Захват сакральных территорий и объектов Иристона / Алании

Горы D

ОТ РЕДАКЦИИ

В редакцию газеты «AJDÆN» поступило много обращений с просьбой дать более развернутое представление о «САКРАЛЬНОМ ЦЕНТРЕ АЛАНСКОГО НАРОДА ОБЩЕИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЗНАЧЕНИЯ». Понять наших читателей можно, поскольку в наши дни, на наших глазах происходят беспрецедентные действия по захвату сакральных территорий иронского народа представителями РПЦ. Так, из записи на ютубе Круглого стола, посвященного раскопкам в селении Нузал царского могильника рода Царазонта от 15 октября 2020 г. (СОИГСИ), широкая общественность вдруг узнала о том, что памятник федерального значения Склеп-Мавзолей последнего иронского/аланского царя Царазон Ас-Багатара еще в 2015 г. был передан в ведение РПЦ. То есть, республиканские чиновники, не поинтересовавшись мнением общественности, специалистов, в противоречие с решениями, принятыми на первом «НАЦИОНАЛЬНОМ ФОРУМЕ АЛАНИЯ» (2014 г.) передали РПЦ, которая согласно ст. 14 Конституции РФ отделена от государства, уникальный объект культурного наследия нашего народа. Никакого отношения РПЦ к данному памятнику не имеет и иметь не может. Представитель Комитета по охране и использованию объектов культурного наследия РСО-Алания, директор ГБУ «Наследие Алании» (Габоева Л.Р.), длительное время курирующая данную сферу прелюдно поведала о том плачевном состоянии, в котором сегодня находится данный памятник. Театр абсурда, да и только.

После того, как народ совершенно справедливо возмутился творимой на месте средневековых захоронений (с. Нузал) вакханалии, ему, уже задним числом, было милостиво обещано повторно после обследования, предать земле останки наших предков. Показательно, что главный актор происходящего в Нузале, т.е. руководство региональной ячейки РПЦ, полностью проигнорировавшее заседание данного Круглого стола, по сей день, так и не сочло для себя возможным и необходимым принести публичные извинения иронскому народу за нанесенное ему очередное оскорбление.

Представленный в ютубе видеоотчет по материалам Круглого стола («Битва за прошлое Алании.https://www.youtube.com/watch?v=DH5sYPqSHh4. Дата обращения 17.10.2020) дает основания для следующих констатаций и предложений:

  1. Полное деклассирование, т.е. демонстрация профессиональной несостоятельности руководителей государственных учреждений, ведающих вопросами истории и археологии в РСО-Алания, потворствовавших неправомерным действиям в отношении памятника культуры федерального значения. Напомним, не они, а общественность остановила глумление над останками наших предков, не они, а общественность поставила вопрос о неправомерности передачи в ведение РПЦ склепа рода Царазонта;
  1. Необходимость привлечения к административной, уголовной ответственности должностных лиц, доведших памятник культуры федерального значения (склеп рода Царазонта) до столь плачевного состояния и осуществивших его неправомерную передачу в ведение РПЦ;
  1. Незамедлительно возвратить Склеп-Мавзолей Царазон Ас-Багатара с прилегающей к нему территорией из ведения РПЦ в ведение Министерства культуры РСО-Алания;
  1. В соответствии с ИРОН ÆГЪДАУ, т.е. в соответствии с традиционной культурой иронского народа организовать в с. Нузал мемориальный комплекс «ЦАРАЗОНТА – ЦАРИ СРЕДНЕВЕКОВОЙ АЛАНИИ/ИРИСТОНА» с развертыванием сакрального пантеона их династии, олицетворяющей героическую многовековую борьбу ир-ас-алан против многочисленных иноплеменных, инокультурных захватчиков.

С учетом всего изложенного считаем, что только полная реализация принятых аланским/иронским народом на первом «НАЦИОНАЛЬНОМ ФОРУМЕ АЛАНИЯ» (2014 г.) решений по приданию горным территориям Алании статуса «САКРАЛЬНОГО ЦЕНТРА АЛАНСКОГО НАРОДА ОБЩЕИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЗНАЧЕНИЯ» способна остановить необоснованную экспансию инокультурных сообществ на священные места горной Алании/Иристона, уничтожение нашей культуры.

Ниже приведен текст публикации от 2014 г., посвященный этому актуальному вопросу, в которой сотрудники ИНСТИТУТА НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ИМЕНИ ЦАРАЗОН АС-БАГАТАРА предупреждали о необходимости его скорейшего решения.  Сегодня более чем очевидно, что игнорирование воли народа руководством как Северной, так и Южной Алании привело к крайне негативным общественно-политическим последствиям – росколу общества в Алании.

__________________________________________________________________

САКРАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ОБЩЕИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЗНАЧЕНИЯ

 ИРЫ АДÆМ!

ИУМÆЙАГÆЙ БАХЪАХЪХЪÆНÆМ НÆ ФЫДÆЛТЫ ХÆЗНАДОН!

МА БАУЗАДЗÆМ НÆ РУХС ДЗУÆРТÆЙ ÆМÆ КУВÆНДÆТТÆЙ ХЫНДЖДЫЛÆГГАГ САРАЗЫН!

Духовная культура народа выступала и выступает движущей, определяющей силой развития общества. Поэтому материальное только тогда становится благом, когда оно зиждется на духовно-нравственных устоях народа, его представлениях об идеаль­ном. Напротив, фетишизация общественных отношений ведет народы, социально- политические общности не по эволюционному, а по инволюционному пути. В безнрав­ственном обществе теряется сам смысл развития материального.

Придание географическому центру этнической терри­тории алан (осетин) офици­ального статуса САКРАЛЬ­НОГО ЦЕНТРА ОБЩЕИНДОЕВОПЕЙСКОГО ЗНАЧЕНИЯ вытекает из необходимости сохране­ния для нарождающихся поколений их традиционной духовной культуры. Проблема заключается в том, что на сегодняшний день безвозвратно утраченными для аланской культуры следует считать духовные центры, некогда располагавшиеся на господ­ствующих высотах бескрайней ев­разийской степи. Данные центры в силу известных исторических, политических событий перешли под кон­троль народившихся 1,5 – 3,0 тыс. лет тому назад мировых религиозных конфессий. Именно на этих сакральных высотах Ариана Веджа (Арий­ского Простора) впоследствии были воздвигнуты многочисленные рукот­ворные храмы. В текущий период на стадии утраты находятся центры ду­ховной силы и духовного воспитания аланского народа, расположенные в горной Алании (Республика Север­ная Осетия-Алания, Республика Южная Осетия).

В наши дни при полном игнориро­вании мнения абсолютного большинства аланского народа происходит последовательное проникновение и беспрецедентный захват религи­озными конфессиями этой сакраль­ной части территории священной Алании. Последнее входит в прямое противоречие с основополагающими правами и свободами человека – в частности, неотъемлемым правом на сохранение своей националь­ной идентичности, культуры, своего духовного мировоззрения. Данное право не может быть отчуждаемо, равно как и право личности на сво­боду, жизнь. Поэтому реализация предлагаемых мер позволит не толь­ко положить конец необоснованным притязаниям молодых по своему возрасту религиозных конфессий, но и восстановить некогда порушен­ную систему духовного воспитания аланского народа. Последнее будет способствовать укреплению его на­ционального духа и, соответственно, полноценной духовной жизни.

Отсюда, официальная организа­ция в пределах горных территорий Алании (Осетии) САКРАЛЬНОГО ЦЕН­ТРА АЛАНСКОГО НАРОДА ОБЩЕИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЗНАЧЕНИЯ должна базироваться на его метафизических, духовно-нравственных, этнокультурных представлениях об устройстве миро­здания и своего места в нем. Опре­деляющим здесь является неот­ъемлемое право любого народа на самовыражение через систему своих традиционных духовных ценностей. Ниже приводится перечень обстоятельств, факторов, свидетельствую­щих об исторически объективном, политически оправданном характере предлагаемых к реализации мер, их неразрывной связи с общемировы­ми тенденциями и процессами.

ПЕРВОЕ. Аланы являются пред­ставителями североиранской (арий­ской) ветви индоевропейской языко­вой семьи. Они с древнейших вре­мен населяют территорию Кавказа, его центральную часть. То есть ала­ны являются последними носителя­ми культуры «северных иранцев» в этом регионе.

 ВТОРОЕ. Центральная часть боль­шого Кавказа по обе стороны Глав­ного Кавказского хребта исторически является крупнейшим и древнейшим сакральным, культовым центром индоевропейского мира, имеющим общеарийское (индоевропейское) значение. Поэтому горная часть территории Республики Северная Осе­тия-Алания, Республика Южная Осетия выступают в качестве мате­риальной основы духовного просве­щения аланского народа и других арийских народов с древнейших вре­мен и по настоящее время.

ТРЕТЬЕ. По количеству в этом ре­гионе памятников духовной, материальной культуры алан, т. е. по «плот­ности» расположения здесь святых мест, архаичных замков, городищ, захоронений, культовых сооружений и других памятников истории, духов­ной традиции, он не имеет аналогов в мире. Только общее количество святых мест, мест отправления ду­ховной обрядности – кувандонов со­ставляет более тысячи.

ЧЕТВЕРТОЕ. Время становления духовного мировоззрения аланско­го народа своими корнями уходит в глубокую древность, за обозримые горизонты развития человеческой цивилизации (5 – 3 тыс. лет до н. э.). Сказанное обусловило его отнесе­ние к реликтовому народу индоев­ропейской языковой семьи, а его духовное мировоззрение к ядровой части всемирного культурного на­следия.

ПЯТОЕ. Практически все мировые религиозные системы при своем становлении использовали, в той или иной мере, духовное учение алан. Первоистоком мировых религий вы­ступают верования ир-ас-аланского народа. Поэтому в текущее время про­исходит переосмысление многими народами мира своих религиозных доктрин. Все большее число из них обращает свои помыслы к духовно­му интегральному мировоззрению ИРОН-НÆРТОН ÆГЪДАУ, господство­вавшему в Евразии в эпоху индоевропейского единства народов. В эту эпоху Кавказ выполнял функцию одного из главных сакральных цен­тров этого легендарного мира.

ШЕСТОЕ. В последние два деся­тилетия на аланский народ обруши­лась беспрецедентная по своим масштабам и агрессии пропаганда многочисленных пришлых религи­озных доктрин, что ведет к размыва­нию его этнонационального самосо­знания. По существу, все мы явля­емся свидетелями ярко выраженной искусственной, т. е. насильственной ассимиляции этого народа. Однако даже в условиях управляемого хаоса подавляющая часть ир-ас-алан остается верна своему прамонотеистическому духовному мировоззрению, реа­лизуемому в повседневной жизни через ИРОН-НÆРТОН ÆГЪДАУ.

СЕДЬМОЕ. Современные поколе­ния алан с чувством безмерной го­речи и боли в сердце воспринимают плачевную участь, которая постигла их соплеменников, покинувших свою историческую родину – Кавказ. Увлеченные водоворотом грандиозных военно-политических событий минувших тысячелетий, они оказались не способны противостоять ассимиляционным процессам на чужбине. Выстояв в суровых военных сраже­ниях, аланы проявили чрезвычайную восприимчивость инокультурных ценностей в мирное время. Послед­нее привело к закономерной утрате ими своего прамонотеистического духовного мировоззрения – ИРОН ÆГЪДАУ, своего национального язы­ка, чувства сопричастности к своей национальной истории, традициям и, как следствие этого, своего нацио­нального «Я». Внеся весомый вклад в развитие культуры, государствен­ности многих народов Запада и Вос­тока, сами они канули в Лету. Таковы поучительные уроки истории, сви­детельствующие о недопустимости проявления легкомыслия, слабости, инфантильности в отстаивании пра­ва на свою национальную культуру в широком смысле этого понятия.

ВОСЬМОЕ. В текущий период во многих странах мира, и в первую очередь в высокоразвитых, усиливается неподдельный интерес к историко-культурному наследию аланского народа. Специалисты ведущих университетов, научных центров стран Западной Европы, азиатских стран, США, Израиля, Китая и др. проводят широкомасштабные исследования этого уникального наследия, включа­ющие изучение и преподавание его сакрального языка – ИРОН ÆВЗАГ. В то же самое время на исторической родине этого народа происходит то­тальное разрушение и уничтожение этого наследия. Безжалостно зата­пливаются целые ареалы памятни­ков духовной и материальной куль­туры народа, святые места, уникаль­ные городища, время возникновения которых датируется 5 – 3 тыс. лет до н. э.

ДЕВЯТОЕ. Сегодня ир-ас-аланы един­ственные в мире открытые носители, приверженцы прамонотеистического духовного мировоззрения – ИРОН-НАРТОН ÆГЪДАУ. Данное мировоз­зрение через мифопоэтические об­разы отраженно в Нартиаде (Нарты кадджытæ) и других сакральных текстах – Царциаты диссагтæ, Даредзанты кадджытæ, – являю­щихся объектом поклонения. Вме­сте с тем, многие народы неустанно обосновывают инноаланское про­исхождение Нартовского эпоса в целом, оставляя первенство в этом вопросе за собой. Однако истина за­ключается в том, что возникновение Нартиады ее «принадлежность» можно соотнести только с тем на­родом (народами), чьи представи­тели на протяжении тысячелетий сохраняли и сохраняют сегодня пре­емственность, с общественной и социальной культурой нартовского со­общества. Следовательно, вопрос о том, кому «принадлежит» Нартиада носит риторический характер. Она, выступая в качестве Универсума – Модели Вселенной, является до­стоянием всего человечества. Ала­ны в рассматриваемом контексте выступают в качестве единственных и непосредственных носителей этой духовной культуры. Поэтому вся гор­ная часть территории исторической Алании является последним мате­риальным бастионом, хранящим это духовное наследие.

ДЕСЯТОЕ. Зоной действия дзуаров – являются территории, ограни­ченные соответствующими горными ландшафтами. Вся горная часть тер­ритории Алании естественноисторически поделена на ущелья, которые находятся под покровительством определенных дзуаров. Некоторые из них имеют статус общенародного культового значе­ния. Таким образом, вся вышеобозначенная территория является табуированной ир-ас-аланами с доисториче­ских времен, времен индоевропей­ского единства, когда не было места делению народов по религиозному принципу.

ОДИННАДЦАТОЕ. Употребление на святых местах и в пределах ареа­ла их действия спиртных напитков расценивается как богохульство, осквернение веры отцов. Допусти­мым является употребление во время совершения ритуала исклю­чительно традиционных сакраль­ных напитков – æлутон, бæгæны, къуымæл и др. Поэтому приведение обрядово-ритуального действа в строгое соответствие с этими непи­саными требованиями станет одним из важных факторов, способствую­щих оздоровлению нации.

ДВЕНАДЦАТОЕ. Одна из важных особенностей духовного мировоз­зрения ИРОН ÆГЪДАУ заключается в том, что его приверженцы, в от­личие от представителей религиоз­ных доктрин, не возводят рукотвор­ных храмов. Божественным Храмом для них выступает вся необъятная Вселенная. Поэтому свое молитвословие, обращения к Творцу они осуществляют на лоне первоздан­ной природы – естественного Боже­ственного Храма. В этом качестве у них с древнейших времен выступа­ют горные системы Центрального Кавказа. Согласно их верованиям, насильственное вторжение в эту Богом данную им сакральную сре­ду инородных религиозных систем является разрушением данного Божественного Храма. Поэтому исторически сложившаяся комплементарность, терпимость аланского народа к религиозным ценностям других народов не может служить для последних основанием для вторжения в эту среду.

ТРИНАДЦАТОЕ. Система дзуаров Алании иерархична. Режим досту­па к ним носит строго регламенти­рованный характер. Посещение их связано с соблюдением опреде­ленных условий и выполнением действий сакрального характера. Особо священные места являют­ся запрещенными для посещения представителями инокультурных сообществ территориями. В свою очередь дзуарылæгтæ являются посвященными охранителями свя­щенных дзуаров, территорий. Нали­цо совершенно естественное функ­циональное единство внутренней сакральной составляющей данных территорий и их охранителей. Таким образом, традиционная духовная культура аланского народа является абсолютно самодостаточной, не тре­бующей ни внешнего кураторства, ни тем более внешнего управления со стороны иерархов различных рели­гиозных доктрин.

ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ. Существующая мировая практика взаимодействия религиозных конфессий, отношения к сакральным территориям народов, культур не допускает насильственно­го отторжения, захвата этих террито­рий инокультурными сообществами. Поэтому своевольное проникнове­ние на эти священные для аланского народа территории представителей мировых религиозных конфессий, строительство здесь ими своих куль­товых сооружений расценивается как их осквернение, святотатство. Данные формы культурной агрес­сии входят в прямое противоречие с основными правами и свободами человека, зафиксированными меж­дународным правом, конституциями Российской Федерации, Республики Северная Осетия-Алания, Респу­блики Южная Осетия. Подобные ничем не оправданные действия, полностью игнорирующие мнение аланского народа, ведут к непред­сказуемым социально-политическим последствиям. Именно эти агрессив­ные действия делают необходимым официальное отнесение всей горной части Алании к Сакральному центру духовной культуры ее народа.

ПЯТНАДЦАТОЕ. Предлагаемое ре­шение вопроса ни в коей мере не затрагивает и не ущемляет рели­гиозные интересы, ценности пред­ставителей мировых религиозных конфессий. Оно не ущемляет их возможности по проповедованию своих представлений о мире сущего и мире должного. Каждая из миро­вых религий имеет свои многочис­ленные религиозные сакральные центры, расположенные в местах их традиционного возникновения и функционирования. В Алании они также широко представлены в ее равнинной части. В противополож­ность сказанному ир-ас-аланы другого от­ечества, кроме территории Алании, не имеют. Следовательно, они обла­дают всеобъемлющим моральным, национально-историческим правом на официальное создание Сакраль­ного центра своей духовной культу­ры.

ШЕСТНАДЦАТОЕ. Реализация данного проекта является частью глобального решения глобальной проблемы по выводу человечества из того цивилизационного тупика, в котором оно находится сегодня. Не уничижительное, а возвышеннотрепетное отношение к мировоззре­нию ИРОН ÆГЪДАУ позволит во всей полноте воссоздать порушенную на определенном историческом эта­пе систему духовных ценностей. В этом случае Кавказ, подобно другим сакральным центрам, вновь будет включен во всемирный культурный процесс. Уйдет в небытие отноше­ние к Кавказу как к периферии, на­селенной отсталыми, варварскими народами. Соответственно, неиз­меримо возрастут статусные харак­теристики России как носительницы духовного наследия скифо-сармато-аланского мира. Последнее позво­лит руководству страны (РФ) вы­строить качественно новый формат отношений со своими потенциаль­ными партнерами и оппонентами, что в целом будет способствовать укреплению ее позитивного образа во всем мире.

Включенность или не вклю­ченность в мировой историко-культурный процесс выступает в ка­честве одного из основных критери­ев оценки состояния национальной культуры, соблюдения гражданских прав. В этом отношении показа­тельной является мировая практи­ка функционирования сакральных (священных) территорий. В качестве классического примера священной территории, позволяющей сохра­нять духовные ценности, выступа­ет карликовое государство Ватикан, полуостров – Святая Гора Афон, го­родской округ Тибетской автономии Лхаса и обитель Богов гора Кайлас, город Мекка со священной Каабой. Уникальным с точки зрения рассматриваемого вопроса является город Иерусалим. Каждая из представлен­ных здесь мировых конфессий име­ет свои притязания на различные сакральные части города. Стороны конфликта при этом исходят исклю­чительно из своих религиозных воз­зрений и интересов.

В Российской Федерации по пути официального придания ряду особо почитаемых территорий статуса са­кральных пошла Республика Буря­тия. Здесь в 90-х годах официально признали остров Ольхон «главным святилищем, культовым центром общемонгольского и центральноазиатского значения, олицетворяю­щим сакральную прародину бурят». Остров Ольхон стал официально числиться как культовый центр общебурятского значения. Ряд свя­щенных мест о. Ольхон являются запрещенными для посещения инокультурными сообществами. В Ре­спублике Алтай, Республике Тыва организация сакральных территорий решается на правительственном уровне.

Таким образом, очевидно, что на протяжении всей обозримой истории человечества идет непрекращающа­яся борьба за сакральные террито­рии. Владение данными территория­ми, центрами, придающими новый импульс развитию духовности той или иной социально-политической, этнической общности, выступает не­обходимым условием их полноцен­ного функционирования. В силу этих причин каждый народ стремится обезопасить места своей духовной близости с Творцом от проникнове­ния чуждых ему культурных ценно­стей. Показательной в этом отноше­нии является греческая надпись на камне из решетки Иерусалимского Храма, находящегося в г. Стамбу­ле (ранее г. Константинополь): «Ни один инородец да не перейдет за решетку и ограду к святилищу! Кто будет пойман, пусть пеняет на себя, ибо последует смерть».

Вышеизложенное свидетель­ствует о том, что горные системы Алании не должны рассматривать­ся инокультурными сообществами в качестве «непахотного гуляй-поля» для распространения здесь своих религиозных доктрин. Такое неадек­ватное исторической действитель­ности восприятие наносит ни с чем не сопоставимый урон духовной культуре алан и является вопиющим нарушением их основополагающих прав и свобод. Данные территории с древнейших времен, задолго до воз­никновения мировых религий, высту­пают в качестве единого естествен­ного Храмового Комплекса аланско­го народа. По своей значимости для мировой духовной культуры они не уступают вышерассмотренным ре­лигиозным центрам.

Отсюда становится очевидным, что организация Сакрального центра аланского народа не преследует своей целью ущемление чьих бы то ни было прав, лишение кого бы то ни было возможности своего религиоз­ного самовыражения. Нет, ни в коем случае нет! Это единственная реаль­ная возможность сохранить аланам свои национальные святыни от пору­гания и, соответственно, сохранить свою национальную идентичность. Сохранение за ними данного им от рождения права быть самими собой, не имеет другой альтернативы, т. к. нет ничего более самоценного, чем осознание своего собственного национального «Я», выражаемого, в частности, через следование своей многотысячелетней духовной тради­ции.

 

ДЗАНАЙТЫ Хадзымат,

профессор, директор Инсти­тута Национального Развития

Спецвыпуск «Национальный форум Алания», май 2014 г.

 

Join the discussion

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *