Ассимиляция алан/иров

АЛАНЫ

Очень часто в работах по аланистике происходит смещение понятий и смыслов, трактующих особенности этносоциальной истории аланского/иронского народа.  Навязанные отечественной историографией стереотипы не позволяют ясным взглядом окинуть перипетии их исторической судьбы. Во многом по этим причинам историко-культурное, материальное наследие этого народа находится сегодня в эпицентре необоснованных притязаний со стороны других народов. Поэтому в данной публикации будет прояснен вопрос связанный с ассимиляцией иронского/аланского народа и сохранностью его основных нациеобразущих признаков.

Исследователи, начиная от Геродота, Тацита отмечали специфическую способность североиранцев как инкорпорировать в свою среду другие этнические группы, так и их предрасположенность к естественной ассимиляции. Надо полагать, данная способность вытекает из общемировоззренческих устоев североиранского этнокультурного массива, в котором другие этнические группы, социально-политические общности не рассматриваются с антагонистических позиций (свой – чужой). Центральное место в индоиранской культурной традиции занимает идея Мирового древа или Матери земли, дающая жизнь всему сущему, чтобы снова ее забрать для рождения новой жизни.

 Очевидно, в этом вечном круговороте, включающем в себя смену двух бинарных оппозиций – жизни и смерти, нет места эгоцентричным положениям, национальным и расовым предрассудкам. Отсюда, по-видимому, вытекает и комплиментарность      аланского/иронского народа, что подтверждается полиэтническим характером образуемых им государственных образований, начиная с древнейших времен. Здесь достаточно беглого сравнительного анализа национального состава   Алании (РСО-Алания, РЮО – Государство Алания) сегодняшнего дня и ее окружения, чтобы вновь наглядно убедиться в этом.

Отвечая на поставленный выше вопрос следует, прежде всего, определиться с тем, что происходит в результате активного длительного взаимопроникновения национальных культур, при прочих равных условиях. Безусловно, данный процесс не приводит в конечном итоге к образованию новой устойчивой общности людей. Он приводит к преобладанию одной культурной традиции (включающей языковые особенности) над другой. То есть, происходит процесс естественной ассимиляции.

В этой связи приведем следующие примеры ассимиляции алан/иров:

  • финно-угорский культурный массив выступил в качестве преобладающего в исторической судьбе ясов (алан) Венгрии («мы венгры, но мы ясы»);
  • в результате слияния этнокультурных особенностей ираноязычных алан и тюркоязычных огузских племен произошел туркменский народ. Одно из его подразделений «олам» и сегодня выводит себя напрямую из аланского этнического массива;
  • казаки Дона, Кубани и Терека, как известно, вобрали в себя социальные и этнокультурные особенности ираноязычных алан. Однако, и здесь верх одержал южнославянский массив;
  • балкарцы, карачаевцы (горские татары) возникли в результате взаимодействия двух элементов – пришлого тюркского и местного североиранского, при ведущей роли первого (тюркского);
  • монгольский и китайские элементы выступили в качестве преобладающих в исторической судьбе алан, мигрировавших на восток. Последнее находит свое подтверждение в бытующих и сегодня здесь наименованиях асуд, асолл, усунь и др.
  • народы Западной Европы – каталонцы, ирландцы, шотландцы, швейцарцы, саксонцы в своей основе имеют ир-ас-аланские корни, но и здесь, в процессе этногенеза, окончательное слово оказалось за романским, кельтским, германским этнокультурными массивами.

Таких примеров, к сожалению, можно приводить очень много.

Главная мысль, вытекающая из приведенного материала, заключается в том, что народ ир/аланы оказал существенное влияние на становление многих этнических общностей. Однако из этого не вытекает, что они автоматически превратились в носителей всей совокупности присущих североиранцам этнонациональных черт. Можно сказать, что они сложились в качестве отдельных этносов и субэтносов при их непосредственном участии,  но при этом остались в рамках своей этнической матрицы. Утверждать обратное значит идти против основ естествознания и обществознания.

В противоположность этим процессам, ныне живущим на Кавказе ирам/аланам (в русскоязычной традиции XIV в. ясам, с середины XVIII в. осетинам) удалось, впитав культуру многих народов, сохранить в архаичной чистоте характерные элементы, черты, признаки, составляющие основу североиранского этнокультурного массива. Здесь североиранская культура смогла полностью сохранить свои доминирующие позиции, подчинив своему этногенетическому коду привнесенные извне элементы этнической культуры других народов.

Многолетние исследования, проведенные сотрудниками ИНСТИТУТА НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ИМЕНИ ЦАРАЗОН АС-БАГАТАРА позволили обобщить большой массив информации, характеризующий степень трансформации основных нациеопределяющих признаков аланского/иронского народа (см. таблицу) начиная с момента их окончательного ухода в горы Центрального Кавказа (конец XIV в.) и до наших дней (начало XXI в.). Приведенные данные более чем наглядно свидетельствуют о том, что изменения либо полностью отсутствуют, либо носят частичный характер. Частичная трансформация носит относительный характер, т.к. она была обусловлена необходимостью для народа приспосабливаться к выживанию исключительно в замкнутом пространстве горного ландшафта, т.е. изменения происходили, большей частью, под воздействием господствующей природной среды.

Табл. 5

Таким образом, основные этнонациональные, этнокультурные, этнополитические признаки сохраняются ир-ас-аланами на протяжении последних как минимум семи тыс. лет (V тыс. до н.э. – III  тыс. н.э.). Самое главное все эти признаки они воспроизводят и сегодня в своей повседневной жизни. Другими словами налицо прямая историческая, этнонациональная преемственность поколений иронского/аланского народа, которую они демонстрируют на протяжение многих тысячелетий.

Здесь и сакральная символика, отложившаяся в национальном искусстве, языке, танцах; и идея священного духовного пути восхождения – Дзæуæггаг, имитирующая годовой путь дневного светила; и покровитель этого пути, медиатор между Богом и людьми в образе Златокрылого Уастырджи; и солнечный календарь Нартиады – ирон мæйрадуаг, совпадающий во всех деталях с народным календарем, по которому ир-ас-аланы живут и сегодня; и самый близкий по звучанию к праязыку индоевропейцев ирон æвзаг; и, конечно же, духовное мировоззрение Ирон æгъдау, выступающее в качестве Универсума –  модели Вселенной, которому и сегодня следуют нарождающиеся поколения иронского/аланского народа.

Спрашивается, какие еще характерные элементы своего национального «Я» должны были сохранить аланы/иры, чтобы им было позволено называться самими собой?

В этом отношении, трудно найти другой исторический народ, которому удалось бы на протяжении семи тысяч лет (V тыс. до н.э. – начало III тыс. н.э.) сохранить в такой архаичной чистоте свои основные нациеопределяющие признаки, как это удалось сделать ныне здравствующим поколениям иронов/алан. То есть, преемственность этнокультурных, этнонациональных кодов ир-ас-аланского народа не имеет аналогов в мировой истории. Именно эту сторону аланского феномена имел ввиду величайший гуманист и просветитель Н. Рерих констатируя: «Счастливы должны быть осетины, измеряя славные корни свои».

Отсюда следует, что при всем многообразии воздействий на культуру этого народа иннокультурных этнических сообществ и даже цивилизаций, она, в своей основе, и сегодня остается североиранской, являя собой, характерный пример устойчивости этнического комплекса.

Из проведенного ИНСТИТУТОМ НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ИМЕНИ ЦАРАЗОН АС-БАГАТАРА исследования становится очевидна и вся ребяческая несусветность притязаний людей, людских сообществ на историко-культурное наследие ир-ас-аланского («осетинского») народа. Задача в одночасье стать аланами не имеет логического решения, поскольку для этого необходимо быть неформальными носителями всех вышеприведенных характерных этнонациональных признаков данного народа. Способны ли они на это?!

Пусть каждый самостоятельно ответит на этот простой вопрос.

Директор Института Национального Развития им. Царазон Ас-Багатара,

профессор Хадзымат ДЗАНАЙТЫ

Join the discussion

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *