена только целям потребления и физического выживания. Поэтому посвященные в тайное знание предводители нартов, после инициатических испытаний, принимают Зивага в свое содружество.

В сказке есть характерный для всех индоевропейских народов мотив – героя сажают в мешок из бычьей шкуры, зашивают и бросают в реку, который можно понять только с хатиагского языка (бык – зооморфный символ солнца и высшего нрава и, следовательно, одевающий бычью шкуру человек отождествляется с солнцем и сливается со священными энергиями).

Трудно найти образ или сюжет в русском фольклорном фонде, который не уходил бы корнями в культуру Працивилизации иронов:

 — Баба-Яга – образ из Нартиады (мать великанов, у которой один клык упирается в небо, другой в землю);

Кощей Бессмертный – образ из Нартиады (великан, смерть которого находится в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, а заяц в сундуке на дереве);

Елена Прекрасная, Василиса Премудрая и другие – образы из Нартиады (прекрасные и премудрые девы нартов-иронов);

— былинные и сказочные богатыри – это богатыри-витязи Нартиады;

— прообраз Царевны-Лягушки есть не только в сказаниях о нартах, но и в иронских сказках, в которых глубинные смыслы образов выходят далеко за рамки сказочных историй.

— Скатерть-самобранка – образ из Нартиады, конек-горбунок – распространенный образ из Нартиады;

— животные, спасенные главным персонажем и оказывающие ему впоследствии неоценимую помощь, в русских сказках остаются милыми образами животных, а в иронских – являются зооморфным кодом к расшифровке сакральных смыслов и так далее и так далее…

В этом отношении примечательна дефиниция, сформулированная выдающимся французским ученым Жоржем Дюмезилем, согласно которой: «При заимствовании текстов Нартиады соседними с иронами народами искажению подвергался именно сакральный пласт, то, что было чуждо и непонятно инокультурной среде». Отсюда становится понятно соотношение между Иронской Нартиадой, выступающей в качестве первоисточника и ее усеченными, десакрализованными вариантами у других народов.

В качестве еще одной иллюстрации, подтверждающей данную мысль, можно привести параллели между волшебной сказкой «Лягушка-царевна» и сюжетом из Нартиады.

В русской сказке замечательно представлен образ Василисы-Премудрой, заколдованной злым Кощеем. В ней просматриваются черты и функции солнечной девы: она к утру выпекает хлеб (пищевой код солнца), шьёт рубашку (новый образ), оживляет воды и водоплавающих птиц (зооморфный код солнца).

Этот сюжет дублирует иронскую («осетинскую») сказку  и сказание о женитьбе нарта Хамыца, который пытается подстрелить белого оленя (обязательное условие брачной инициации) и в результате оказывается в стране маленьких, но сильных и высоконравственных людей, выдающих за него замуж свою сестру-лягушку. В этом сюжете еще ярче, нежели в русской сказке, проявляются солярные черты божественной девы. Истоки зооморфной образности иров в древнем источнике мудрости и невероятных знаниях о природе солнечной энергии (солнечный квант представляет собой волну-змею и частицу-лягушку одновременно). Характеристики формы и видовые особенности змеи и лягушки являются идеальными эмблемами этих знаний. В египетской мифологии солнечное божество Ир-та порождает восемь богов – создателей жизни. Четыре богини имели головы лягушек, а четыре бога головы змей, то есть образным языком передавалась информация о сотворении жизни на земле с помощью энергии солнца.

В сюжете из Нартиады солнечная дева, сбросив ночью лягушечью шкуру, освещает землю своим прекрасным лицом и до самого утра шьет одежду своему мужу и другим нартам. Сакральный текст содержит немало указаний на принадлежность божественной девы к звездной системе Сириуса. Сириус – это двойная звезда, ярчайшая звезда в созвездии Большого Пса и самая яркая на ночном небе. В мифах и легендах разных народов звездную систему Сириуса населяют люди-амфибии. В сказании о женитьбе Хамыца в качестве сватов к неземной красавице отправляются пятьдесят нартов. Пятьдесят – это сакральное число Сириуса – период обращения Сириуса Б вокруг Сириуса А.

Чудесная лягушка восседает на пуховой подушке, а перья водоплавающих птиц — древние символы высшей мудрости и духовного полета.

Супруг прекрасной девы-лягушки владеет чудесным предметом – зубом Аркыза, способным превращать женщин в змей, а змея и лягушка – это зооморфные дубликаты солнечной энергии (волна и частица). Еще одним указанием на звездную природу чудесной лягушки является ее условие – если нарты в чем-либо упрекнут необыкновенную жену Хамыца, она уже не сможет оставаться в доме мужа, на седьмом ярусе семиуровневой башни и отправится обратно в свою страну. Само условие подчеркивает безупречную (совершенную) природу неземной девы, новые одежды для нартов, которые она по ночам шьет – это новые покровы для их обновленных душ. Хамыц тайно приносит свою жену-лягушку на нартовский ныхас (собрание, совет), который является коллективным мозгом нартов. За эмблематическими фигурами скрывается формула духовно-нравственного развития нартовского сообщества, получившего импульс от сверхчеловеческого разума. Свет-знания, мудрость (царевна-лягушка — Бецынон) осветили коллективный мозг нартов, знаменуя новый этап в духовной эволюции народа. Возвращение солнечной девы в отчий дом аллегорически воспроизводит Путь, который проходит энергия солнца в направлении от источника и обратно к источнику (возвращается в отчий дом). Вот такие эмблемы секретных истин скрыты в обычных на первый взгляд образах сказочных и мифологических текстов.

Особо следует сказать о том, что если иронско-русские фольклорные параллели оспорить невозможно, то соответствия, например, шумеро-иронских параллелей в научной литературе даже никогда не рассматривались и не упоминались. Однако, достаточно беглого взгляда на мифоэпическое наследие шумеров и иронов, чтобы заметить их неслучайный характер. Основной массив данных по этому вопросу представлен в сводной таблице.

ПРЯМЫЕ ПАРАЛЛЕЛИ МИФОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ ИРОНСКОЙ И ШУМЕРО-АККАДСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Миф о Гильгамеше

Нартиада

1.

Героическое мировоззрение (честь и слава выше жизни), основанное на культе Солнца, которое шумеры называли «непобедимым героем». Героическое мировоззрение (честь и слава выше жизни), основанное на солнечном культе, проявляющемся во всех сферах национальной культуры. Небесное светило является одним из главных героев Нартиады.

2.

Композиция поэмы закольцована, начинаясь и заканчиваясь описанием городской стены, которая окружает город и священный центр – храм Богини Иштар. Стена символизирует тело дракона, кусающего свой хвост и стерегущего святыню. Упоминание о семи мудрецах, участвующих в закладке кирпичей, подчеркивает сакральность образа стены-ограды, как материального воплощения духовного Пути, соотносимого с движением Солнца по Зодиаку (один год). Гильгамеша в Пути сопровождает Шамаш – Бог Солнца. Кольцевая структура присуща нартовскому саду, в центре которого росла Золотая Яблоня нартов – символ Великой Богини-прародительницы. Высокая до небес ограда сада, увенчанная человеческими черепами и оленьими рогами, есть символ свернувшегося дракона-охранителя божественных знаний. Путешествие Ахсартага в поисках похитительницы золотых яблок, девы-птицы Дзерассы, длится ровно один год (годовой солнечный цикл).

3.

Гильгамеша отговаривает от дальнейшего пути Богиня Сидури. Урызмага отговаривает от опасного пути (духовного) сияющая неземным светом богиня (сказание «Кому досталась черная лисица»)

4.

Мать  Гильгамеша  помогает ему в путешествии в страну теней, разъясняя его мистические сны и поручая его заботам Шамаша Ведуха, жена нарта Сослана помогает ему в его путешествии в страну мёртвых, разъясняя законы подземного мира. По просьбе Шатаны Сослана сопровождает солнце мертвых.

5.

Гильгамеш в своем путешествии за бессмертием встречает у ворот «страны теней» человеко-скорпионов, охранителей границы между мирами. Нарт Сослан, выйдя из страны мертвых, встречает человека-скорпиона, стража границы между мирами.

6.

Гильгамеш, принимая важное решение, собирает совет старейшин. В Нартиаде все судьбоносные решения принимает совет старейшин – Ныхас.

7.

Гильгамеша в походах сопровождает дружина Нарты отправляются в балц дружиной.

8.

Гильгамеш высоко чтит идеалы воинской дружбы Герои Нартиады демонстрируют образцы воинской дружбы.

9.

В шумерском эпосе упоминаются кузнецы, которые куют мечи и топоры для дружины Гильгамеша. В иронском эпосе важная роль отводится небесному кузнецу Курдалагону, который закаляет нартовских героев, кует им оружие и доспехи и всячески помогает нартам.

10.

Мотив близнецов в эпосе о Гильгамеше В Нартиаде несколько пар близнецов, определяющих разные вехи истории нартов.

11.

Богиня Иштар — центр Урукского мира. Шатана – центр нартовского мира.

12.

Восьмиконечная звезда – главный символ Шумера в эпосе. Восьмиконечная звезда – главный символ в Нартиаде

13.

Эпос о Гильгамеше описывает сны героев, как трансовое состояние, в которых они получают предупреждения и ответы на вопросы. В эпосе о нартах герой нередко пребывает в трансовом состоянии, похожем на сон.

14.

Ритуальной пищей в Уруке считались пироги, мясо жертвенного животного и пиво. Ритуальная пища в Нартиаде – пироги, мясо жертвенного животного (бык, баран) и пиво.

15.

Хлеб семантически соотносится с солнцем и с идей духовного Пути, с духовно-нравственным преображением. Хлеб семантически соотносится с солнцем и с идей духовного Пути, (Хур – солнце, хор – зерно) и духовно-нравственным преображением.

16.

В эпосе о Гильгамеше есть рассказ в рассказе, описывающий страшный потоп, который устроили боги в наказание за людские грехи. В Нартиаде уникальное, зашифрованное в символах описание потопа, которое сохранило свою сакральную подоснову.

17.

Гильгамеш и Энкиду отправляются в священный кедровый лес, чтобы сразиться с чудовищем Хумбабой, хранителем неприступной горы. По описанию Хумбаба напоминает дракона, изрыгающего пламя. Сообщается, что у него семь лучей-сияний смертельных, но друзьям удается убить чудовище, отрезать ему голову и насадить ее на шест. Сослан отправляется в страну великана Мукары, чтобы спасти скот нартов от голода. Сослану удалось хитростью заманить Мукару в море и там отрезать ему голову. Перед смертью великан просит вытащить его спинной мозг (семь сияний, чакр), чтобы увеличить силу Сослана. Но Сослан не стал сразу обвязывать его вокруг талии, а обвязал им дерево, которое тут же словно пилой было срезано. Таким способом он срезал семь деревьев и только после этого завязал спинной мозг Мукары вокруг талии вместо пояса.

18.

После сражения с Хумбабой Гильгамеш омывается в источнике и одевается в чистые одежды. В Нартиаде новые чистые одежды символизируют переход на более высокий духовный уровень. Прекрасные девы Нартиады шьют своим женихам или мужьям новые одежды, соотносимые с их новым статусом.

19.

Богиня Иштар, увидев героя Гильгамеша, предложила ему стать ее супругом, соблазняя его всяческими материальными благами, но царь Урука грубо отверг притязания богини, вызвав ее гнев. Разъяренная Иштар наслала на Гильгамеша и Энкиду страшного небесного быка (бык – зооморфный символ солнца). Дочь Солнца, увидев прекрасного Сослана на охоте, призналась, что давно мечтала выйти за него замуж, но Сослан дерзко отверг красавицу и навлек беду на свою голову. Дочь Солнца приказала небесному колесу Балцага убить Сослана (колесо – символ солнца).

20.

Гильгамеш добывает цветок бессмертия со дна океана. Змея, съедающая бесценный цветок — это энергия солнца, богиня знания. Урызмаг добывает цветок бессмертия у источника. В Нартиаде дочь солнца (энергия солнца) превращается в змею.

21.

В конце поэмы Гильгамеш становится пернатым змеем, драконом (посвященным) Сослан желая жениться на красавице Косер, очутился в подземном царстве, из которого смог выбраться только убив змея и договорившись с орлицей, которая вынесла его в мир людей. Так он стал пернатым змеем (драконом) и сумел жениться на красавице Косер.

22.

Мотив дружбы, как высшей ценности жизни (Гильгамеш и Энкиду) Всю Нартиаду пронизывает ода мужской дружбе и солидарности.

23.

Великое светило сопровождает Гильгамеша в его странствиях и во всем покровительствует герою. Солнце, одно из главных действующих персонажей Нартиады, всюду сопутствует героям.

Приведенные многочисленнные мифологические параллели (табл.1.) убедительно свидетельствуют о едином источнике культуры.  Так, архетипический образ мирового древа, в корнях которого живет змей, а на кроне свил гнездо для своих птенцов орел, встречается в мифологии всех индоевропейских народов, но в иронском и шумерском вариантах есть одна общая особенность – идея полета. В шумерском варианте герой получает крылатые сапоги, позволяющие мгновенно преодолевать огромные расстояния, в иронском – поднимается из нижнего мира в верхний на крыльях орла.

В Нартиаде солнечный герой Сослан совершает путешествие в загробный мир и становится, благодаря своей жене Ведухе, обладателем божественных знаний, а в шумерской мифологии богиня Иштар спускается в подземный мир, чтобы похитить для людей божественные законы.

В иронской мифологии семь энергетических центров человеческой физиологии маркируются элементами декора костюма, шумерскую богиню в подземном мире вынуждают снять поочередно семь украшений с ее костюма, соответствующих семи духовным уровням.

Совершенно интригующе выглядит параллель, связанная с шумерской богиней Нинхурсаг, матерью героя Нинурты и нартовской Дзерассой, матерью Урузмага и Хамыца. Нинхурсаг переводится как госпожа горы (кургана), а Дзерасса просит небожителя воздвигнуть курган над могилой витязей-близнецов Ахсара и Ахсартага и также является госпожой горы. С реликтового языка иронов имя шумерской богини читается как «Госпожа — солнечная олениха» и «сияющий нрав», что полностью соответствует статусу Дзерассы, которая в виде золотой оленихи похищала чудесные яблоки из нартовского сада, а ее дочь Шатана являлась обладательницей совершенного нрава и могла превращаться в золотую олениху.

На иронских (кобано-тлийских) бронзовых изделиях можно встретить изображение быков с рогами в виде полумесяца, а в шумерских текстах часто упоминается лунное божество Наннар в виде «могучего быка, рога которого образуют полумесяц». Сокровища царских захоронений древнего Ура безошибочно читаются на кодовом языке иров (асов). Соответствий в мифологических системах и искусстве иронов и шумеров так много, что не остается никаких сомнений в едином источнике Культурной Традиции.

Материалы о соответствии социокультурного мира Шумера и Кавказа приводил в своей монографии археолог Юрий Шилов «О близости языков и, следовательно, источника знаний древних племен Кавказа и шумерийцев говорили не только лингвисты Н. Я. Марр и В. Христиан, но и опиравшаяся на анализ антропологического материала Шарлота М. Оттен. Именно она на основании предварительного анализа останков в Эреду взяла на себя смелость признать шумеров кавказским народом».

В этом же ключе высказался исследователь В. Рыбников «Полумифическая Аратта, известная историкам по шумерийским текстам, существовала в качестве союза арийских племен на Кавказе и была «предшественницей» более знакомых историкам Колхиды и Урарту. Эпоха возникновения Арраты и Урарту зафиксирована в шумерских клинописных текстах, а более поздняя эпоха продвижения древних арийцев с Кавказа в Индию нашла свое отражение в «Махабхарате» и другой ведической литературе древней Индии» [34].

Примеров поразительных мифологических соответствий Нартиады и развитых мифологических систем древних цивилизаций индоевропейцев такое обилие, что, естественно, возникает вопрос об общем источнике культуры. Общность духовной и материальной культуры Шумера, Индии, Египта с культурой древнего Кавказа не вызывает сегодня сомнений. Так, в Египетской мифологии сохранились мотивы и сюжеты, которые практически без существенных изменений встречаются в устном народном творчестве иронов (сказка «О двух братьях», сказка «О путешествии души в Дуат», сказка «Кот и змея» и т.д.), при этом многие сакронимы древнеегипетского языка и сегодня входят в лексический фонд иронов: уас, хат, хор, ир, аст, беска, арт, сот, джед, худ, рен, тау, ном, мон, амон, баст, ра, баба и т.д. Имена египетских Богов, которые считаются непереводимыми, однозначно читаются с иронского: Осирис (египетское Уас-ир, сравните Уацилла, Уастырджи), Асар, Ирис, Аст, Арти, Амон, Атон, Хор, Ра, Хатхор и т.д.

В устном народном творчестве иронов сохранилось немало упоминаний о Египте – в сказаниях, сказках, пословицах и поговорках, а зооморфные образы египетских Богов находят безукоризненное объяснение в культурной Традиции иронов. Например, солнечный Бог Ра превращается в рыжего кота и в таком обличье убивает хтонического змея Апопа. А почему Ра превращается в кота, а не в бегемота или бабуина? Прочитайте на хатиагском языке потрясающую сказку иронов «Человек и змея» и все станет ясно.

Но самое главное – весь египетский бестиарий списан с иронского сакрального календаря (Табуйæг ирон мæйрадуаг). Солнечные божества Египта – это солнечные божества Нартиады. Отсюда становится очевидной невозможность изучения древних культур индоевропейцев без учета Пракультуры, их породившей и Праязыка как ключа к расшифровке культурных кодов.

Знание древнеегипетского, шумерского и других языков не дает «ключа» к пониманию сакральных текстов. Таким Золотым Ключом является кодовый язык иров (ир-ас-алан) – хатиаг æвзаг.

Игнорирование этого факта ставит в тупик даже выдающихся ученых, которые пытаются объяснить сакральные символы и смыслы аналитическим способом. Мирче Элиаде, анализируя «первый шедевр мировой литературы» «Эпос о Гильгамеше», приходит к выводу, что перед нами «драматическая картина человеческой судьбы, определяемой неизбежностью смерти», а также, что «история Гильгамеша – это скорее повесть о провале инициации».

Ему вторит Карен Армстронг, отмечая, что странствующий в поисках бессмертия герой эпоса, «стремясь познать тайну богов, подобно шаману следует за солнцем». «Боги не открывают Гильгамешу тайного знания: «Он лишь получает болезненный урок о пределах, положенных смертным».

Такой же точки зрения придерживается А. Немировский «Но и потерпев поражение Гильгамеш остается непокоренным и продолжает вызывать у нас чувство гордости своей человечностью, верностью и отвагой».

Эти и многие другие исследователи рассматривают Гильгамеша как литературный образ, хотя это, прежде всего, образ мифологический и понять его можно только с точки зрения законов мифа и кодового языка. И в этом случае скрытая в образах-символах информация представляет Гильгамеша не как героя, потерпевшего поражение в битве за бессмертие, а как героя-победителя, ставшего пернатым змеем (драконом), аналогично древним солнечным божествам иронов.

Зооморфный код: змея, поедающая солнечный цветок бессмертия, самый распространенный образ солнца в древних культурах, символ парящего духа.

Растительный код: солнечный цветок бессмертия, который является образным выражением солнечного пути (духовного пути). Странствие Гильгамеша синхронизируется с движением солнца по небосводу, с годовым солнечным циклом.

Предметный код: стена огражденного Урука из обожженных кирпичей с храмовым комплексом в центре. На хатиагском языке понятие ограда и перо передаются одним словом сис, но также звучит и глагол 3 л; ед.ч. стал, превратился. Жрецы и цари Шумера имели одеяния из перьев, которые символизировали идею полета.

Антропоморфный код: перевозчик – связь между мирами и между разными уровнями сознания.

Гильгамеш стал пернатым змеем, драконом, подобным солнцу, «все познавшим», постигшим сокровенное мудрецом. Он совершает ритуальное омовение и одевает новые одежды (меняет облик), любуясь прекрасной стеной Урука, построенной семью мудрецами. Крепостная стена, которая есть архитектурное воплощение образа дракона и духовная конструкция, соотносимая с новым бессмертным телом Гильгамеша – пернатого змея (дракона), знаково передает главную идею духовной системы шумеров.

Именно эту информацию о великом герое-победителе, который подобен солнцу (а солнце в Шумере называли непобедимым героем), прошел тяжелейший путь и стал бессмертным мудрецом (драконом), передавали из уст в уста и записывали на глиняных табличках в течение нескольких тысячелетий сменяющие друг друга на Ближнем Востоке культуры. Только духовная победа удостаивалась вечной памяти!

Верховный бог асов Один на своем восьминогом коне. Уроженец Кавказа (Асгарда), основатель скандинавской религии
Верховный бог асов Один на своем восьминогом коне. Уроженец Кавказа (Асгарда), основатель скандинавской религии

Всемирно известный норвежский ученый Тур Хеердал в поисках прародины скандинавских богов обратил свои взоры на древнюю метрополию ир-ас-алан – Кавказ. Путь богов – асов подробно изложен в Сагах. Достаточно расмотреть мифологию германо-скандинавских народов сквозь призму кодового языка иронов, чтобы увидеть источник мифологических сюжетов и образов. Начиная от имен великанов и богов – Имир, Бури, Бора, Один, Видар, Бальдр, Мимир, Тор и др. и заканчивая мифологическими мотивами и символами, – все восходит к временам Працивилизации иров. И здесь мифологические параллели ясно указывают на общий исток.

Возьмем только один пример из тысячи – инициатическое испытание для сына Сигмунда, который, уходя на охоту, просит подростка испечь хлеб. Это «трудное задание», с которым братья мальчика не справились, так как в муке находилась ядовитая змея, а десятилетний Синфьетли испек хлеб вместе с змеей к большому удивлению Сигмунда. «Тогда Сигмунд начал терпеливо обучать Синфьетли всему, что должен знать скандинавский воин и вскоре они оба стали неразлучны».

Странное и непонятное на первый взгляд задание безупречно читается с хатиагского языка иров-асов, на котором зерно и солнце обозначаются одним словом хор, а змея является зооморфным образом солнечной энергии (в Нартиаде дочь солнца – энергия солнца, превращается то в змею, то в лягушку). Хлебный каравай – пищевой код солнца и Синфьетли с блеском прошел инициацию, справившись с солнечными энергиями.

В германо-скандинавской мифологии мир также, как и в Нартиаде поделен на три уровня: Боги, люди, хтонические существа. В центре мира растет древо Иггдрасиль, на вершине которого находится обитель Богов Асгард. Богиня Идун хранит в корзине молодильные яблоки Богов – золотые яблоки Нартиады. Богам – Асам противостоит божество разрушительного огня, хитрец Локи, аналог нартовского Сырдона. Павшие в бою герои удостаиваются почетных кубков из рук валькирий – скифо-сармато-аланские богини подземного царства. Героическое мировоззрение, обряды инициаций, образные системы, символика – все словно списано с Нартиады.

Развитые мифологические системы Индии, Ирана, Греции также являют собой зримое свидетельство влияния культуры иронов-асов на возникновение древнейших цивилизаций человечества. Замечательный исследователь русского фольклора В. Стасов в своей статье «Происхождение русских былин» еще в 1868 г. высказал мысль, что иранские сказы, в первую очередь «Шахнаме», индийские сказания и русские народные сказки  и былины имеют один и тот же древний источник».  Только этнической однородностью, единством языка, мировоззрения, идеологии и сформированных на этой основе художественных канонах можно объяснить одинаковые вербальные и изобразительные тексты в значительно отдаленных друг от друга культурах. Соответственно, получившая широкое распространение гипотеза, согласно которой в разных частях света независимо друг от друга возникли схожие, содержащие общеиндоевропейские черты культуры с научной точки зрения абсолютно несостоятельна, она не выдерживает элементарной критики. Шведский археолог Антрес Гетерстрем совместно с российскими коллегами с помощью методов изотопного и генетического анализа останков древних евразийцев установил, что их родиной являются восточные части Причерноморских и Прикаспийских степей.

Различная степень восприятия и укоренения культурных кодов Працивилизации Ир в культурной традиции вышеобозначенных народов определялась временем, когда они были включены в орбиту иронской (арийской) метрополии, располагавшейся на Кавказе. Одни народы были приобщены к этому бесценному культурному наследию в эпоху железа, другие в эпоху бронзы, третьи в эпоху великого переселения народов и средневековья. Более того, данный благотворный процесс не прекращался даже в новое и новейшее время. Сегодня, на наших глазах, мистическим образом происходит ренессанс культурной духовной традиции иронов, сопровождающийся решительным разворотом народов мира к древнему арийскому мировоззрению – Ирон æгъдау.

Несмотря на то, что сведения об исторических событиях систематически уничтожились и фальсифицировались, некоторым объяснением к существованию загадочной Працивилизации могут служить сохранившиеся до наших дней материальные и нематериальные свидетельства далекого прошлого и, хотя их «возраст» значительно моложе эпохи существования загадочной цивилизации, они – ее достоверное наследие. «Ученые РАН, изучавшие Нартский эпос в 2013 году, сделали заключение, что в нем содержится описание цивилизации, существовавшей на рубеже XI – X тыс. до н.э.» Соответственно, в текстах о Царциата отражен еще более древний пласт истории народа.

Таким образом, об историческом доминировании ир-ас-алан в Евразии и на Кавказе говорят не только оставленные ими зримые образы эпохи арийской общности, но и величайшее духовное наследие – иронская триада («Царциаты диссагтæ», «Нарты кадджытæ», «Даредзанты таурæгъта).

МАТЕРИАЛЬНЫЕ И НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА СУЩЕСТВОВАНИЯ ПРАЦИВИЛИЗАЦИИ ИР

Нематериальным свидетельством существования Працивилизации является все поле традиционной культуры иров: духовное мировоззрение Ирон æгъдау, идеология, пантеон небожителей, мифоэпическая триада, фольклор, язык, ритуал, обряд. Практически все религиозно-философские системы индоевропейцев восходят к мировоззрению иров, из священных текстов которых они черпали основные постулаты своих учений.

Зороастр, уроженец восточной Скифии. Основатель зороастризма
Зороастр, уроженец восточной Скифии. Основатель зороастризма

Основы учений древних пророков – Зороастра, Будды, Лао-Цзы и др. (см. иллюстрацию) содержатся в иронской Культурной Традиции.

Будда Шакьямуни, царевич из племени саков (скифов). основатель буддизма.
Будда Шакьямуни, царевич из племени саков (скифов). Основатель буддизма.

Духовные системы «осевого времени» и последующих эпох являются разными гранями изначального цельного учения Працивилизации, этнокультурное ядро которого сохранилось исключительно в традиции иров. В древних сакральных текстах реликтового народа встречаются все основные идеи и образы различных религиозных систем. Всем им свойственна концепция духовного пути, связанная с идей нравственного очищения и совершенствования человека, которая в целостном виде дошла до наших дней в символических текстах Иронской Нартиады.

Лао Цзы. Основатель даосизма из арийской/иронской Индии
Лао Цзы. Основатель даосизма из арийской/иронской Индии

Цивилизационная значимость высказанного положения требует более детального его рассмотрения в контексте, так называемых, мировых религиозных систем.

Этапы жизненного пути Будды, приведшие к его просветлению, словно продублированы с фольклорных сюжетов народа ир, как и основные положения буддизма – восьмеричный путь спасения, закон кармы, срединный путь и т.д. (Будда ассоциируется с солнцем)

Основные идеи доктрины даосизма: познание Дао (Пути), идея непривязанности и недеяния, внутренняя алхимия и создание эликсира бессмертия, образ ребенка-мудреца, восемь бессмертных и т.д. – родом из Нартиады. (Золотой шар даосов есть аллегория солнца)

В зороастрийской традиции творец мира Ахура-Мазда, борьба света и тьмы, поклонение огню и т.д. из культурного фонда Працивилизации. (Солнечное божество – сердце зороастризма)

Дзен-буддийская традиция – приведение ума в состояние покоя, контроль над внутренними процессами, коаны, притчи имеют многочисленные параллели в культурной традиции иров. (Солнечный культ лежит в основе традиции дзен)

Суфийские принципы самосовершенствования, состояние транса как средство познания истины – из того же источника. (Нравственная доктрина суфиев берет начало из духовно-нравственного учения солнцепоклонников).

Даже сравнительно молодая религиозная система – христианство восприняла символику и образность прамонотеистического духовного мировоззрения иров-асов – Ирон æгъдау. В качестве иллюстрации приведем только один пример. Так Сын Божий, Йесо Чырысти (Иисус Христос), родился в хлеву, в яслях, в окружении домашних животных. Из невнятных комментариев христианских теологов этот факт земной биографии Иисуса Христа (см. иллюстрацию) не становится понятнее, но если обратиться к истокам, к образной знаковости Працивилизации, то приходит понимание смыслового ядра священного текста.

Йесо Чырысти (добрый пастырь) - уроженец Галилеи скифской. Иконография, уходящая корнями в мифологию индоевропейцев 2 - 1 тыс. до н. э.
Йесо Чырысти (добрый пастырь) — уроженец Галилеи скифской. Иконография, уходящая корнями в мифологию индоевропейцев 2 — 1 тыс. до н. э.

В культурной Традиции иров рождение ребенка в хлеву практиковалось вплодь до начала 20 века. В Нартиаде божественные девы производят на свет чудесных младенцев также в хлеву (в нижнем ярусе семиуровневой башни, соотносимой с хтонической зоной мироздания). Это был обычай, соизмеримый с законами Вселенной. Так, Великое светило заново рождается на свет в самое темное время года, в хтонической зоне.

В хлеву божественное дитя лежит в яслях в окружении «солнечных животных», которые в сакральном (солнечном) календаре иров (табуйаг ирон мæйрадуæг) обозначают различные уровни учения:

Бык (вол) – символизирует силу и мощь весенне-летнего светила, духовное воинство («не мир принес Я, но меч»);

Осел – символ духовного подвижничества и мудрости, соотносится с солнечным нравом;

Агнец – символ жертвенности и убывающей силы солнца;

Иными словами, находящиеся в хлеву домашние животные являются зооморфными инкарнациями небожителей древнейшего пантеона, которые представляют различные вехи духовного Пути, синхронизированного с годовым циклом солнца (см. Сакральный календарь иронов) и образным языком иллюстрируют Жизненный Путь Сына Божьего.

Отсюда становится более чем очевидно, что все перечисленные религиозные доктрины являются звеньями единой цепи древнейшей в мире высокодуховной Працивилизации Ир, которая выступает их первоосновой и началом.

К материальным свидетельствам существования Працивилизации Ир на Кавказе следует отнести:

1. Обширную сеть фортификационных сооружений. Возведение оборонительных укреплений вокруг культового центра есть «общее место» всех древних цивилизаций. В мифах Шумера грандиозные стены окружают город-государство Ур, в германо-скандинавской мифологии город богов Асгард окружен величественной стеной, в индийской мифологии стеной окружен город Дварака – обитель Кришны, в иранской мифологии фигурируют семь стен, выстроенные из разных металлов вокруг сакрального центра, как символизация семи энергетических тел человека.

На Кавказе, по свидетельству Геродота, возводились мощные киммерийские стены, следы которых можно встретить и сегодня.

«Грандиозная крепостная стена с укреплениями существовала на Кавказе. Кавказская стена протягивалась в длину на 1100 километров и вместе с горной системой Большого Кавказа составляла действительно грандиозное и труднодоступное укрепление. Дагестанские ученые видят остатки кавказской стены, причем хорошо сохранившиеся, в Дербентской крепости. Интересовались кавказской стеной и писатели: русский А. Бестужев-Марлинский и француз А. Дюма-отец. Они утверждали, что стена соединяла два моря — Каспийское и Черное. На Хилакском подъеме путешественники издавна обращали внимание на остатки неизвестной боевой стены. После Дербента Хилакская стена говорила о себе, как о самом мощном оборонительном сооружении на Северном Кавказе. Экспедиция академии наук СССР 1948 г. подтвердила, что Хилакская стена относится к древнейшим памятникам Центрального Кавказа и, возможно, является частью Великой Кавказской стены. Касарская оборонительная стена (в Касарском ущелье) вдвое толще могучих стен таких крепостей как Дербент и Хуссара» (Г. Кусов).

Духовные тексты иров-асов повествуют о том, что крепостные стены со сторожевыми башнями выполняли не только оборонительную функцию, но и самым непосредственным образом воплощали солнечный принцип, являясь архитектурным выражением Огненного Дракона. Кавказская крепостная стена была реализацией космогонического мифа иров о Мировой горе, на которой живут боги – хранители тайной духовной доктрины и которую окружает космическая жизненная цепь – стерегущий священное знание Дракон.

2. Мегалитическую культуру. «Мегалитическая культура Кавказа стала первой исторической формой развитой человеческой культуры эпохи «бронзы» и в качестве своих духовных «истоков» имела ведическое мировоззрение. Массовое строительство мегалитов на Кавказе датируется археологами от IV до II тыс. л. до н.э.

Мегалитическая культура Кавказа. Дольмен
Мегалитическая культура Кавказа. Дольмен

Древнейшими дольменами на Кавказе считаются дольмены позднего неолита и ранней бронзы (см. иллюстрацию). Дольмены эпохи неолита отличаются тем, что не имеют отверстий в передней стенке. Это говорит о том, что ведическая религия и возникшая на ее основе материальная культура действительно появились на Кавказе до эпохи бронзы.

Фотографии уничтоженных и сохранившихся дольменов с солярными знаками… на черноморском побережье Кавказа говорят о том, что переселенческие потоки древних арийцев могли передвигаться не только сухопутным, но и морским путем из северных в южные регионы». (На это указывают шедевры  Двуречья – рельеф на известняке 1 половина III тыс. до н.э.  Царь Лагаша Ур-Нанше с семьей и жертвенное вознесение богини горы 2500 до н.э.).

Кяфарская гробница иронского царя со священными сценами погребального ритуала
Кяфарская гробница иронского царя со священными сценами погребального ритуала

Долгое время оставаясь на Кавказе арийские племена создали здесь уникальную мегалитическую культуру… Символический текст, который представляет собой строительная конструкция  дольменов и рисуночные знаки на них сохранялись на Кавказе вплоть  до средних веков (Кяфарская гробница) «Кавказ был центром древней арийской цивилизации» (В. Рыбников).

3. Искусство металлургии. Кавказ является древнейшим металлургическим центром мира, родиной бронзы и железа. Поразительная плотность расположения высокотехничных печей для плавки медной руды – десять на одной сотке – не встречается более нигде. Производство металлов из природного сырья обеспечило технологическую революцию в древнем мире. Владеющий новыми технологиями народ, получал громадное преимущество перед всеми остальными народами и в силу этого господствовал над ними.

Нартиада явилась источником по реконструкции металлургических технологий древних иров и связанной с ними магико-ритуальной сферы. Исследования К. Болатова и А. Болатова убедительно доказывают, что на заре возникновения древних цивилизаций только одна общность людей владела высокими технологиями в области металлов и их сплавов и это то, что позволяло ей доминировать в социально-политической и производственной сфере, распространяя свое влияние на все народы. Этими секретными знаниями владели только члены союза иронских кузнецов, зашифровавших свое уникальное искусство в мифологических образах. Иронский язык удержал терминологию различных сплавов. В иронском героическом эпосе одно из центральных мест занимает божественный кузнец Курдалагон, который закаляет в своей кузнице нартовских богатырей, превращая их тела в высококачественную сталь. Он выковывает чудесное оружие для рыцарских поединков. По утверждению исследователя К. Болатова в текстах Нартиады скрыт секрет производства дамасской стали. Сегодня ученые не в состоянии объяснить феномен бронзового века, когда уникальные бронзовые изделия – топоры, котлы, предметы декора одежды, орудия труда и т.д. появлялись в разных уголках Евразии сразу в готовом виде, минуя этапы становления и развития, с сформировавшимся художественным стилем, в котором отражалась уникальная идеологическая составляющая.

Бронзовые изделия изумительной красоты и изящества. Кобанская / иронская культура 1 тыс. до н. э.
Бронзовые изделия изумительной красоты и изящества. Кобанская / иронская культура 1 тыс. до н. э.

Если учесть, что бронза в чистом виде в природе не встречается – это сплав меди и олова, взятый в строго определенном соотношении, и то, что на земле всего несколько месторождений олова, без которого бронзу не получить, а добывание меди из руды требует знания технологии, то можно представить сколько потребовалось бы времени и сил для освоения литейного искусства народам не знакомым с металлургией. При этом все изделия из бронзы иронов кобано-тлийской эпохи носят печать их же духовного мировоззрения, основанного на знании законов природы. Идеологическая система, породившая шедевры иронской бронзы, бронзовые изделия Западной Европы, Шумера, Китая и т.д. не могла возникнуть внезапно в удаленных друг от друга культурах. Иными словами, культура бронзы была воспринята в готовом виде от народа ир, зашифровавшего свои знания о сплавах в мифоэпических гимнах, в которых один из смысловых пластов увековечивает знание древних металлургов в образной системе мифов, где каждый персонаж олицетворяет определённый металл или сплав (Болатов К., Болатов А. «Кто есть, кто в Нартовском эпосе»). Владение самыми передовыми для своего времени металлургическими технологиями позволяло ирам господствовать на бескрайних евразийских просторах в течение тысячелетий, дав мощный толчок к развитию великих цивилизаций древности.

4. Курганные захоронения. Материальными свидетельствами суперцивилизации можно считать рассыпанные по всему степному поясу Евразии скифо-сарматские курганные захоронения с единообразным погребальным комплексом. В середине 50-х годов появилась так называемая «курганная гипотеза, призванная соединить данные археологических и лингвистических исследований для определения места нахождения прародины народов, носителей индоевропейского языка». Согласно этой гипотезе курганы и ямная культура отождествляются с ранними протоиндоевропейскими народами, существовавшими в причерноморских степях и Юго-восточной Европе с V по III тыс. до н.э.

Печать с долины Инда, со сценами духовной победы
Печать с долины Инда, со сценами духовной победы

«В курганной гипотезе считается, что все причерноморские степи были прародиной протоиндоевропейцев и по всему региону говорили на поздних диалектах протоиндоевропейского языка. Одомашнивание лошади и позднее использование повозок сделало курганную культуру мобильной и расширило ее на весь регион ямной культуры» [52]. Погребальный обряд, который в течение тысяч лет оставался неизменным (курганы Аркаима, Пазырык, Аржан), и который в общих чертах сохранился у современных иров, запечатлен так же в Иронской Нартиаде (первый курган в истории, сказание «Золотая яблоня нартов»).

Даже элементы национальной одежды не претерпели существенных изменений. Вот что пишет в этой связи Н. Лысенко «Археологический материал из захоронений приводит к однозначному выводу: между культурой одежды алан-асов и культурой одежды пазырыкцев имеется так много общего, что в пору задаваться вопросом не о степени их этнической близости в рамках единого иранского суперэтноса, а о степени региональных различий их материальной культуры» [22].

Шумерская цилиндрическая печать. Сцена победы Гильгамеша над двумя львами, символизирующая контроль над жизненными энергиями
Шумерская цилиндрическая печать. Сцена победы Гильгамеша над двумя львами, символизирующая контроль над жизненными энергиями

«Итак, сравнительные характеристики оружия, предметов конского снаряжения и графических изображений лошадей весьма удаленных друг от друга регионов, свидетельствуют о наличии в этом огромном географическом пространстве с конца IV по конец II веков до н.э. единой военно-кочевой этнической культуры» [22]. Предметы вооружения и конской упряжи, зеркала с солярными знаками, зооморфные художественные изделия (олень с подогнутыми ногами, свернувшийся хищник, грифоны и т.д.), комплекс одежды не могли случайно появиться в разных удаленных друг от друга местах и у разных этносов.

Черты связи между культурными традициями древнего мира проявляются в разных сферах жизни – от однородности поселений и «стандартизации, проявившейся в производстве различных предметов домашнего обихода», до поразительных параллелей в изобразительном искусстве.

Победа героя над двумя хищниками. Каменнная плита из центральной Америки
Победа героя над двумя хищниками. Каменнная плита из центральной Америки

Так, на печатях с долины Инда встречается персонаж похожий на мифологического героя Месопотамии – Гильгамеша, укрощающего диких животных, на аналогичного героя Мезоамерики и на скифскую богиню (см. иллюстрации).

Примечательно то, что в мифологических текстах иров есть развернутая иллюстрация этого образа. Один из внуков первочеловека Сауассы, сотворенного Богом из огня, путешествует в сопровождении двух львов, которые полностью ему подчиняются. Два кошачьих хищника, укрощенные бесстрашным героем есть метафора двух важнейших жизненных энергий, струящихся вдоль позвоночника и приводящих человека к духовно-нравственным высотам, к солнечному нраву (в даосской традиции — тигр и дракон). Контроль над этими эергиями давал человеку право считаться великим героем-победителем.

Скифская богиня с  келермесского зеркала, владеющая мощными жизненными энергиями
Скифская богиня с келермесского зеркала, владеющая мощными жизненными энергиями

5. Художественно-изобразительные коды. Памятники высокого искусства, представленные бронзовыми изделиями доисторической эпохи, обнаруженные в центре Кавказа, на земле иров-асов, являются зримым материальным свидетельством существования Працивилизации «В 1876 г. приехавший в Тифлис заведующий отделом древности одного из московских музеев Г. Д. Филимонов обратил внимание на вещи из аула Кобан, определив найденные древние предметы, как относящиеся, безусловно, к доисторической культуре» [16]. «Еще до того, как кобанские материалы вошли в научный оборот, некоторые ученые были убеждены в особо важной роли Кавказа в развитии древнейшей металлургии» [16]. Так, французский ученый Бертран отмечал «решающее значение кавказского края в возникновении культуры бронзы в Европе» [16]. Именно Кавказ рассматривался им в качестве источника новых влияний, породивших западную бронзовую культуру.

По мнению русского археолога графа А. С. Уварова «Культура кавказских племен предшествовала многими веками культуре остальной Европы». Ему же принадлежит высказывание, что «изучение кобанских изделий дало сведения о степени развития народа – создателя этих вещей, данные для определения той эпохи» [16]. «Вещи из Кобана и другие подобные им вдруг извлеченные из небытия предметы поразили исследователей художественным совершенством, свойственным к тому же не отдельным, а многим экземплярам, огромным числом, многообразием».

«Чрезвычайно оригинальные, самого различного назначения, своеобразных, часто удивительно стройных форм, безупречной выделки, изящные и нарядные, казавшиеся воплощением безукоризненного чувства гармонии – все эти изделия убедительно демонстрировали, какого поразительного расцвета достигла художественная обработка металла у древних племен Кавказа три тысячи лет назад»[16]. «Художественная бронза – лишь часть, пусть самая блестящая, многообразной, самобытной разносторонне проявившей себя культуры» (Я. В. Доманский «Древняя художественная бронза Кавказа») [16].

Это лишь малая часть восхищенных отзывов о потрясающих изделиях, свидетельствующих как о древней истории Кавказа, так и о духовной культуре сотворившего их народа.

Исследователи давно обратили внимание на схожесть кобано-тлийской художественной бронзы и искусства скифо-сармато-аланского мира, и что ареал распространения культуры бронзы совпадает с ареалом распространения эпических сказаний о нартах.

Известный этнограф и лингвист Б. Алборов полагал, что эпос о героях – богатырях нартах «создан не мелкими горскими народностями Кавказа, разобщенными друг от друга и говорящими на разных языках, а певцами и сказителями большого политического образования «Нарта» [3]. Другой выдающийся этнограф, иранист В. Абаев пришел к выводу, что «мифология и нартовский эпос подтверждают генетическое родство осетин со скифами, сарматам и аланами, что является одним из доказательств единства мифа и истории» [2].

Ниже нами проведена параллель между культурной традицией иронов, их мифологией и фольклором, а также их художественным кодовым языком и композициями на бронзовых и золотых изделиях кобано-тлийских и скифских мастеров. Такой подход позволит окончательно ответить на вопрос об этнической принадлежности шедевров древнего искусства.

Лаконизм и строгая сдержанность в сочетании со схематизмом образов присущи как изобразительным сюжетам на художественных изделиях кобано-тлийских мастеров, так и фольклорным образам, в которых представлены те же животные, являющиеся зачастую зооморфными инкарнациями божеств. Изобразительные тексты «кавказского звериного стиля» и образы из мифологии и фольклора иронов читаются на хатиагском языке (на языке художественных кодов) и относятся к одной культурной традиции, к иронской.

Вот что по этому поводу писал граф Уваров «Преобладание во всех кобанских предметах особого, своеобразного отпечатка, является неоспоримым доказательством местного развития под влиянием местных условий и местных верований. Такое местное развитие или местная культура известного племени, населявшего ущелье северного склона Кавказа, свидетельствует в пользу духовной силы и живучести этого племени». Такого же мнения придерживается Я. В. Доманский «Древнее местное и никакое иное население Кавказа было творцом сотен тысяч прекрасных бронзовых предметов» [16].

Даже далекий от рассматриваемых тем человек поймет, что создание бронзовых шедевров требует не только развитой металлургии, знания технологии сплавов, но и целостного мировоззрения, способного формировать художественные каноны. Единый и неповторимый, чрезвычайно изысканный стиль художественных образов древнекавказских (иронских) мастеров указывает на существование уникальной школы, которая тысячелетиями хранила и передавалаТрадицию.

В духовно-мифологической системе арийских (иронских) племен, создателей утонченного художественного стиля, образы животных служили излюбленными символами осмысления мира и являлись, по сути, знаками языка культуры. Древние мастера облачали в образы животных божественные силы – энергии, а также своих народных героев и этот изобразительный текст был понятен всем представителям народа. Традиция передавать сакральные смыслы с помощью «звериного стиля» прослеживается через тысячелетия, оставаясь неизменной и в современном искусстве иронов. Исследователей восхищает не только этот уникальный стиль, но и присущий ему полисемантизм, умение передавать сложнейшие понятия духовной жизни с помощью художественных кодов. Могли ли создать такую совершенную систему кодирования сакральной информации «полудикие» племена горцев Кавказа, как об этом нередко пишут историки. Невероятное количество предметов (несколько сотен тысяч) художественной бронзы, различного назначения, найденных в с. Кобань, огромное количество изысканных изделий из бронзы, найденных археологами в с. Тли свидетельствуют о высочайшем уровне культуры, создавшего их иронского народа. Все это наряду с металлургическими мастерскими, разветвленной системой водоснабжения, потрясающей воображение единой оборонительной системой Кавказа говорит о непостижимом и сегодня уровне развития описываемой Працивилизации.

Поэтому гуманитарная наука, игнорирующая культурные достижения Працивилизации Ир, никогда не сможет постичь изобразительные тексты ир-ас-алан.

Здесь следует отметить, что изобразительные мотивы кобано-тлийской бронзы встречаются во всех развитых культурах. В первую очередь это касается геометрических символов и большей частью это свастическая символика, солярные знаки, спирали и др., которые украшают изделия из Шумера, стены роскошных гробниц фараонов, греческую и римскую керамику, китайские бронзовые изделия времен династии Чжоу, золотые изделия из Бактрии и т.д. Письмо «по солнцу», по спирали, которое часто встречается в культурах индоевропейских народов берет свое начало с культурного круга Працивилизации, даже зооморфные изображения на кобанских древностях приближены к свастической форме (гуттаперчевые тела, конечности). Следы «звериного стиля» Працивилизации, которые запечатлены на кобано-тлийской бронзе чрезвычайно многочисленны. Последнее требует их более детального рассмотрения.

Скифский / иронский олень на цыпочках
Скифский / иронский олень на цыпочках

Информация, заложенная в этом образе, понятна человеку, воспитанному в консервативном иронском обществе, «олень на цыпочках» – это аллегорический образ совершенного человека с высшим нравом. Хореографический шедевр иров-асов – танец «золотого оленя на цыпочках», самоназвание скифов «саки» (олени), горное ущелье с одноименным названием и самое главное – восприятие слова саг-олень на кодовом языке иров, на хатиаском языке – уас-уаг (божественный нрав), являются ключом к прочтению загадочной образности оленя на цыпочках.

Другим узнаваемым символом в искусстве древних цивилизаций индоевропейцев является образ пернатого змея (дракона), встречающийся на рельефах и росписях гробниц Древнего Египта, на цилиндрических печатях Шумера, в искусстве Вавилона, Ассирии, Индии, знаменитые драконьи штандарты скифо-сармато-алан, продолжавшие традицию кобано-тлийских (иронских) художественных канонов – все является порождением высшей мифологии древних иров-асов. В живой природе невозможно встретить крылатых змей, быков, овнов, ослов, козлов, рыб и т.д., но в глубоко символическом искусстве древних ариев они занимают ключевое место, как сакральные знаки духовного учения. Все они являются «солнечными животными» (зооморфными эмблемами солнечных божеств), маркирующими различные сегменты священного солнечного календаря иров. Крылатые змеи (драконы) сопровождают ладью или колесницу бога Солнца в мифах индоевропейцев, что так же находит объяснение в культурной традиции иров, которые обладали поразительными знаниями о природе солнечной энергии.

Сарматский / иронский драконарий
Сарматский / иронский драконарий

По сегодняшний день в Иристоне сохранились склеповые захоронения с погребальными ладьями и веслами – наследие древней погребальной культуры, память о солнечной ладье. В мифологических текстах солнечный герой Сослан с удивлением взирает на свою жену – дочь солнца (энергия солнца), которая превращается, то в змею, то в лягушку. Солнечная энергия, солнечные кванты представляют собой волну и частицу одновременно, т.е. в образном выражении характеристики тела змеи (волна) и прыгучесть лягушки (частица) передают субатомную природу света. В результате выстраивается семантическая цепь, которая восходит к доисторическому духовно-этическому учению, к мироустроительной категории – Ирон æгъдау: солнце – свет – знание – духовное учение. Синонимом слова змея (ирон. къæлм) является определение «хилаг» (извивающаяся, волнообразная), которое содержит древнюю лексему аг (уаг – нрав), т.е. подтверждается связь образа пернатого змея (дракона) с солнцем и высшим нравом.

Пернатый змей — метафора тонкой (духовной) энергии.

Еще один образ, связанный с символикой змея-дракона – это жемчужина в пасти дракона. Древнегреческие авторы упоминают о скифском обычае разрубать голову змеи и извлекать маленький камешек в виде бусинки, который, по их представлениям, приносил удачу. Об этой бусине упоминают фольклорные и мифологические сюжеты скифо-сармато-алан и иронская Нартиада. Этот образ занимает важное место в национальной обрядности иронов. Сыкъурайы фæрдыг – бусина желаний соотносится с солнцем и жизненной энергией. Столь высокий уровень кодирования информации о нанометрическом устройстве жизни в глубокой древности не может не поражать. При этом важнейшим индикатором культуры иров-асов являлась идея высшего нрава, все названия «солнечных животных» содержат вышеуказанную лексему аг (уаг – нрав), т.е. весь язык форм древнейшей культурной традиции связан с тщательно разработанной концепцией духовно-нравственной гигиены нации:

  1. Зæлиаг кæлм (дракон);
  2. Хилаг (змея);
  3. Саг (олень);
  4. Къæдтаг хуы (вепрь);
  5. Кæсаг (рыба);
  6. Уæрхæг (волк).
Скифская богиня Апи. Из плеч богини прорастают две змеи - жизненные энергии
Скифская богиня Апи. Из плеч богини прорастают две змеи — жизненные энергии

В иранской мифологии есть образ правителя Заххага, который позволил демону зла поцеловать себя в плечи, вскоре на этих местах появились змеи, которые каждый день требовали себе пищу – человеческий мозг. Аналогичный сюжет бытовал в скифской среде и отразился в известном изображении скифской богини Апи, из плеч которой растут две змеи. Такой же изобразительный мотив встречается на шумерских цилиндрических печатях (см. иллюстрации).

Похожая символика присутствует в изображении критской Богини с двумя змеями в руках, ближневосточных Богинь с двумя змеями, скандинавской Богини, восседающей на упряжке из двух змей и т.д. Есть археологическое подтверждение этого изобразительного мотива, которое приводит профессор Юрий Шилов: «В захоронениях доскифской культуры Аратты вдоль костяка находятся скелеты двух змей». Эта устойчивость образного выражения не может не поражать, тем более, что сакральные смыслы этой образной знаковости уходят корнями в культурную традицию иров-асов и могут быть расшифрованы только с хатиагского (иносказательного) языка нартов-ариев и из их феноменальной мифологии. Этот символический язык лучше всего говорит об особенностях древнейшего учения и родившейся на его основе культуре иров (асов), которые видели в символике не просто образную систему, а средство постижения мировоззренческих смыслов.

Критская богиня, контролирующая две жизненные энергии
Критская богиня, контролирующая две жизненные энергии

В соответствие с данным учением образы двух змей передают сакральные знания о невидимой (энергетической) природе человека и его связи с солнечной энергией. Это аллегорическое изображение двух мощных жизненных энергий, скользящих вдоль позвоночника и в идеале приводящих к просветлению, к солнечному нраву. В Нартиаде древнейшее солнечное божество иров – златокрылый Уастырджи имеет двух жен (божественные, солнечные девы соотносятся со змеями), т.е. знаково воспрооизводится образ мирового древа, по стволу которого циркулируют жизненные соки.

Необычным следует считать и прием изображения образа змеи — это стоящая на хвосте змея. Этот зооморфный символизм встречается в кобано-тлийских бронзовых изделиях, в скифской пластике, на шумерских печатях, в росписях египетских гробниц, в скульптурных композициях Индии и Китая. Очевидно, что повсеместное распространение данного  бестиарного образа на огромной территории от Японии до Атлантики в связи с изображениями солнечных Божеств, само по себе, говорит о единых мировоззренческих корнях столь необычного художественного стереотипа.

Шумерская богиня Иштар с двумя змеями - жизненными энергиями
Шумерская богиня Иштар с двумя змеями — жизненными энергиями

Мифологические божества солнца индоевропейцев – зороастрийский Митра, египетские божества Солнца Ра, Хор, Амон, индийские Вишну и Шива, греческая Афина, Аполлон – все изображались в обрамлении змей и это парадоксально, так как змея скорее образ хтонический. Священные тексты иров-асов содержат разгадку столь оригинального мотива, в котором змея, стоящая на хвосте возле солнечных животных, является эмблемой солнечной энергии, возвращающейся к источнику, к солнцу. На кобанских поясных пряжках этот образ расположен рядом с солнечными животными – оленем, конем, быком. Отсюда становятся понятны фантастические образы, созданные в недрах художественных школ, творцами мировоззренческих концепций древнейшей цивилизации иров: змееногая дева-прародительница скифов, Медуза-Горгона греков, полузмеиные образы египетских верховных богов, индийские наги, китайские боги-созидатели,библейский Моисей, поднявший над головой шест с медной змеёй, гностики, изображавшие змею на кресте и т.д. Так образное мышление протоариев кодировало свои уникальные знания о природе солнечной энергии.

Древнеегипетская фреска - священный бык и крылатая змея
Древнеегипетская фреска — священный бык и крылатая змея

Изображение змеи наделялось различным символическим содержанием в эпоху архаики. В герметических текстах есть образ дракона Пимандра (мировой разум), разъясняющего Гермесу законы мироздания. В «Нараяне» мудрый дракон, везущий колесницу солнца, поучает брамина, рассказывая о великом чуде, как на небе появилось второе солнце и, приблизившись к Великому светилу, слилось с ним воедино. В Нартиаде солнечный герой Сослан вместе с дочерью Солнца поднимается по солнечному лучу в гости к источнику жизни. Все три приведенных сюжета связаны с феноменом сознания и с идеей возвращения чистой психической энергии к Солнцу.

Духовное мировоззрение иров легло в основу национальной художественной традиции. Кобано-тлийские свастические знаки (символы солнца) украшались змеиным орнаментом.

Аналогичное можно утверждать и относительно других распространённых зооморфных образов – быка, оленя, кабана, рыбы, овна, птицы, волка, собаки, медведя, дракона и т.д. О колоссальном влиянии художественного стиля иров на древние цивилизации говорит повсеместная включенность этих сакральных символов в культурные пласты разных народов.

Аккадо-шумерский крылатый бык
Аккадо-шумерский крылатый бык

Крылатый бык в древневосточных культурах, золотой олень и бог с оленьими рогами скандинавов, золотошерстный кабан на боевых шлемах кельтов, золотой парящий баран египтян и греков, повсеместное поклонение водным божествам в образе рыбы, ритуальные захоронения собак по всей Евразии, уникальное захоронение волка в золотых доспехах воина в Мексике, изображение медведя на сакральных предметах древнего Ура, повсеместное распространение образов дракона и птиц, – все это аллегорические образы из доисторического источника мудрости, солнечные животные Працивилизации, запечатлённые в сакральном календаре иров. Зооморфные сюжеты на кобано-тлийских и скифо-сарматских древностях также из культурного круга Працивилизации. Ключи же к разгадке тайных смыслов зооморфной образности, из которой сложился знаменитый художественный стиль скифов, лежат в священных гимнах народа Ир.

Ирландские племена Туата Де Данан, захватившие в древности северный остров (считается, что они прилетели с звезд) принесли с собой четыре сокровища – меч, камень, копье и котел. Во всех мифологических системах индоевропейцев эти предметы живут своей жизнью, как люди и Боги, часто они имеют свои имена, как меч короля Артура, или чаша Грааля, или копье Лонгина, или камень Алатырь. Но знаково-символический текст, который бытовую вещь превращает в символ, наполняя священным смыслом, находится исключительно в сакральных текстах Працивилизации иронов. По-существу, без ссылок на многотысячелетнюю культурную традицию ир-ас-алан невозможно в принципе понять внутреннее содержание предметных кодов индоевропейской общности.

Все выше сказанное является неоспоримым материальным подтверждением существования Працивилизации Ир с метрополией на Кавказе, оказавшей определяющее колоссальное влияние на культуру и искусство народов древнего мира.

6. Протописьмо: лингвистические свидетельства. Мифы и легенды, предания и ритуалы не противоречат данным науки. Возьмем к примеру такой важный признак национального единства, как язык. В древнейших текстах человечества, таких как авестийские тексты, древнеегипетские, шумерские, ведические, в Библии, говорится о том, что в эпоху архаики все люди говорили на одном языке – «На всей земле был один язык и одно наречие» (Библия. Бытие). Даже письменность, которая появилась с исторической точки зрения не так давно, сохранила свойственные этому языковому единству черты. Академик Н. Я. Марр в своих трудах на многочисленных примерах продемонстрировал доиндоевропейскую общность языков. Он убедительно показал родство протоязыков этрусков, шумеров, антов, кельтов, скифов и других арийских народов с древним Кавказским лексическим массивом.

Найденные на Кавказе каменные блоки со знаками рунического письма могут дать ключ к символическому письму Працивилизации. К слову сказать, территория иронских ущелий, отторгнутых в 19 – 20-ых вв. в пользу Грузии, самым тщательным образом изучается американцами, которые успели вывести из высокогорных ущелий многочисленные материальные свидетельства существования рунической письменности на Кавказе. Но «рунические архетипы бессмертны, как бессмертны элементарные частицы и молекулы ДНК. Непостижимая ценность рун, как наследия наших предков заключена в том, что в современных условиях руны содержат все возможные смыслы актуальные для теперешней планетарной цивилизации» (К. Анастасов) «Вся внутренняя континентальная Евразия была некогда полем распространения древней рунической слоговой письменности. Такое «общее поле рун» могло существовать только в период арийского единства. Большинство древних и современных систем письменности Евразии сходятся к одному общему источнику. Почти полное совпадение сибирских рун с германскими заставляет предполагать их арийское происхождение» Исследователь руники А. Балати в своей работе «Один говорит на ас-аланском» [7] убедительно показал принадлежность рунических знаков к культурной Традиции иронов и к солярным культам.

Такого же мнения придерживается доктор филологических наук О. А. Мудрак, доклад которого «Язык и тексты восточно-европейской руники», сделанный им в Институте востоковедения РАН (2019 г.) стал событием в среде археологов и лингвистов. Расшифровка памятников на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья выявила их близость к западно-иронскому диалекту праиронского языка. Аналогичную точку зрения высказал болгарский исследователь Ж. Войников [51], опираясь на труды проф. Г. Ф. Турчанинова. Более раннее идеографическое письмо, которое встречается во многих древних культурах – Месопотамии, Египта, Крита, Китая, Хараппы – также воспринято из древнего единого источника.

Вот что пишет в этой связи Д. Дирингер: «Нет никаких сомнений в том, что между китайской письменностью и ранними формами клинописи, а также египетской письменностью существует известное внутреннее сходство, как и вообще между всеми идеографическими «переходными» системами» [51]. Американский ученый Э. Стертевант считал, что индоевропейский язык-основа и хеттский язык «представляют собой ответвление от еще более раннего общего языка» [51]. Профессор В. Демин установил, что «в самых глубинных истоках, на заре становления людского рода, все без исключения языки имели общую основу, а, следовательно, и сами народы имели общую культуру и верования» [14]. Тезис о том, что все языки имеют общий лексический базис, был подтвержден данными компьютерной обработки основного лексического массива разных языков. А профессор Пфаф еще в 19 веке утверждал, что язык осетин «сложился и был далеко распространен по всей Европе во время существования одного великого доисторического государства, следы которого исчезли уже до возникновения греческой культуры». Таким образом, потрясающее Предание народа ир о возникновении и становлении Працивилизации подтверждается данными языкознания.

Формат настоящей публикации позволяет нам привести историю из серии «Очевидное-невероятное». В начале нулевых годов XXI столетия владикавказская газета «Пульс Осетии» опубликовала сенсационную статью «Диск – аналог Фестского диска?» [31] с пугающим подзаголовком – «Открытие мирового значения, несостоявшееся по вине алчных торговцев археологическими находками, свивших свое «осиное гнездо» во Владикавказе». Данная статья повествовала о фантастической находке, сделанной в столице РСО – Алании в старом доме, где в 20-х гг. проживал литератор Михаил Афанасьевич Булгаков. Это был осколок глиняного диска с прорисованными по кругу письменами. В сборнике научных статей «Антропос» была опубликована другая статья под авторством Эфи Полиянаки, специалиста по крито-микенской письменности. Она называлась «Осколок письма с Черного моря» [16]. Эфи писала: «Кавказская находка, несомненно, подлинная… Описанный керамический осколок, согласно В. Кузнецову из России, найденный на Кавказе, по своим главным характеристикам идентичен известному глиняному диску из Критского Феста. Очень важен тот факт, что в надписях на обоих дисках была использована одна и та же иероглифическая система. Два письма имеют разное содержание, но язык, несомненно, один и тот же».

Фестский диск с древнейшими письменами, которые до сих пор не расшифрованы
Фестский диск с древнейшими письменами, которые до сих пор не расшифрованы

Затем были статьи в других научных изданиях, где также кавказская находка признавалась открытием мирового значения. Эта бесценная реликвия могла привести к далеко идущим выводам о Працивилизации с центром на Кавказе, учитывая тот немаловажный факт, что глина из которой изготовлен Фестский диск не местного (не критского) происхождения. Иными словами, загадочные письмена на всемирно известном Фестском диске и его Кавказском аналоге могли относиться к образцам протописьменности Працивилизации. Но мировой сенсации не случилось, потому что драгоценная находка вдруг исчезла вместе с сотрудником музея. Один из главных свидетелей находки, через несколько дней после ее обнаружения был насмерть сбит машиной, другого разбил инсульт. Особенно удивляет то, что никто не стал искать исчезнувший бесценный музейный артефакт.

Приведенная история с Фестским диском и его аналогом с Кавказа примечательна тем, что именно шедевры иронской бронзы кобано-тлийской эпохи могли пролить свет на древнейшие письменные знаки, расшифровкой которых ученые занимаются более ста лет. Письмо по спирали, «по Солнцу» и рисуночные знаки, большая часть которых соответствует символам на кобано-тлийских (иронских) артефактах – это зримые материальные следы Працивилизации иронов.  Фестский диск и его Кавказский аналог являются блестящей иллюстрацией кодового (хатиагского) языка протоариев, передающего через систему художественных символов вечные законы мироздания.

Высокоразвитое идеографическое (рисуночное) письмо передает через образную знаковость не предметы, которые они изображают, а ассоциации, связанные с этими предметами. Это образы-символы, соотносимые с определенными понятиями «Как в рисуночных, так и в чисто идеографических письменностях отсутствует связь между нарисованным знаком и его произношением; знаки могут «читаться» на любом языке» [51].

На Фестском диске разные группы знаков изображают фигурки людей и части тел, фигурки животных и части тел животных, различные предметы, растения, розетки и т.д. Практически все знаки Фестского диска находят свое отражение в иронской (кобано-тлийской) пластике и в мифологии иров: мужская голова с ирокезом (убором из перьев), щит, шкура, части тела жертвенного животного, розетки т .д. Единственный в мире народ, сохранивший знания о символизме различных частей тела человека и животного в своем потрясающем застольном ритуале – это современные ир-ас-аланы (осетины). Письмо по спирали, «по солнцу», также из Традиции иров (асов). Древние греки называли иероглифическое письмо «священным», а древние египтяне свое рисуночное письмо – «языком богов».

Фестский диск идеально воспроизводит архаичную идеологему Духовного Пути, связанную с годовым движением солнца. Центробежные и центростремительные силы, которым подчиняется солнечная энергия, обозначены двумя спиралями, расписанными знаками, передающими идею движения. Спирали являются стилизацией тела, свернувшийся змеи – символа солнечной энергии. Вся секретная доктрина Працивилизации, связанная с идеей Пути, представлена на Фестском диске системой кодификации сакральных смыслов. (интересно, что диаметр диска 15 – 16 см. совпадает с диаметром иронских ритуальных лепешек для небесного покровителя молодой невесты – дочери Солнца). Связь Фестского диска с солнечными культами иров очевидна. (Достаточно сравнить изображение шкуры животного на знаменитой скифской пекторали, в культуре индейцев Америки (штат Невада) и на Фестском диске, чтобы увидеть один рисуночный почерк. Расшифровка данного знака находится в текстах Нартиады — это поющая и пляшущая шуба небожителя – символ высшего духовного достоинства, духовное одеяние.

Центральная часть скифской / иронской пекторали
Центральная часть скифской / иронской пекторали

На лицевой стороне Фестского диска в центре изображен 8-лепестковый цветок на стилизованной голове змеи. Это солнечный символ, цветок жизни, который нарт Урузмаг добыл у волшебного источника, а царь Шумера Гильгамеш на дне морском (последний этап духовной инициации, итог духовного пути). И в первом и во втором случае цветок достается змее – зооморфному символу солнечной, жизненной энергии.

Таким образом, есть много оснований полагать, что ключ к тайнам загадочной протописьменности находится на Кавказе в культурном поле народа Ир.

Владимир Демин проанализировал лексемы древнейшего индоевропейского языка, который встречается на просторах Евразии. Это прежде всего такие архаичные лексемы как: сар, сур, рус, рам, нар, кур, род, инд, бар, бор, бур, гар, гор, дон, дан, дун, мар, мор, мер – и пришел к интересному выводу, «что всюду, где проходили и тем более задерживались индоевропейские мигранты, они оставляли топонимические следы в виде названий рек, озер, гор, местностей… От того в сотнях и тысячах современных названий, водных и сухопутных объектов зафиксированы древнейшие арийские лексемы». Здесь следует подчеркнуть, что все приведенные выше лексемы, этимологизируются с иронского (ир-ас-аланского) языка – единственного живого языка северных иранцев (киммеро-скифо-сармато-алан).

Ничего удивительного в этом факте нет, поскольку ироны являются прямыми представителями этого суперэтноса. По этому поводу В. Максименков писал следующее: «Скифы более трех тысяч лет назад проживали на территории современной Восточной Европы, Средней Азии, Казахстана, Сибири до Китайской стены – все есть Великая Скифия.

Осталось еще достаточно неуничтоженных свидетельств того, что скифы воевали с Древним Египтом, основывали мощные государства в Месопотамии, центральной Азии, Палестине, Индии, Китае, что почти весь континент Евразия, вплоть до заполярья, пять тысяч лет назад был занят огромной державой – Великой Скифией. В древности Ледовитый океан назывался Скифским.

В начале первого тысячелетия до нашей эры практически вся степная зона Евразии оказалась под контролем скифской этнополитической общности, связанной родством и единством культуры.

Этот уникальный по своим размерам и внутренней однородности скифский мир великолепно прослеживается благодаря археологическим находкам, повсюду памятники скифского стиля. Более чем на 7 тыс. км. простиралась зона находок между 40 и 50 градусами широты, она охватывала степи, предгорье и горные пастбища. Скифский мир обнаруживался в многочисленных общих элементах культуры и одинаковых предметах».

Отец истории Геродот описывал маршруты снопов счастливых урожаев, охватывающие огромные территории, которые были бы невозможны без единого культурного поля. «Скифы – самый честный народ на свете». «Скифы умнейший народ на свете» (Геродот).

Имеются свидетельства древних авторов, считавших скифов древнейшим народом в мире. «Со скифами не только не могут сравнится европейские царства, но даже в Азии нет народа, который мог бы один на один противостоять скифам, если все они будут единодушны» (Фукидид).

«Скифы не приобретают ничего такого, что боялись бы потерять, а оставшись победителями ничего не желают кроме славы». «Сколоты – древнейшая на свете цивилизованная нация» (Помпей Трог).

«Священные книги скифов – древнейшие в мире» (Берос).

Таким образом, на необъятных просторах Евразии существовал реликтовый солнечный культ – основа вероучения скифского мира, который унаследовал все основные параметры и смыслы поразительной духовной Працивилизации Ир. Именно скифский культурный круг дал миру великую мифологию, неповторимый художественный стиль и сакральный язык, порожденный уникальной идеологией, которая дожила до сегодняшних дней среди прямых этногенетических, историко-культурных потомков скифов – иронов («осетин»).

МИФ И ГЕОПОЛИТИКА

Кому так важно скрывать информацию о Працивилизации Ир? Даже изучение скифо-сармато-аланского мира, который сохранил  основные мировоззренческие установки цивилизации иров-асов, было под негласным запретом. Подумать только, народ, который властвовал над всем гигантским континентом многие тысячи лет, чьим именем и назван этот континент, почти все топонимы и гидронимы на нем, все духовные системы, которые расцвели на достижениях пракультуры иров-асов, этот народ и его культура были негласно выведены за скобки мировой науки.

Ставшее достоянием миров

ой общественности уникальное сакральное Предание, сохраненное в устной Традиции народа Ир, передаваемое от учителя к ученику, несет огонь знаний о великой прародине на едином для союза арийских народов языке. Поэтому абсурдно выглядит укоренившаяся в отечественной науке «теория заимствования» в отношении культуры иров-асов. Не они позаимствовали у всех на свете народов элементы своей культуры, а напротив, их древнейшая культура легла в основу культур многих народов и цивилизаций. Сведения об этом, как было показано выше, содержатся в исторических хрониках, мифологии практически всех индоевропейских народов и не только.

Мощный импульс протоиндоевропейской Пракультуры цивилизационными волнами распространялся по миру. «Осевое время» подарило человечеству великих учителей, возродивших духовное учение Працивилизации, новая эпоха породила новые религиозные системы и философско-этические школы Востока. Еще в средние века это влияние явственно ощущалось в архитектуре и искусстве, в рыцарских орденах. Правящие династии как на Западе, так и на Востоке вели свою родословную от ир-ас-аланских династов. А что же день сегодняшний? Кто в современной западной Европе сможет понять и разъяснить многочисленные средневековые изваяния Черных богинь (золотой шар в руках божественного младенца из монастыря Монсеррат называют ананасом!), или еще более загадочные распятия молодой (бородатой!) девушки, у которой с правой ноги спадает башмачок? А кто может разгадать зашифрованное предсмертное послание предводителя тамплиеров Жака де Моле или загадочную символику тамплиеров? Кто объяснит странное совпадение текстов из кумранских свитков и священных текстов иров-асов? Как понять завораживающую символику средневековых соборов и рельефных изображений? На рельефах Руанского собора мы видим кентавра в капюшоне, учителя музыки с головой петуха, женщину с телячьей головой, философа с головой свиньи и т.д.

На капители Страсбургского собора затерли сюжет, изображавший похороны ежа. В похоронной процессии фигурировали разные звери и среди них поющий осел. Уничтожили неудобные и непонятные для непосвященных в сакральную символику рельефы на соборах, помогающие постичь принципы архитектурного кодирования информации.

Что может быть нелепее образа поющего осла? Но давайте внимательнее приглядимся к потрясающей мифологии индоевропейцев, унаследовавшей всю парадигму смыслообразующих символов Працивилизации.

Известно, что одним из знаковых образов первых христиан была золотая голова осла, Иисус Христос въезжает в Иерусалим на белом осле; древнеримский писатель, знаток мистерий Исиды, Аппулей называет свой труд о тайнах инициации «Золотой осел»;  в Зороастризме верховный бог Ахура Мазда владеет трехногим золотым ослом; древнеегипетский бог Сет изображался с головой осла; а знаменитый длинный посох фараонов уас с навершием в виде головы осла передавал идею Пути по Солнцу, индийские Ашвины (боги утренней и вечерней зари) побеждают в скачках на ослиной повозке; популярный персонаж суфийских притч Ходжа Насреддин разъезжает верхом на осле, как и персонаж Нартиады, вездесущий Сырдон, а предводитель нартов, мудрый Урузмаг, сам был превращен в осла на несколько лет.

Один и тот же зооморфный образ, отложившийся в разных культурах в разные эпохи, остается закрытой книгой без языка-ключа Працивилизации. Демократическая партия в США выбрала своей эмблемой голову осла, при этом мотивировка данного выбора может устроить только профанов, учитывая тот немаловажный факт, кем были отцы-основатели партии.

Повторяемость одних и тех же идей, выраженных определенными образами, говорит об их востребованности для социума. Несмотря на то, что этому не очень симпатичному представителю животного мира были посвящены интересные исследования, исчерпывающий ответ, связанный с символикой образа осла, дают только тексты Нартиады. (Сказания «Как Шатана вышла замуж за Урузмага», «Кому досталась черная лисица», «Как Урузмаг и Хамыц узнали кто из них старший» и др.). Солнечная дева (энергия солнца) превращается в синего (серого) осла (сексуальная энергия), который олицетворяет порождающие энергии в нартовском обществе. В традиционном жилище иров центральная балка на потолке называется «ахæрæг» (осел), также называется деталь национального музыкального инструмента, и это лишний раз подтверждает принадлежность к солнечной символике, к солнечным культам и обрядам инициации столь древнего образа. Архаичные реликты «хар-хор» – солнце, семя и «аг-уаг» – нрав проявляют семантику этого образа: хæрæг – солнечный, сияющий, высший нрав, а это, в свою очередь, является индикатором идеологии Нартиады.

Осел – идеальная эмблема для передачи идеи духовного подвижничества, следования по Пути Солнца как тяжелой духовной работы.

Выдающиеся представители литературы и искусства народа Ир всегда использовали язык художественных кодов в своих произведениях. Гениальные иллюстрации к нартовским сказаниям Махарбека Туганты и Азанбека Дзанайты, при всей реалистичности образов, имеют несколько смысловых пластов, как и сама Нартиада, став частью духовного наследия нации.

Ирон фандырГлубокий символизм заложен в живописных картинах и поэтическом творчестве великого Коста Хетагкаты. Знаток тайнописи Працивилизации именно на хатиагском языке создавал большую часть своих произведений «Обманчива простота поэзии К. Хетагкаты, каждый образ его таит в своих недрах, помимо прямого значения, миф или предание» (Ш. Джиккайты). Популярное стихотворение «Безумный пастух» обычно воспринимают, как детское, шуточное повествование о глупом пастухе. Более вдумчивые исследователи обращают внимание на эмоционально-психологический аспект образа пастуха. Но с какой бы стати блестящий знаток хатиагского языка Працивилизации включал этот курьезный сюжет в свой бессмертный сборник «Ирон фандыр»? Безумный пастух Хетагкаты – образ мифологический, имеющий многочисленные параллели как в мировой, так и в национальной традиции. Солнечные боги – Аполлон, Кришна, Митра, нарт Сослан – были пастухами. В сказаниях о Царциата есть образ одиноко сидящего на вершине горы пастуха, обладателя двух волшебных ножичков, который бросается с заоблачной высоты на землю. Двумя чудесными ножичками владел и небожитель Сафа, зооморфной инкорнацией которого является огненный дракон. С такими же ножичками изображался древнеегипетский бог мудрости Тот. Солнце в древних культурах также называли небесным пастухом. «Детское» стихотворение на самом деле соткано из архетипов – мировая гора, пастух человеческих душ – мудрец на вершине горы, то есть духовной обители (безумный на иронском – арра, где лексема «ра» — солнце, «ар» — порождать). В мифах индоевропейцев вершина горы есть обитель богов. Белые облака, туман – это граница между духовным миром и материальным, камень-символ души и огня. Пастух – лæг (уал-уаг – высший нрав) – это огненный дракон (на востоке просветленные учителя зовутся драконами), два ножичка – это зубы дракона, солнечная энергия, оплодотворяющая землю и питающая ее духовными соками. В греческой мифологии предводитель аргонавтов Ясон проходит инициатические испытания по приказу сына солнца Ээта – укрощает двух огненных быков (жизненные энергии) и сеет зубы дракона (высшая ступень инициации), получая в награду Золотое руно – божественные знания.

В богатейшем иронском хореографическом наследии сохранился древний ритуальный танец с кинжалами. Это танец солнечного божества, пораждающего все живое своими лучами-энергиями (кинжалы-зубы дракона).

Этот же принцип художественного кодирования информации лежит в основе других известных стихотворений поэта. Так, стихотворение «Мать сирот» исследователи творчества Хетагкаты преподносят как поэтическую зарисовку безрадостной вдовьей доли женщины-горянки. При этом крайне редко сопоставляют сюжет произведения иронского поэта с аналогичными сюжетами фольклорного фонда в других культурах (туркменская сказка «Когда шел дождь», и т.д.), где речь также идет о бедной вдове, которая сидит у очага и варит в котле камни, чтобы успокоить голодных детей. Если это «кочующий» сюжет, то только ли идея беспросветной нищеты занимала такого тонкого художника, как Коста Хетагкаты. Не является ли образ матери сирот адаптацией образа ир-ас-аланской богини у очага, сидящей в хтонической (порождающей) зоне мироздания (поэт мастерски передает все признаки хтона – ночь, вой бури, холод, коченеющий ворон и т.д.), которая варит (порождает) новые души. В символике камень часто означает огонь и человеческую душу, также, как и бобы, являются растительным кодом нарождающейся души. Известно, что в школе Пифогора по этой причине ученикам запрещалось употреблять в пищу бобы. Именно этот сакральный пласт стихотворения многократно усиливает его эмоциональное восприятие и выгодно отличает от региональных вариантов, где «кочующий» сюжет имеет иногда нравоучительный, иногда комический, как в туркменской сказке акцент. Дети вдовы  есть аллегория, относящаяся к духовным знаниям. Ключ к пониманию семантических узлов этого произведения лежит в сакральной значимости понятия вдова (сидзæргæс), прочитанного на хатиагском языке. В поэзии Хетагкаты также как в произведениях древних мастеров за внешней простотой и даже обыденностью образа всегда скрывается мировоззренческая составляющая.

Казалось бы, что нового можно почерпнуть из старого, затертого сюжета о глупой вороне и хитроумной лисице? И древнегреческий баснописец Эзоп и Лафонтен и Крылов, – все использовали эти образы как наглядную иллюстрацию человеческой ограниченности и изощренного коварства. С какой целью Хетагкаты прибегает к этому известному с древних времен сюжету и даже включает его в свой сборник «Ирон фандыр», в котором каждое стихотворение отражает какую-то грань народного характера, а все вместе — целостную картину мира народа Ир. Перед нами популярнейший сюжет индоевропейской мифологии: мировое древо, вершина которого маркирует духовный мир, а основание – мир материальный. Ворона с кусочком сыра на вершине древа с реликтового языка иров-асов читается как халон, где хал это жребий, вереница, цепь, а он показатель принадлежности. В суфизме корень хал означает божественную благодать. Отсюда халон имеет отношение к золотой цепи Традиции и божественным знаниям, так как сыр – пищевой код знаний, а вершина дерева – это всегда духовная сфера, обитель богов. В качестве символа солнца ворон(а) считался вестником богов – Митры, Аполлона, Афины, Одина, которого всюду сопровождали два ворона – Хугин и Мунин. В китайской и японской мифологии ворон(а) также является посланцем богов и связан с солнечными культами. В Нартиаде солнечный герой Сослан перед своей гибелью благословляет ворона.

Образ лисы в стихотворении символизирует материальные энергии, являясь воплощением низменных эмоций и желаний. Она своими льстивыми речами одурманивает ворона, а потеря бдительности влечет за собой потерю божественного дара – сыра (символа знаний).

В таком прочтении данный сюжет имеет отношение к феномену сознания. Как и в скандинавской мифологии, ворон является символизацией высшего разума, а лиса – персонификацией интеллекта, ума.

В Традиции иров разум и ум – это два полюса сознания. В Нартиаде данная оппозиция представлена парой Сослан – Сырдон. Чем выше осознанность героя, тем сложнее хитрецу Сырдону с ним справиться, как только Сослан теряет бдительность, Сырдон наносит ему смертельный удар.

Хетагкаты – художник в своем произведении «Ворона и лиса» образным языком раскрывает духовную историю народа, который находясь на высочайшем уровне нравственного развития, постепенно расстерял свой фарн – божественную благодать, поддавшись материальным соблазнам. Веря в неминуемое возрождение народа, поэт ясно осозновал свою миссию хранителя культурного наследия, архетипов, по которым легко реконструировать духовно-нравственные ценности Працивилизации.

Только космическое сознание генетического наследника древнейшей цивилизации человечечства могло породить бессмертные строки: «Весь мир – мой храм, любовь – моя святыня, вселенная – отечество мое». Эта формула гармонии родом из Працивилизации иров (асов). На сегодняшний день ни одна политическая или общественная сила в мире не способна не то что реализовать, но даже провозгласить нечто подобное.

Все эти и многие другие образы из культурного круга Працивилизации и безупречно расшифровываются с помощью уникальных сакральных текстов иров-асов, сохранивших символический язык ключ – хатиагский язык.  Цивилизационный тупик, в котором пребывает современное общество есть наглядное свидетельство утерянных знаний о человеке, социуме и вселенной великой Працивилизации иров.

Миф применительно к современности трактуется как средство манипуляции массовым сознанием, а в изначальном значении миф есть «великое творение человеческого разума» и вне мифов вообще ничего не существует, ибо сознание мифологично. Потрясающая мифология ир-ас-алан дает ясные, проверенные тысячелетиями ответы на геополитические вызовы современности, а самовлюбленное человечество продолжает высокомерно взирать на них как на абстрактные, не заслуживающие внимания предания. Золотое Предание иров повествует о едином источнике духовных знаний и помогает найти социальные и духовно-нравственные основы консолидации мирового сообщества для выхода из тотального цивилизационного тупика.

Невероятный багаж знаний, содержащийся в древнем источнике мудрости, позволяет объективно показать решающую роль иров-асов в формировании разных народов и создании основ человеческой цивилизации. Информация из Золотого Предания иров повествует о первых монотеистах, создателях мировоззренческих концепций, идеологических систем, философско-этических учений, о первых металлургах, о первых наездниках, приручивших лошадь, кораблестроителях, архитекторах, гончарах, художниках, о лучших в мире воинах, с первыми металлическими доспехами, о лучших в мире сказителях, о выдающихся правителях, солнце-огнепоклонниках, культивирующих возвышенно-благородное отношение к женщине. Эта информация из праисторических времен сохранилась исключительно в духовном памятнике иров.

Современные исследователи подтверждают данные Золотого Предания «Центром древней арийской цивилизации «империи» был Кавказ» (В. Рыбников) [34]. «На тысячекилометровых просторах Евразии предполагается возможность существования реликтового солнечного культа и теонима «кола», именем которого названы великие горы, реки, территории и поселения» (К. Армстронг) [4]. «Искусство «звериного стиля» распространилось на огромной территории, какой уже не знало с тех пор ни одно другое искусство: от Черного моря до Балтики и от Великой китайской стены до Центральной Европы, а после варварских нашествий на Рим – до берегов Атлантического океана и даже за пределы нашего континента» (Л. Любимов) [].

По А. Р. Чочитэ «Средиземноморско-черноморско-каспийское междуморье есть колыбель ари-ас-аланского этнокультурного массива, от которого на разных стадиях его развития отрывались миграционные группы».

«Ироны – это та часть носителей этнокультуры, которая не мигрировала за пределы междуморья – метрополии иронской идеологии».

«Теперь это окончательно установленный факт: ари-ас-аланский язык и ари-ас-аланская история творцов Нартиады – это в первую очередь история современного народа ир-ос-алан».

«В строгом смысле Государство, философия Мон и Единобожие – это основные достижения ир-ос-аланской (или арийской) цивилизации. Другими словами, высшие духовные ценности человечества, выработанные ир-ос-аланской цивилизацией – моральный прогресс человечества выражен основными моральными постулатами ир-ос-аланского Единобожия, ставшего основой региональных систем религий и веры: Ригведа и Авеста, Тора и Библия, мифологии и эпосы Европы, Брахманизм – Кришноизм – Шивоизм, Буддийские тексты и Коран, учения Китая, Кореи, Японии и Океанских островов являют собой региональные адаптации установок ир-ос-аланского Единобожия» [45].

 «Кавказ – географическая и мистическая точка, в которой объединяется начало и конец нынешнего человечества, ось мира» [45].

Реконструкцию праистории человеческой цивилизации из текстов священной иронской триады можно дополнить словами доктора философии Джекоба Коннера (консул США в России 1908 – 1912 гг.): «Современные антропологи считают, что… люди именно этого региона (Скифия, Кавказ), следуя в южном направлении вдоль Волги к Каспийскому морю и к границам Малой Азии, в далекое доисторическое время предприняли опасный поход к более теплому климату и более легким завоеваниям через Иран в Индию и Месопотамию. Именно эти белокожие люди и были предками шумеров и всех древнейших арийских племен Малой Азии – пращурами всех тех, кого назовут затем творцами Цивилизации» [54].

Поэтому только дремучим невежеством можно объяснить, как звучащие сегодня обвинения в неоязычестве, адресованные легендарному народу ир, так и нахрапистые призывы служителей мировых религиозных культов о необходимости его приобщения к той или иной религиозной доктрине. Необходимо понять, что ир-ас-аланы не могут по совершенно объективным обстоятельствам, в угоду незрелым амбициям распоясавшихся клерикалов отринуть свое прамонотеистическое духовное мировоззрение Ирон æгъдау. Не может Божественное целое – Ирон æгъдау потакать прихотям отдельного частного – религии, дин.

Будучи посвященными в сакральную природу Кавказа и индоевропейского мира представители славных фамилий и родовых союзов ир-ас-аланского общества уже в своей новейшей истории (2014 г.) приняли на своем первом Национальном Форуме ALANIA Меморандум – «О придании горным территориям Иристона статуса сакрального центра иронского народа общеиндоевропейского значения». Прозвучавший колокольным набатом призыв иронов к представителям индоевропейских народов широкими всеохватывающими волнами пошел по всей Ойкумене. Воистину ни что не проходит бесследно в этом мире.

***

«Наш мир представляет собой бесконечный танец повторяющихся циклов» [10]. Изначальный импульс, данный великой духовной цивилизацией протоариев осветил нравственным огнем многотысячелетний путь человечества. Уникальная знаковая система, созданная гениальными творцами Працивилизации для передачи сакральной информации о цели жизни и смерти, о единых законах, пронизывающих все три уровня мироздания, о цикличности бытия практически в неизменном виде сохранилась в культурной Традиции народа ир. С помощью кодового языка древние создатели священных гимнов донесли до потомков послание о том, что Кавказские горы являют собой величественную природную Чашу (святая Уацамонга – святой Грааль), которая тысячелетиями хранила божественные знания, что почитание Солнца, как природного символа Верховного божества восходит к глубокой древности.

Солярные элементы продолжают играть главную роль в социальной и духовной жизни народа ир, а солярная символика пронизывает все культурное пространство: мифологию, фольклор, письмо, архитектуру, орнаментику, обычаи, хореографию, национальный костюм, прикладное и ювелирное искусство, музыкальные инструменты, оружие, потрясающий сакральный календарь.

Разработанная система символизма позволяет реконструировать архаическую мировоззренческую систему протоариев. Мировоззренческая доктрина иров-асов – это Солнечная доктрина, которая в доисторические времена объединила под одним знаменем множество народов и которая после чудовищного духовного упадка современной цивилизации способна возродить великую солнечную Працивилизацию – Золотой век человечества, чтобы трон Владыки вселенной в священных Кавказских горах вновь принадлежал огненному дракону – Сыну Божьему.

Представленный свободолюбивым народам мира труд, содержит новое прочтение поразительного предания о Працивилизации, оставленного (зашифрованного) пращурами народа ир для своих потомков. Оно достаточно убедительно подтверждает правоту гипотез, высказанных в разное время разными исследователями о том, что сакральные тексты Священной триады иронов – «Царциаты диссагтæ», «Нарты кадджытæ», «Даредзанты кадагтæ» являются первоисточником по реконструкции мировоззренческой системы Працивилизации. Они позволяют по-новому осмыслить дописьменную и дорелигиозную историю человечества эпохи индоевропейского единства, понять истоки духовного развития древних цивилизаций. Очевидно, что только на этой священной основе возможно определение главного направления дальнейшего развития человечества.

Литература

  1. Абаев В.И. Избранные труды. Религия. Фольклор. Литература. Владикавказ, 1990;
  2. Абаев В.И. Нартовский эпос осетин. Цхинвал, 1982;
  3. Алборов Б. Термин Нарт: к вопросу происхождения нартского эпоса. Владикавказ, 1930;
  4. Армстронг К. Краткая история мифа. М., 2005;
  5. Асов А. Веды Руси. М., 2012;
  6. Бадж У. Древний Египет. М., 2009;
  7. Балати А. Один говорит Ас-аланском. Владикавказ, 2009;
  8. Блуменбах И. Антропологический трактат. Лондон, 1865;
  9. Болатов К., Болатов А. Кто есть Кто в Нартском эпосе. Владикавказ, 2009;
  10. Бренден Г. Время великих перемен. М., 2011;
  11. Бунин О.Н. Буддизм, дзен-буддизм. М., 2007;
  12. Ванеев З.Н. Крестьянский вопрос и крестьянское движение Юга-Осетии в 19 веке. Сталинир, 1956;
  13. Геродот. История. Ленинград, 1972;
  14. Демин В. Арийский след на карте России. М., 2008;
  15. Дзанайты Х.Г. Общенациональная назета «Айдан», №4, 2016;
  16. Доманский Я.В. Древняя художественная бронза Кавказа. М., 1984;
  17. Исаенко А. «Несущие свет в страны ночи». Журнал «Дарьял», №5, 2016;
  18. Калоева Д.А. Даредзановские сказания у осетин. Цхинвал, 1975;
  19. Крамер С. Шумеры. М., 2009;
  20. Кусов Г. Журнал «Цард», №4, Владикавказ, 2007;
  21. Латышев В.В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. ВДИ, 1949;
  22. Лысенко Н.Н. Ассы-аланы в Восточной Скифии. С-П., 2002;
  23. Марков Е. Очерки Кавказа. М., 1825;
  24. Миллер В.Ф. В горах Осетии. Владикавказ 1998;
  25. Мифы народов мира. М., 1991;
  26. Нарты Кæджытта в семи томах, Дзауджикау, 2012;
  27. Немировский А. Мифы древности. Ближний Восток. М., 2001;
  28. Парфенова Ю.В. Конфуцианство, даосизм от А до Я. М., 2007;
  29. Петрухин В.Я. Мифы древней Скандинавии. М., 2005;
  30. Потто В. Кавказская война. Том 5, М., 1889;
  31. Пульс Осетии, №40, Владикавказ, 2006;
  32. Пфаф В.Б. Путешествия по ущельям Северной Осетии. Материалы по древней истории осетин. Сборник сведений о Кавказе. Тифлис, 1872;
  33. Рак И. Мифы Древнего Египта. Екатер., 2005;
  34. Рыбников В. Ведическая культура Руси. Пенза, 2005;
  35. Савельев Е. Древняя история казачества. М., 1915;
  36. Сказания о нартах. Осетинский эпос. Цхинвал, 1981;
  37. Темырханты С. Иры истори. Дзауджикау, 1994;
  38. Техов Б.В. Осетины – древний народ Кавказа. Цхинвал, 1993;
  39. Фрай Р. Наследие Ирана. М., 2002;
  40. Харитонов В. Кельтские мифы. Екатер., 2006;
  41. Хеердал Т. В погоне за Одином. М. 2008;
  42. Цагараев В. Золотая яблоня нартов. Вл., 2000;
  43. Царциаты таурагъта. Дзаудж, 2007;
  44. Чочиев А. Методология ранней истории, образования и искусства. Цх., 2006;
  45. Чочиев А. Методический синопсис истории ранней мировой цивилизации. С-П., 2003;
  46. Шапошников А. Заратустра. Учение огня. М., 2002;
  47. Шарашидзе Дж. Индоевропейская память Кавказа. Вл., 2004;
  48. Шилов Ю. Прародина ариев. Киев, 1995;
  49. Элиаде М. История веры и религиозных идей. М., 2014;
  50. Эпос о Гилгамеше. Сказания о все видавшем. М., 2005;
  51. Дирингер Д. Алфавит. М. 1963;
  52. ru.wikipedia.org;
  53. Войников Ж. Донско-кубанское, или алано-древне-болгарское письмо. Владикавказ. 2018.
  54. Conner Christ waаs not a Jew. N. Y. 1936.

Заведующая отделом сравнительной

мифологии Института национального

развития имени Царазон Ас-Багатара

Лариса ФИДАРАТИ

11.02.2020 г.

 

Join the discussion

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *