Працивилизация ИР — пернатый змей (дракон)

Апи 2

Узнаваемым символом в искусстве древних цивилизаций индоевропейцев является образ пернатого змея (дракона), встречающийся на рельефах и росписях гробниц Древнего Египта, на цилиндрических печатях Шумера, в искусстве Вавилона, Ассирии, Индии, знаменитые драконьи штандарты скифо-сармато-алан, продолжавшие традицию кобано-тлийских (иронских) художественных канонов – все является порождением высшей мифологии древних иров-асов. В живой природе невозможно встретить крылатых змей, быков, овнов, ослов, козлов, рыб и т.д., но в глубоко символическом искусстве древних ариев они занимают ключевое место, как сакральные знаки духовного учения. Все они являются «солнечными животными» (зооморфными эмблемами солнечных божеств), маркирующими различные сегменты священного солнечного календаря иров. Крылатые змеи-драконы сопровождают ладью или колесницу бога Солнца в мифах индоевропейцев, что так же находит объяснение в культурной традиции иров, которые обладали поразительными знаниями о природе солнечной энергии.

По сегодняшний день в Иристоне сохранились склеповые захоронения с погребальными ладьями и веслами – наследие древней погребальной культуры, память о солнечной ладье. В мифологических текстах солнечный герой Сослан с удивлением взирает на свою жену – дочь солнца (энергия солнца), которая превращается, то в змею, то в лягушку. Солнечная энергия, солнечные кванты представляют собой волну и частицу одновременно, т.е. в образном выражении характеристики тела змеи (волна) и прыгучесть лягушки (частица) передают субатомную природу света. В результате выстраивается семантическая цепь, которая восходит к доисторическому духовно-этическому учению, к мироустроительной категории – Ирон æгъдау: солнце – свет – знание – духовное учение. Синонимом слова змея (ирон. къæлм) является определение «хилаг» (извивающаяся, волнообразная), которое содержит древнюю лексему аг (уаг – нрав), т.е. подтверждается связь образа пернатого змея (дракона) с солнцем и высшим нравом.

Пернатый змей – метафора тонкой (духовной) энергии.

Еще один образ, связанный с символикой змея-дракона – это жемчужина в пасти дракона. Древнегреческие авторы упоминают о скифском обычае разрубать голову змеи и извлекать маленький камешек в виде бусинки, который, по их представлениям, приносил удачу. Об этой бусине упоминают фольклорные и мифологические сюжеты скифо-сармато-алан и Иронская Нартиада. Этот образ занимает важное место в национальной обрядности иронов. Сыкъурайы фæрдыг – бусина желаний соотносится с солнцем и жизненной энергией. Столь высокий уровень кодирования информации о нанометрическом устройстве жизни в глубокой древности не может не поражать. При этом важнейшим индикатором культуры иронов являлась идея высшего нрава, все названия «солнечных животных» содержат вышеуказанную лексему аг (уаг – нрав), т.е. весь язык форм древнейшей культурной традиции связан с тщательно разработанной концепцией духовно-нравственной гигиены нации:

  1. Зæлиаг кæлм (дракон);
  1. Хилæг (змея);
  1. Саг (олень);
  1. Къæдтаг хуы (вепрь);
  1. Кæсаг (рыба);
  1. Уæрхæг (волк).

В иранской мифологии есть образ правителя Заххага, который позволил демону зла поцеловать себя в плечи, вскоре на этих местах появились змеи, которые каждый день требовали себе пищу – человеческий мозг. Аналогичный сюжет бытовал в скифской среде и отразился в известном изображении скифской богини Апи, из плеч которой растут две змеи (см. иллюстрации). Такой же изобразительный мотив встречается на шумерских цилиндрических печатях.

Похожая символика присутствует в изображении критской Богини с двумя змеями в руках, ближневосточных Богинь с двумя змеями, скандинавской Богини, восседающей на упряжке из двух змей и т.д. Есть археологическое подтверждение этого изобразительного мотива, которое приводит профессор Юрий Шилов: «В захоронениях доскифской культуры Аратты вдоль костяка находятся скелеты двух змей». Эта устойчивость образного выражения не может не поражать, тем более, что сакральные смыслы этой образной знаковости уходят корнями в культурную традицию иронов и могут быть расшифрованы только с хатиагского (иносказательного) языка нартов-ариев и из их феноменальной мифологии. Этот символический язык лучше всего говорит об особенностях древнейшего учения и родившейся на его основе культуре иров (асов), которые видели в символике не просто образную систему, а средство постижения мировоззренческих смыслов.

В соответствие с данным учением образы двух змей передают сакральные знания о невидимой (энергетической) природе человека и его связи с солнечной энергией. Это аллегорическое изображение двух мощных жизненных энергий, скользящих вдоль позвоночника и в идеале приводящих к просветлению, к солнечному нраву. В Нартиаде древнейшее солнечное божество иров – златокрылый Уастырджи имеет двух жен (божественные, солнечные девы соотносятся со змеями), т.е. знаково воспроизводится образ мирового древа, по стволу которого циркулируют жизненные соки.

Необычным следует считать и прием изображения образа змеи — это стоящая на хвосте змея. Этот зооморфный символизм встречается в кобано-тлийских бронзовых изделиях, в скифской пластике, на шумерских печатях, в росписях египетских гробниц, в скульптурных композициях Индии и Китая. Очевидно, что повсеместное распространение данного бестиарного образа на огромной территории от Японии до Атлантики в связи с изображениями солнечных Божеств, само по себе, говорит о единых мировоззренческих корнях столь необычного художественного стереотипа.

Мифологические божества солнца индоевропейцев – зороастрийский Митра, египетские божества Солнца Ра, Хор, Амон, индийские Вишну и Шива, греческая Афина, Аполлон – все изображались в обрамлении змей и это парадоксально, так как змея скорее образ хтонический. Священные тексты иров-асов содержат разгадку столь оригинального мотива, в котором змея, стоящая на хвосте возле солнечных животных, является эмблемой солнечной энергии, возвращающейся к источнику, к солнцу. На кобанских поясных пряжках этот образ расположен рядом с солнечными животными – оленем, конем, быком. Отсюда становятся понятны фантастические образы, созданные в недрах художественных школ, творцами мировоззренческих концепций древнейшей цивилизации иров: змееногая дева-прародительница скифов, Медуза-Горгона греков, полузмеиные образы египетских верховных богов, индийские наги, китайские боги-созидатели, библейский Моисей, поднявший над головой шест с медной змеёй, гностики, изображавшие змею на кресте и т.д. Так образное мышление протоариев кодировало свои уникальные знания о природе солнечной энергии.

Изображение змеи наделялось различным символическим содержанием в эпоху архаики. В герметических текстах есть образ дракона Пимандра (мировой разум), разъясняющего Гермесу законы мироздания. В «Нараяне» мудрый дракон, везущий колесницу солнца, поучает брамина, рассказывая о великом чуде, как на небе появилось второе солнце и, приблизившись к Великому светилу, слилось с ним воедино. В Нартиаде солнечный герой Сослан вместе с дочерью Солнца поднимается по солнечному лучу в гости к источнику жизни. Все три приведенных сюжета связаны с феноменом сознания и с идеей возвращения чистой психической энергии к Солнцу.

ИРОНЫ, ОСМЫСЛЕННО ГОРДИТЕСЬ СВОЕЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИСТОРИЕЙ И КУЛЬТУРОЙ!

Заведующая отделом сравнительной мифологии

 Института Национального Развития имени Царазон Ас-Багатара

 ФИДАРАТИ Лариса Георгиевна

Join the discussion

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *