Азанбек Джанаев: лестница в небо

обложка

«Людвиг ван Бетховен, потерявший слух, создавал божественные симфонии, Азанбек Джанаев, из-за болезни лишившийся и слуха, и голоса улавливал ведомым только ему способом «музыку сфер» и переводил ее на язык красок, воплощая в бессмертные образы. А «имеющие уши не слышат, имеющие глаза не видят».

 Творцу без слуха и голоса остаются, до конца верны лишь его всепроникающий взгляд художника и сохранившаяся до последних дней жизни потрясающая легкость руки. В этом пребывании наедине с собою, в этом пребывании наедине с героическими пейзажами минувших тысячелетий проявился глубинный смысл одиночества Азанбека. Описываемое одиночество это духовное одиночество Вершины посреди картонных декораций технократического времени, в котором протекала его физическая жизнь. Он все больше и больше отдаляется от окружающей мирской суеты, погружаясь в ведомые только ему художественные формы выражения первообразов Бытия и Иннобытия»…

«По свидетельству людей, Джанаева – равный среди великих мастеров – не во что было даже одеть, когда кончилась его земная жизнь, где ждал его путь вечный, и казалось бы безмолвный. Действительно, случается так, что современники, придают на какой-то период времени забвению солдатов искусства, не чтят и не признают, не платят тем вниманием, которое им по праву принадлежало при жизни. Это всегда уготованная и горькая участь гению, где он всегда остаётся бесконечно одиноким странником. Проходит время, и происходят удивительные метаморфозы, где время и история расставляют все по своим местам. Пришло время, когда имя Азанбека Джанаева, его искусство необходимо вытащит из недр забвения так, чтобы оно воспарило и воссияло на небосклоне. Его умение молчать, – молчанием эпическим, который по сей день взирает на нас глазами без упреков и сожаления через свои произведения, что позволяет нам говорить, – это и есть высшая степень неуемного титанического пути его искусства, и наследие, которое он оставил потомкам ещё только предстоит изучить.

Достигнутые Азанбеком Джанаевым творческие вершины стали для него своеобразной «Лестницей в Небо». В основе этого культурного феномена лежит изначальная приверженность мастера североиранской первоидеи – Жить ради Подвига, верность которой он сохранял на протяжении всей своей сложной жизни. Значительно опередивший своих современников, отверженный обществом, ради которого он нещадно эксплуатировал свой талант Азанбек и сегодня взывает к нам своими бессмертными произведениями».

(АЗАНБЕК ДЖАНАЕВ жизнь в искусстве. Санкт-Петербург, 2018)

обложка

Join the discussion

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *