Хетагкаты Коста: поэт-пророк

Коста-Пророк

От главного редактора газеты «AJ°DÆN»

Общемировые события последних месяцев, связанные с повсеместной пандемией вируса, страха и невежества грозят накрыть с головой все человечество. На этом фоне мы невольно стали свидетелями абсолютной беспомощности, инфантильности многих политических деятелей, региональных баронов, которые, не имея необходимых профессиональных, личностных качеств, взяли на себя смелость управлять государствами и народами. Разворачивающаяся на наших глазах драма грозит исчезновению с политической карты мира целых государств. Поэтому, все больше и больше людей приходят к ясному пониманию наличия системной ошибки, заложенной в навигацию корабля под названием ЧЕЛОВЕЧЕСТВО.

Народы мира, не находя ответов на поставленные нашим смутным временем вопросов, все больше и больше убеждаясь в противоречивом и антигуманном характере господствующих в современном мире идеологем закономерно начали обращаться к нетленным заветам своих предков. Идеи, заложенные в трудах мыслителей прошлых эпох, народные мифы и легенды, повествующие об удивительных героях, спасающих, казалось бы, из безвыходных ситуаций целые народы, невольно стали превращаться в спасительные ориентиры для современных поколений.

 В этой связи, следует напомнить нашим читателям, что на состоявшемся в 2014 г. «НАЦИОНАЛЬНОМ ФОРУМЕ АЛАНИЯ», который прошел в г. Владикавказе под организационным, руководящем началом «ИНСТИТУТА НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ИМЕНИ ЦАРАЗОН АС-БАГАТАРА» был принят ряд значимых исторических решений. В частности, данный представительный полутора тысячный форум аланского народа провозгласил КОСТА ЛЕВАНОВИЧА ХЕТАГКАТЫ поэтом-пророком.

Бесспорно ХЕТАГКАТЫ КОСТА в силу совершенно объективных причин выступает для всего человечества и, прежде всего, для нашего народа тем спасительным духовным магнитом, который способен объединить и преобразовать общество.  Разве не ко всем участникам трагических событий, произошедших 20 апреля 2020 г. в г. Владикавказе обращены его проникновенные слова:

 «НЕ ВЕРЬ МОИМ РЕЧАМ ИСПОЛНЕННЫМ ПРОКЛЯТЬЯ,

НАСМЕШКИ ЗЛОЙ И ЛЖИ, – Я ИМ НЕ ВЕРЮ САМ, –

НАПРОТИВ ВЕРЬ, ЧТО МЫ КАК ЛЮБЯЩИЕ БРАТЬЯ

ВОЗДВИГНЕМ НА ЗЕМЛЕ ОДИН ВСЕОБЩИЙ ХРАМ.

ХРАМ ЖИЗНИ ТРУДОВОЙ, НАСИЛЬЮ НЕДОСТУПНЫЙ,

СОЗНАТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ, БЕЗ ПЫТОК И КРОВИ,

ХРАМ ЧИСТОЙ СОВЕСТИ И ПРАВДЫ НЕПОДКУПНОЙ,

ХРАМ ПРОСВЕЩЕНИЯ, СВОБОДЫ И ЛЮБВИ!»

Вместе с тем, для многих из наших современников остается закрыт для восприятия самый глубинный сакральный пласт его творческого наследия. Отсутствуют навыки в проникновение его философского взгляда на жизнь, подосновой которого выступает древнее духовное мировоззрение северных иранцев ИРОН ÆГЪДАУ.  Наряду с этим, только в культуре народа ИР имеется прямое указание на наличие образного, таинственного хатиагского языка (ирон. – хатиаг æвзаг), которым в совершенстве владели наши пращуры.

 По устоявшейся литературной традиции специалистами, как правило, рассматривается лишь профанный (мирской, материальный) уровень произведений КОСТА, тогда как их истинное сакральное содержание остается вне поля их зрения. Последнее не позволяет социуму Алании вооружиться жизнеутверждающими священными смыслами, заложенными в его произведениях.

Представляемое вашему вниманию эссе Заведующей отделом сравнительной мифологии ИНСТИТУТА НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ИМЕНИ ЦАРАЗОН АС-БАГАТАРА – Ларисы Георгиевны Фидарати дает ясное представление о феномене поэта-пророка КОСТА, виртуозно владевшего хатиагским языком и той непреходящей ценности, которое имеет его наследие для настоящего и будущего нашего народа.

___________________________________________________

 Глубокий символизм заложен в живописных картинах и поэтическом творчестве великого Коста Хетагкаты. Знаток тайнописи Працивилизации именно на хатиагском языке создавал большую часть своих произведений «Обманчива простота поэзии К. Хетагкаты, каждый образ его таит в своих недрах, помимо прямого значения, миф или предание» (Ш. Джиккайты). Популярное стихотворение «Безумный пастух» обычно воспринимают, как детское, шуточное повествование о глупом пастухе. Более вдумчивые исследователи обращают внимание на эмоционально-психологический аспект образа пастуха. Но с какой бы стати блестящий знаток хатиагского языка Працивилизации включал этот курьезный сюжет в свой бессмертный сборник «Ирон фандыр»?

Безумный пастух Хетагкаты – образ мифологический, имеющий многочисленные параллели как в мировой, так и в национальной традиции. Солнечные боги – Аполлон, Кришна, Митра, нарт Сослан – были пастухами. В сказаниях о Царциата есть образ одиноко сидящего на вершине горы пастуха, обладателя двух волшебных ножичков, который бросается с заоблачной высоты на землю. Двумя чудесными ножичками владел и небожитель Сафа, зооморфной инкорнацией которого является огненный дракон. С такими же ножичками изображался древнеегипетский бог мудрости Тот. Солнце в древних культурах также называли небесным пастухом. «Детское» стихотворение на самом деле соткано из архетипов – мировая гора, пастух человеческих душ – мудрец на вершине горы, то есть духовной обители (безумный на иронском языке – æрра, где лексема «ра» – солнце, «ар» – порождать).

 В мифах индоевропейцев вершина горы есть обитель богов. Белые облака, туман – это граница между духовным миром и материальным, камень – символ души и огня. Пастух – лæг (уæл-уæг – высший нрав) – это огненный дракон (на востоке просветленные учителя зовутся драконами), два ножичка – это зубы дракона, солнечная энергия, оплодотворяющая землю и питающая ее духовными соками. В греческой мифологии предводитель аргонавтов Ясон проходит инициатические испытания по приказу сына солнца Ээта – укрощает двух огненных быков (жизненные энергии) и сеет зубы дракона (высшая ступень инициации), получая в награду Золотое руно – божественные знания.

В богатейшем иронском хореографическом наследии сохранился древний ритуальный танец с кинжалами. Это танец солнечного божества, порождающего все живое своими лучами-энергиями (кинжалы-зубы дракона).

Этот же принцип художественного кодирования информации лежит в основе других известных стихотворений поэта. Так, стихотворение «Мать сирот» исследователи творчества Хетагкаты преподносят как поэтическую зарисовку безрадостной вдовьей доли женщины-горянки. При этом крайне редко сопоставляют сюжет произведения иронского поэта с аналогичными сюжетами фольклорного фонда в других культурах (туркменская сказка «Когда шел дождь», и т.д.), где речь также идет о бедной вдове, которая сидит у очага и варит в котле камни, чтобы успокоить голодных детей. Если это «кочующий» сюжет, то только ли идея беспросветной нищеты занимала такого тонкого художника, как Коста Хетагкаты. Не является ли образ матери сирот адаптацией образа иронской богини у очага, сидящей в хтонической (порождающей) зоне мироздания. Поэт мастерски передает все признаки хтона – ночь, вой бури, холод, коченеющий ворон и т.д. Отсюда богиня, варящая камни – варит (порождает) новые души.

В символике камень часто означает огонь и человеческую душу, также, как и бобы, являются растительным кодом нарождающейся души. Известно, что в школе Пифагора по этой причине ученикам запрещалось употреблять в пищу бобы. Именно этот сакральный пласт стихотворения многократно усиливает его эмоциональное восприятие и выгодно отличает от региональных вариантов, где «кочующий» сюжет имеет иногда нравоучительный, иногда комический, как в туркменской сказке акцент. Дети вдовы есть аллегория, относящаяся к духовным знаниям. Ключ к пониманию семантических узлов этого произведения лежит в сакральной значимости понятия вдова (сидзæргæс), прочитанного на хатиагском языке. В поэзии Хетагкаты также как в произведениях древних мастеров за внешней простотой и даже обыденностью образа всегда скрывается мировоззренческая составляющая.

Казалось бы, что нового можно почерпнуть из старого, затертого сюжета о глупой вороне и хитроумной лисице? И древнегреческий баснописец Эзоп и Лафонтен и Крылов, – все использовали эти образы как наглядную иллюстрацию человеческой ограниченности и изощренного коварства. С какой целью Хетагкаты прибегает к этому известному с древних времен сюжету и даже включает его в свой сборник «Ирон фандыр», в котором каждое стихотворение отражает какую-то грань народного характера, а все вместе – целостную картину мира народа Ир.

Перед нами популярнейший сюжет индоевропейской мифологии: мировое древо, вершина которого маркирует духовный мир, а основание – мир материальный. Ворона с кусочком сыра на вершине древа с реликтового языка иров-асов читается как халон, где хал это жребий, вереница, цепь, а он показатель принадлежности. В суфизме корень хал означает божественную благодать. Отсюда халон имеет отношение к золотой цепи Традиции и божественным знаниям, так как сыр – пищевой код знаний, а вершина дерева – это всегда духовная сфера, обитель богов. В качестве символа солнца ворон(а) считался вестником богов – Митры, Аполлона, АфиныОдина, которого всюду сопровождали два ворона – Хугин и Мунин. В китайской и японской мифологии ворон(а) также является посланцем богов и связан с солнечными культами. В Нартиаде солнечный герой Сослан перед своей гибелью благословляет ворона.

Образ лисы в стихотворении символизирует материальные энергии, являясь воплощением низменных эмоций и желаний. Она своими льстивыми речами одурманивает ворона, а потеря бдительности влечет за собой потерю божественного дара – сыра (символа знаний). В таком прочтении данный сюжет имеет отношение к феномену сознания. Как и в скандинавской мифологии, ворон является символизацией высшего разума, а лиса – персонификацией интеллекта, ума.

В Традиции иров разум и ум – это два полюса сознания. В Нартиаде данная оппозиция представлена парой Сослан – Сырдон. Чем выше осознанность героя, тем сложнее хитрецу Сырдону с ним справиться, как только Сослан теряет бдительность, Сырдон наносит ему смертельный удар.

Хетагкаты-художник в своем произведении «Ворона и лиса» образным языком раскрывает духовную историю народа, который находясь на высочайшем уровне нравственного развития, постепенно растерял свой Фарн – божественную благодать, поддавшись материальным соблазнам. Веря в неминуемое возрождение народа, поэт-пророк ясно осознавал свою миссию хранителя культурного наследия, архетипов, по которым легко реконструировать духовно-нравственные ценности Працивилизации Ир.

Только космическое сознание генетического наследника древнейшей цивилизации человечества могло породить бессмертные строки:

«ВЕСЬ МИР – МОЙ ХРАМ,

ЛЮБОВЬ – МОЯ СВЯТЫНЯ,

ВСЕЛЕННАЯ – ОТЕЧЕСТВО МОЕ».

Эта формула гармонии родом из Працивилизации иров (асов). На сегодняшний день ни одна политическая или общественная сила в мире не способна не то что реализовать, но даже провозгласить нечто подобное.

 

Заведующая отделом сравнительной мифологии

 Института Национального Развития им. Царазон Ас-Багатар

Лариса ФИДАРАТИ

01.05.2020 г.

 

Join the discussion

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *